Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD88.44
  • EUR96.24
  • OIL82.15
Поддержите нас English
  • 2015
Новости

А что, так можно было? Юрист - о том, почему действующий президент может быть признан нелегитимным

Лидер оппозиционной Национальной ассамблеи Венесуэлы Хуан Гуайдо объявил себя исполняющим обязанности президента на фоне продолжающихся протестов против действующего лидера страны Николаса Мадуро. Временным президентом Гуайдо уже признали США, Бразилия, Колумбия, Чили и некоторые другие страны. В ответ на это Мадуро заявил о разрыве дипотношений с США и приказал американским дипломатам покинуть страну. Госдеп не подчинился этому решению и объявил, что будет поддерживать отношения с правительством Гуайдо.

The Insider поговорил с экспертами о том, как попытку государственного переворота в Венесуэле трактует международное право, а также о том, каковы шансы Мадуро удержаться у власти.

Сергей Гландин, преподаватель кафедры международного права юридического факультета МГУ:

Случаев, когда другой человек провозглашал себя лидером страны, а действующего главу признавать переставали, было очень много как раз в Южной Америке. Данный вопрос был особенно актуальным для Латинской Америки в XX веке из-за постоянных государственных переворотов и путчей. Доктрина Тобара (Эквадор) 1907 года обосновывала непризнание правительств, пришедших к власти революционным путем. Она рассматривалась как вариант противодействия постоянным государственным переворотам, зачастую при поддержке США. Доктрина Хенаро Эстрады 1930 года гласит: «Новое правительство, даже если оно пришло к власти неконституционным путем, не нуждается в специальном акте признания со стороны иностранных государств». Тогдашний глава МИД Мексики Эстрада расценил злоупотребление правом признания как вмешательство во внутренние дела наций. Она была направлена, прежде всего, против вмешательства США во внутренние дела его страны.

В настоящее время под влиянием внешней политики Вашингтона активно формируется новый обычай о признании в качестве правительства сил, находящихся в оппозиции диктаторскому режиму. Принцип «одна страна – одна власть» уходит в прошлое. С начала нулевых годов официальная политика США отходит от этих позиций в пользу концепции эффективного контроля территории, то есть Штаты могут признать ту власть, которая реально контролирует часть территории определенной страны.

Если взять любой учебник международного права, то даже там не найти положений о неправомерности такой схемы. На международной арене все государства равны. Каждое государство само решает, признавать новую власть определенной территории или нет.

Согласно международному праву, страна = правительство = лидер. В соответствии со статьей 12 Устава Организации американских государств, «политическое существование государств не зависит от признания его другими государствами. Даже до своего признания государство имеет право защищать свою целостность и независимость, обеспечивать свою безопасность и процветание и, следовательно, организовываться так, как сочтет необходимым, издавать законы по касающимся его вопросам и руководить различными органами, а также определять юрисдикцию и компетенцию своих судов. Осуществление этих прав не имеет никаких ограничений, кроме уважения прав других государств в соответствии с международным правом».

Количественные и качественные подходы здесь не очень применимы. Те, кто признал Хуана Гуайдо, теперь считают его легитимным представителем Венесуэлы и могут строить с ним отношения, заключать договоры. Де-юре президентом он себя считать не вправе, поскольку не соблюдена установленная процедура прихода к власти и вступления в должность. А вот исполняющим обязанности или просто временным главой страны он себя объявить как раз-таки может.

Также не нужно забывать про американскую доктрину Монро, в рамках которой у США «первая скрипка» в признании/непризнании смены власти в той или иной латиноамериканской стране. Несмотря на продолжающуюся дискуссию о ее правомерности и соответствии международному праву, это стало обычной нормой международного права в западном полушарии: при смене власти в южноамериканской стране все правительства обращают свои взоры на США, и уже потом определяются с признанием сами.

Применительно к теории международного права есть концепция «правительство в эмиграции». Она характерна не только для событий 1939–1945 годов, когда в изгнание отправились правительства Польши, Франции и других стран. Вспомните про параллельное правительство Кубы, сидевшее какое-то время в США после январских событий в Гаване 1958 года.

Один подобный случай был в Никарагуа. США официально не признали новое правительство Ортеги, но всеми возможными способами поддерживали антиправительственных «контрас». Ситуация привела к разбирательству в Международном суде ООН в 1984 году и формальному поражению Соединенных Штатов.

Если Мадуро решил выслать дипломатов, то МИД страны должен направить соответствующую ноту в американское посольство. США отказались покинуть страну. Но формально дипломаты должны будут подчиниться, иначе в их отношении перестанут действовать предусмотренные Венской конвенцией 1961 года иммунитеты и привилегии. Станут ли они это делать, зависит от того, насколько эффективно Гуайдо сможет контролировать Каракас и обеспечить безопасность дипломатическим агентам и членам их семей. Здесь также нельзя исключать провокации, так как согласно дипломатическому праву, если дипломаты не подчинятся, то через 72 часа за их безопасность и безопасность их семей будет отвечать уже Хуан Гуайдо.

Виктор Хейфец, профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений СПбГУ:

Ситуация сейчас может меняться каждый час, поэтому долгосрочный прогноз дать невозможно. В ближайшее время, как мне кажется, все будет развиваться довольно хаотично. Многое будет зависеть от того, сможет ли оппозиция вывести на улицы такое количество людей, которое было бы хотя бы сопоставимо с тем, что выходили год–полтора назад.

Пока протесты хоть и заметны, но довольно локальны, и Мадуро может контролировать ситуацию. Если же оппозиция продемонстрирует, что она может вывести на улицы миллион–полтора человек, то может заколебаться армия <накануне министр обороны Венесуэлы Владимир Падрино Лопес заявил, что армия поддерживает Мадуро — The Insider>. В этих условиях армия может отказать Мадуро в поддержке, тем более, в ее рядах давно происходят брожения. Но если выступления оппозиции останутся локальными, у действующего президента есть определенные шансы удержать власть.

Эмиль Дабагян, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН:

Говорить о том, что в Венесуэле уже произошел переворот, неверно. Но то обстоятельство, что глава Национальной ассамблеи заявил о готовности быть президентом, а также фактическая поддержка этого решение со стороны США и большинства латиноамериканских стран, привели к крайнему обострению ситуации.

Разрешить этот конфликт можно не посредством военного переворота, а путем диалога между властью и оппозицией, которая сосредоточена в рамках Круглого стола демократического единства Венесуэлы. Но Николас Мадуро считает их предателями родины, враждебными агентами империализма и не садится с ними за стол переговоров. А другим способом разрешить этот конфликт невозможно, хотя традиционно в Венесуэле кризисы разрешались государственным переворотом.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari