Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.19
  • EUR88.63
  • OIL43.49

4 марта Владимир Путин заявил, что 18 марта — «в день воссоединения Крыма с Россией» — подпишет пакет поправок к Конституции. При этом ранее сообщалось, что президент должен подписать поправки после назначенного на 22 апреля всенародного голосования, в случае, если документ получит одобрение проголосовавших. Тогда обновленный основной закон страны должен был бы сразу вступить в силу. The Insider попросил заместителя заведующего кафедрой конституционного и муниципального права ВШЭ, профессора Илью Шаблинского и кандидата юридических наук Ольгу Кряжкову объяснить, соответствует ли подобная процедура российскому законодательству.

Ольга Кряжкова

Процедура описывается в поправках — об этом говорит третья, новая статья законопроекта. Попробуем в ней разобраться. Мы знаем, что закон должен быть одобрен в трех чтениях в Государственной Думе, затем он отправляется в Совет Федерации, а потом — в субъекты Российской Федерации. Требуется одобрение не менее чем 2/3 от общего числа субъектов. И уже после, насколько я понимаю, его должен подписать президент. Так вступит в силу третья статья. Затем глава государства направляет закон в Конституционный суд, который должен рассмотреть его в течение семи дней и вынести свое решение — соответствует или нет документ действующей Конституции. Если Конституционный суд решит, что он соответствует первой, второй и девятой главам Конституции, то после этого назначается общероссийское голосование. Если же Конституционный суд примет отрицательное решение, то никакого общероссийского голосования проводиться не должно. Процедура запутанная, она не соответствует тому, что сейчас предусмотрено для вступления в силу конституционных поправок, и вызывает множество вопросов.

Насколько это можно понять из текста, подписание закона президентом и вступление его в силу разводятся во времени. В принципе, такое бывает, но согласно законодательству — не с конституционными поправками. Существуют разные способы вступления в силу законов, вплоть до того, что оно оговаривается в зависимости от наступления каких-то событий в будущем... Здесь есть условие — одобрение его на общероссийском голосовании. Но это, конечно, беспрецедентная история — как с точки зрения нашего прежнего опыта введения конституционных поправок, так и мировой истории, во всяком случае тех государств, где конституция что-то значит.

Также я не знаю в зарубежной практике примеров того, чтобы законы выносили на голосование после принятия их парламентом. В нашей ситуации возникает другой вопрос: а референдум ли это? Юридически то, что планируется 22 апреля, никаким референдумом не является. Референдум проводят по соответствующему федеральному конституционному закону. Если бы принималась новая Конституция, то она выносилась бы на референдум, а предварительное подписание ее президентом трудно себе представить.

О процедуре, намеченной на 22 апреля, обычно говорят как о нелегитимной, но я бы сказала, что она и внезаконная тоже. Насколько я понимаю, общероссийское голосование — это способ заретушировать разговор о референдуме и о том, что под видом конституционных поправок меняется Конституция целиком.

На мой взгляд, после того, как принятие закона о поправке состоится в установленном порядке, ничто не мешает объявить, независимо от результатов общероссийского голосования, что все и так вступает в силу. Потому что в данном случае закон будет соблюден.

Если же говорить о самих поправках, то очевидно, что юридической потребности в том, что в них написано, не существует. Нам трудно обсуждать юридический смысл этих поправок — его там нет, а политический замысел устроителей всей этой затеи — за рамками юридических компетенций. Юрист может только констатировать несколько вещей. Во-первых, поправки содержательно очень сильно рассогласовывают саму Конституцию. То, что объявлено как конституционные поправки, расходится с тем, что написано в неизменяемых главах, первой и второй. Во-вторых, процедура внесения конституционных поправок нарушена, начиная с того момента, что разнонаправленные по своему содержанию положения объединены в один документ, и заканчивая общероссийским голосованием, правовое значение и цель которого совершенно непонятны.

Илья Шаблинский

Если в законе о поправках останется формула, по которой поправки не вступают в силу до всероссийского голосования, то это будет противоречить ст. 136 Конституции — железно. Сейчас это только проект, я не знаю, как он будет принят. Но согласно ст. 136 поправка ступает в силу сразу после одобрения не менее чем 2/3 субъектов Федерации.

Я читал в законопроекте, что это сделают только после всероссийского голосования. Это противоречит Конституции. Противоречит — и точка.

Устраивать голосование после того, как поправки вступят в силу, можно, но для этого нужен специальный закон или указ, но поправки уже будут действовать. Можно после этого проводить голосование, но пока нет закона, нет указа президента, есть просто поручение президента озаботиться об этом Центральной избирательной комиссии, но по какому закону? На основе каких процедур? Этого ничего нет. Если такой закон будет издан — ну, что же, пожалуйста, можно вполне. Просто это никакого юридического значения уже иметь не будет.

То есть голосование будет проведено только для того, чтобы получить политическую поддержку. Но в ст. 136 никакого голосования и никакого Конституционного Суда нет. И менять эту статью нельзя.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari