Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD93.25
  • EUR99.36
  • OIL87.84
Поддержите нас English
  • 6892
Книги

«Удалось разложить на стадии возникновения ряд группировок антисоветской направленности» — как КГБ боролся с диссидентами

Издательство Corpus выпустило книгу «Объект наблюдения. Сахаров против КГБ» — комментированный сборник секретных документов КГБ и ЦК КПСС 1968–1989 годов. Во время «разрядки международной напряженности» в 70-х годах Политбюро не рисковало ни арестовать, ни выпустить Андрея Сахарова из СССР, но обрушило на него всю мощь других методов давления. Сахаров выстоял и победил. The Insider публикует один из обнародованных в этой книге документов КГБ, где подробно описываются методы борьбы с диссидентами: дискредитация или принуждение к эмиграции лидеров, точечные репрессии, сопровождаемые массовыми «профилактическими» мерами, приравнивание инакомыслящих к «экстремистам» и «террористам». Документ этот не устарел и сегодня.

Содержание
  • Сообщение КГБ при СМ СССР в ЦК КПСС о высказывании руководителей компартий Франции и Италии об уголовных преследованиях за инакомыслие в СССР

  • Комментарий издательства Corpus

Сообщение КГБ при СМ СССР в ЦК КПСС о высказывании руководителей компартий Франции и Италии об уголовных преследованиях за инакомыслие в СССР

29 декабря 1975 года

№ 3213-А

Совершенно секретно


В последнее время буржуазная пропаганда активно использует в подрывной деятельности, направленной против Советского Союза и других социалистических стран, известные высказывания руководителей компартий Франции и Италии по вопросам, касающимся советской демократии, прав и свобод граждан, пресечения деятельности антиобщественных элементов. Передаваемые западными радиостанциями материалы по этому вопросу становятся известными широкому кругу советских граждан, которые выражают недоумение по поводу такой позиции руководства компартий Франции и Италии.

В то же время «особые» взгляды руководителей этих партий вызывают активизацию враждебных элементов вроде Сахарова, Медведева и некоторых других. Они усматривают в этих взглядах проявления «общности» со своей позицией по вопросу о «гражданских правах», «преследованиях инакомыслящих» и т. п. По оперативным данным, Сахаров недавно сказал: «Открытая реакция Марше была бы невозможна без деятельности демократов». Медведев в близком кругу заявил: «Нашим взглядам и воззрениям отвечает позиция итальянских коммунистов». Показательным является и акт обращения жены известного антисоветчика Плюща к Ж. Марше, в котором она специально подчеркнула, что «Плющ разделяет многие взгляды Марше». Подобные ссылки использовал в оправдание своей антигосударственной деятельности и Солженицын.

Проблема, возникающая в связи с высказываниями некоторых руководителей компартий Франции и Италии, кроме идейно-теоретического аспекта, имеет также и практическую сторону, связанную с обеспечением безопасности Советского государства.

В данном случае друзья явно уступают перед пропагандистским давлением противника. Выдвигаемый «Юманите» тезис о предоставлении в условиях социализма свободы действий тем, кто «утверждает свое несогласие с системой, выработанной большинством», объективно способствует противникам социализма в попытках создать в Советском Союзе и других социалистических странах легальную оппозицию, подорвать руководящую роль коммунистических и рабочих партий.

Спецслужбы и идеологические центры империализма прилагают усилия к тому, чтобы опорочить советские законы, представить их устаревшими, догматичными и не соответствующими духу международных документов, в частности «Декларации прав человека». За эти утверждения цепляются антиобщественные элементы внутри нашей страны. С ними, к сожалению, перекликаются появившиеся в коммунистической печати Франции и Италии известные высказывания относительно демократических свобод при социализме. Тут игнорируются реальные условия классовой борьбы в современный период, недооценивается подрывная деятельность мирового империализма и его агентуры.

Выступающие с подобными заявлениями товарищи, даже после событий в Венгрии и Чехословакии, не хотят видеть того, что и в условиях развитого социализма, несмотря на монолитность и политическое единство общества, все еще сохраняются в тех или иных формах в большей или меньшей степени антисоветские проявления.

Имеющиеся данные свидетельствуют о стремлении спецслужб и идеологических центров противника объединить действия враждебных элементов всех оттенков. Особенно активно ведется работа по созданию антисоветского нелегального органа печати, призванного сыграть роль организационного центра. В своей подрывной деятельности против Советского Союза враги рассчитывают на те элементы, которые в силу своей прошлой принадлежности к эксплуататорским классам, политически вредной и преступной деятельности могут встать на путь антисоветской борьбы. В нашей стране это — бывшие каратели и другие пособники немецко-фашистских оккупантов, власовцы, участники бандитского вооруженного подполья на Украине, в Прибалтике, в Белоруссии, в некоторых районах Средней Азии и Северного Кавказа, националистические и другие враждебные советскому строю элементы. Число таких людей определяется сотнями тысяч человек. Многие из них искупили свою вину и честно трудятся, но в этой среде имеются и такие, кто и сейчас не упускает случая причинить вред советскому обществу и при определенных условиях встанет на путь открытой борьбы, вплоть до вооруженной.

Органами госбезопасности принимаются меры по изучению обстановки в указанной среде и по контролю за деятельностью лиц, вынашивающих антисоветские замыслы. Руководствуясь требованиями советских законов, КГБ решительно пресекает особо опасные государственные преступления.

Что касается мер уголовного преследования в отношении т. н. «диссидентов», под которыми на Западе обычно имеют в виду лиц, действия которых подпадают под статьи 70 (антисоветская агитация и пропаганда) и 1901 УК РСФСР (распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский строй), то цифровые данные на этот счет выглядят следующим образом. За период с 1967 года (ст. 1901 введена в сентябре 1966 года) по 1975 год по указанным статьям осуждено 1 583 человека. За предшествующий девятилетний период (1958–1966) число осужденных за антисоветскую агитацию и пропаганду составляло 3 448 человек. Кстати говоря, в 1958 году, то есть как раз в тот период, который нередко называется на Западе «периодом либерализации» и к которому относится заявление Н. С. Хрущева (27 января 1959 года) об отсутствии «фактов привлечения к судебной ответственности за политические преступления», по статье 70 было осуждено 1 416 человек, то есть почти столько, сколько за все последние девять лет.

По состоянию на 20 декабря 1975 года в ИТУ отбывают наказание 860 осужденных за особо опасные государственные преступления, в том числе за антисоветскую агитацию и пропаганду — всего 261 человек, которые содержатся в двух исправительно-трудовых колониях.

Андрей Сахаров около суда во время процесса над Юрием Орловым. Май 1978 года
Андрей Сахаров около суда во время процесса над Юрием Орловым. Май 1978 года

Происходящее снижение числа государственных преступлений является результатом дальнейшего укрепления морально-политического единства советского общества, преданности советских людей делу социализма, решительного пресечения антисоветских действий враждебных элементов.

В соответствии с указаниями XXI–XXIV съездов партии и ЦК КПСС органы госбезопасности делают упор на предупредительно-профилактическую работу по предотвращению государственных преступлений, в период 1971–1974 гг. было профилактировано 63 108 человек. За этот же период только путем профилактики пресечена на стадии формирования деятельность 1 839 антисоветских групп. Меры профилактики продолжают оставаться основными в деятельности органов.

Наряду с профилактикой использовались и продолжают использоваться оперативные и другие меры, не связанные с уголовным преследованием. Удалось разложить на стадии возникновения ряд опасных группирований националистической, ревизионистской и иной антисоветской направленности. Компрометация авторитетов, инспирировавших антиобщественные проявления, позволила предотвратить нежелательные последствия в ряде районов страны. Оправдали себя и такие меры, как лишение некоторых лиц советского гражданства и выдворение их за границу (Солженицын, Чалидзе, Максимов, Красин, Литвинов, Есенин-Вольпин и другие). Оздоровлению оперативной обстановки способствовало также разрешение выезда многим экстремистам из Советского Союза в Израиль.

«Оздоровлению оперативной обстановки способствовало также разрешение выезда многим экстремистам из Советского Союза в Израиль»

Вместе с тем отказаться в данный момент от уголовного преследования лиц, выступающих против советского строя, невозможно, поскольку это повлекло бы за собой увеличение особо опасных государственных преступлений и антиобщественных проявлений. Опыт показывает, что деятельность «диссидентов», которая вначале ограничивается антисоветской пропагандой, впоследствии в ряде случаев принимала такие опасные формы, как террористические проявления, организованное подполье в целях свержения Советской власти, установление связей с зарубежными спецслужбами, занимающимися шпионажем, и др. Из сказанного видно, что отказ от активного пресечения политически вредных действий «диссидентов» и других враждебных элементов, как этого хотят французские и итальянские товарищи, мог бы вызвать самые серьезные негативные последствия. Делать в этом вопросе принципиальные уступки, как нам представляется, нельзя, т. к. они неизбежно повлекли бы за собой дополнительные неприемлемые для нас требования.

Все вышеизложенное подтверждает правильность линии нашей партии на решительную борьбу «за ограждение советского общества от действий враждебных элементов». В соответствии с этим органы государственной безопасности будут и впредь решительно пресекать всякую антисоветскую деятельность на территории нашей страны. Целесообразно проводить оправдавшую себя линию на разумное сочетание профилактических и других оперативно-чекистских мер с мерами уголовного преследования в тех случаях, когда это необходимо.

Елена Боннэр и Андрей Сахаров
Елена Боннэр и Андрей Сахаров

КГБ будет строго следить за тем, чтобы так называемые «диссиденты» не могли создать организованное антисоветское подполье и проводить антисоветскую деятельность, в том числе и с «легальных позиций» (сахаровский «комитет защиты прав человека», «группа Международной амнистии», проведение сборищ с определенными политическими целями и т. п.).

Было бы желательно в удобный момент провести с французскими и итальянскими товарищами соответствующие беседы на высоком уровне, в которых разъяснить им, что борьба с так называемыми «диссидентами» является для нас не отвлеченным вопросом о демократии вообще, а жизненно важной необходимостью охраны безопасности Советского государства. Наши меры по пресечению деятельности «диссидентов» и других антисоветских элементов отнюдь не носят какого-то «массового» характера, а касаются лишь отдельных лиц, которые не прекратили своей деятельности и после соответствующих официальных предупреждений и предостережений. Эти меры основаны на соблюдении социалистической законности и находятся в полном соответствии с ленинскими положениями развития социалистической демократии. При проведении наиболее острых акций мы по возможности принимаем во внимание и интересы друзей, работающих в условиях буржуазно-демократических государств.

В связи с тем, что выступления французских и итальянских товарищей по вопросам демократических свобод при социализме вызывают недоумение у советских людей, представляется целесообразным в нашей пропаганде полнее показывать преимущества советского общественного и государственного строя, подлинно народный характер советской демократии, кровную заинтересованность трудящихся нашей страны в безусловном соблюдении законов, которые предоставляют советским гражданам самые широкие социальные и политические права. Следовало бы обратить особое внимание на то, что советская Конституция предусматривает использование таких прав и свобод, в том числе свободы слова и собраний, только «в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя».

«Советская Конституция предусматривает использование свободы слова и собраний, только „в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя“»

Именно на такой классовой основе, в полном соответствии с законами, осуществляется пресечение антисоциалистической деятельности «диссидентов». Они осуждаются не за «инакомыслие», а за активные преступные действия и подрывные акции против социалистического строя. Подчеркнуть, что антиобщественные действия враждебных элементов связаны с влиянием буржуазной пропаганды, с организованной подрывной деятельностью империалистических спецслужб антисоветских центров (Якир, Дзюба, Красин и другие признали такие связи публично).

Показать, что реальный социализм является воплощением ленинских идей о функциях и роли государства в период строительства коммунизма. Раскрыть смысл мер, направленных на защиту завоеваний социализма. Подчеркнуть особую ответственность братских партий, стоящих у власти, за судьбы общества и государства.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ /Подпись/ АНДРОПОВ

Типичная публикация в прессе. «Известия», 1983 год
Типичная публикация в прессе. «Известия», 1983 год


Комментарий издательства Corpus

Один из редких документов, в котором говорится об общем направлении советской репрессивной политики 1960–1980-х, освещаются мотивы и скрытые пружины этой политики. Формально эта записка является ответом на «еврокоммунистическую» критику политических репрессий в СССР. Но одновременно руководитель КГБ пытается сформулировать, обосновать и растолковать коллегам из Политбюро свое собственное понимание смысла и задач репрессий против инакомыслящих, осуществляемых его ведомством.

Тональность и даже синтаксический строй отдельных фрагментов записки представляют особый интерес. Обычно в переписке КГБ с ЦК подчеркивается готовность органов реализовывать директивы, выработанные партийным руководством, и выполнять его распоряжения — в соответствии с традиционной установкой на подчиненность главной советской спецслужбы партийной верхушке. Здесь же Андропов, по сути, диктует Политбюро, как и по каким критериям следует оценивать борьбу КГБ с диссидентами. В финальных строках записки даже возникают неожиданные императивные обороты: «Подчеркнуть, что...», «Показать, что...», «Раскрыть смысл мер...», «Подчеркнуть особую ответственность...». Создается впечатление, что автор записки дает ЦК директивные указания по пропагандистскому обеспечению деятельности Комитета. Все это, несомненно, указывает на заметно возросший политический вес председателя КГБ в советском руководстве.

...известные высказывания руководителей компартий Франции и Италии по вопросам, касающимся советской демократии, прав и свобод граждан, пресечения деятельности антиобщественных элементов.

— Имеются в виду будущие лидеры «еврокоммунизма»: Генеральный секретарь ИКП Энрико Берлингуэр и Генеральный секретарь ФКП Жорж Марше, а также не упомянутые здесь Генеральный секретарь Компартии Испании Сантьяго Каррильо и лидеры ряда других, менее крупных западных компартий — и их критика репрессий против советских диссидентов.

...вызывают активизацию враждебных элементов вроде Сахарова, Медведева и некоторых других.

— Эти два имени названы в данном контексте неслучайно. Рой Медведев — один из наиболее известных представителей советских инакомыслящих, придерживавшихся коммунистической ориентации, его политические взгляды действительно были близки к «еврокоммунистическим». Что касается Сахарова, то внутри диссидентского сообщества его общественно-политические концепции в большинстве случаев воспринимались как «леволиберальные».

...без деятельности демократов.

— «Демократами» Сахаров здесь, а также в ряде других своих высказываний и текстов называет (пожалуй, слишком расширительно) советских диссидентов.

Подобные ссылки использовал в оправдание своей антигосударственной деятельности и Солженицын.

— Антикоммунистические убеждения Солженицына к 1975 году были общеизвестны, и для «еврокоммунистов» он отнюдь не делал исключения.

Глава КГБ СССР Юрий Андропов
Глава КГБ СССР Юрий Андропов
Выдвигаемый «Юманите» тезис о предоставлении в условиях социализма свободы действий тем, кто «утверждает свое несогласие с системой, выработанной большинством»...

— Газета L’Humanité — центральный печатный орган Французской Коммунистической партии. Здесь имеются в виду утверждения L’Humanité, что в случае прихода к власти французские коммунисты не пойдут по пути «советских товарищей», а сохранят политические институты демократии, многопартийную систему и не будут преследовать инакомыслящих.

...даже после событий в Венгрии и Чехословакии, не хотят видеть...

— Подобная аргументация выглядит странно, именно советское вторжение в ЧССР и стало первым толчком к формированию «еврокоммунизма».

...ведется работа по созданию антисоветского нелегального органа печати, призванного сыграть роль организационного центра.

— Непонятно, что имеется в виду.

...враги рассчитывают на те элементы, которые в силу сво
ей прошлой принадлежности к эксплуататорским классам... могут встать на путь антисоветской борьбы. В нашей стране это — бывшие каратели и другие пособники немецко-фашистских оккупантов, власовцы, участники бандитского вооруженного подполья...

— Утверждение о наличии в СССР в середине 1970-х «элементов, в прошлом принадлежавших к эксплуататорским классам», выглядит очевидным абсурдом. Неизвестны также факты участия в диссидентской активности «бывших карателей и других пособников немецко-фашистских оккупантов, власовцев». Некоторые участники вооруженного сопротивления второй половины 1940-х и начала 1950-х в Прибалтике и Украине действительно включились в националистические диссидентские движения 1960–1970-х, но лишь в единичных случаях. Объяснить появление этого абсурдного пассажа можно либо привычкой автора искать объяснение всех социально-политических явлений в «классовой борьбе», либо, что более вероятно, необходимостью отдать дань идеологическим ритуалам.

...цифровые данные на этот счет выглядят следующим обра
зом <...> осуждено 1 583 человека. За предшествующий девятилетний период (1958–1966 гг.) число осужденных за антисоветскую агитацию и пропаганду составляло 3 448 человек.

— Цифрам, приведенным в записке Андропова, можно доверять, они почти совпадают с данными, содержащимися в других источниках (небольшие различия связаны, по-видимому, с особенностями статистического учета). Неясно, однако, учтены ли в них арестованные по названным статьям УК, но признанные невменяемыми и отправленные на принудительное лечение в психиатрические больницы.

Кстати говоря, в 1958 году... по статье 70 было осуждено 1 416 человек, то есть почти столько, сколько за все последние девять лет.

— Ст. 70 УК РСФСР об «антисоветской пропаганде и агитации» (как и аналогичные статьи в УК союзных республик) появилась только в новом Уголовном кодексе, вступившем в силу в 1961 году. Андропов имеет в виду аналогичную статью УК, действовавшего в 1958 году, — широкоизвестную ст. 5810.

По состоянию на 20 декабря 1975 года в ИТУ отбывают наказание 860 осужденных за особо опасные государственные преступления, в том числе за антисоветскую агитацию и пропаганду — всего 261 человек...

— Мы не располагаем данными, позволяющими подтвердить или опровергнуть эти цифры. Странно, что осужденных за «антисоветскую агитацию и пропаганду» получается заметное меньшинство, тогда как, по статистике, с 1956 года именно они составляли абсолютное большинство среди лиц, ежегодно судимых за «особо опасные государственные преступления». Впрочем, к 1975 году в лагерях еще находилось множество приговоренных в 1950-х к длительным срокам заключения (до 25 лет) не за «агитацию и пропаганду», а за другие, «особо опасные государственные преступления», — военные преступники, а также прибалтийские и украинские «повстанцы-националисты». Возможно, именно за счет этих так называемых долгосрочников и возник перекос в статистике.

...которые содержатся в двух исправительно-трудовых колониях.

— Мордовские (Дубравлаг) и Пермские (Скальнинские) политические лагеря. Кроме того, Андропов забыл упомянуть 2-й («политический») корпус Владимирской тюрьмы.

...в период 1971–1974 гг. было профилактировано 63 108 человек. За этот же период только путем профилактики пресечена на стадии формирования деятельность 1 839 антисоветских групп.

— В практике КГБ «профилактирование» включало в себя широкий спектр неправовых методов воздействия на недовольных граждан — от приватных «воспитательных бесед», включавших в себя увещевания, запугивание и шантаж, до публичных проработок на партийных, комсомольских и профсоюзных собраниях. Установка на профилактирование как основное направление работы органов была дана Н. С. Хрущевым в начале 1959 года.

Приводимые Андроповым данные об «антисоветских группах» и отдельных гражданах, подвергшихся профилактированию в 1971–1974 годах, входят в противоречие с официальными заявлениями об «идейно-политическом единстве советского народа». Но автору «сообщения» не до демагогических формул, напротив, его задача — убедить своих адресатов в том, что инакомыслие представляет реальную опасность для советского строя.

...лишение некоторых лиц советского гражданства и выдворение их за границу (Солженицын, Чалидзе, Максимов, Красин, Литвинов, Есенин-Вольпин и другие).

— Строго говоря, слово «выдворение» корректно только в отношении А. И. Солженицына. В. Н. Чалидзе и В. Е. Максимов выехали за рубеж как советские граждане и были лишены гражданства, уже находясь за границей. То есть были не «выдворены», а скорее «выдавлены». То же можно сказать о П. М. Литвинове и А. С. Есенине-Вольпине, которые после недвусмысленных угроз КГБ покинули СССР по стандартному «израильскому каналу». В. А. Красин уехал в феврале 1975 года, сразу после помилования и досрочного освобождения из ссылки (о «деле Якира и Красина» см. во вступлении к гл. 4). Насколько добровольным был его отъезд, мы не знаем.

...разрешение выезда многим экстремистам из Советского Союза в Израиль.

— Речь идет о наиболее активных участниках движения евреев-отказников. В их случае КГБ оказывался перед дилеммой: как можно скорее отпустить в Израиль (и тем стимулировать остающихся отказников к повышенной активности) или репрессировать. В разных ситуациях этот вопрос решался по-разному.

...отказаться в данный момент от уголовного преследования лиц, выступающих против советского строя, невозможно, поскольку это повлекло бы за собой увеличение особо опасных государственных преступлений и антиобщественных проявлений.

— Ключевая мысль этого документа. Глава КГБ заявляет, что невозможно сдержать рост инакомыслия в стране, не прибегая к арестам. Репрессивная политика, проводимая его ведомством, является единственным залогом стабильности советского режима.

Опыт показывает, что деятельность «диссидентов», которая вначале ограничивается антисоветской пропагандой, впоследствии в ряде случаев принимала такие опасные формы, как террористические проявления, организованное подполье в целях свержения Советской власти, установление связей с зарубежными спецслужбами, занимающимися шпионажем, и др.

— Ничего подобного опыт на тот момент не показывал. Возможно, Андропов экстраполирует на ситуацию в Советском Союзе середины 1970-х свои впечатления от Венгерской революции 1956 года (он тогда занимал пост посла СССР в Венгрии).

КГБ будет строго следить за тем, чтобы так называемые «диссиденты» не могли создать организованное антисоветское подполье и проводить антисоветскую деятельность, в том числе и с «легальных позиций»...

— Еще одна ключевая фраза. КГБ занят не «искоренением инакомыслия», а предотвращением неконтролируемого роста диссидентской активности. Причем ее открытые проявления волнуют Андропова едва ли не больше, чем «подпольные».

В дальнейшем, после начала афганской войны и в особенности после польских событий (революция «Солидарности» 1980–1981 годов), Андропов занял более решительную позицию: деятельность КГБ в первой половине 1980-х была направлена на полную ликвидацию диссидентства.

...сахаровский «комитет защиты прав человека», «группа Международной амнистии», проведение сборищ с определенными политическими целями и т. п.

— В частности, за пределы дозволенного выходят любые диссидентские объединения и ассоциации. Что подразумевается под «сборищами с политическими целями», неясно, возможно, публичные акции, вроде митингов и демонстраций.

...советская Конституция предусматривает использование таких прав и свобод, в том числе свободы слова и собраний, только «в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя».

— Здесь содержится заочная полемика с «диссидентской» трактовкой ст. 125 Конституции СССР 1936 года. В этой статье говорилось: «В соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя гражданам СССР гарантируется законом: а) свобода слова; б) свобода печати; в) свобода собраний и митингов; г) свобода уличных шествий и демонстраций». Многие диссиденты, склонные к правовому обоснованию своей деятельности, утверждали, что ее следует понимать так: права и свободы граждан гарантируются безусловно, так как они соответствуют интересам трудящихся и служат укреплению социалистического строя.

Подчеркнуть, что антиобщественные действия враждебных элементов связаны с влиянием буржуазной пропаганды, с организованной подрывной деятельностью империалистических спецслужб антисоветских центров...

— Возвращение к традиционной концепции инакомыслия как результата идеологической диверсии, организуемой из-за рубежа, по всей видимости, противоречит общему смыслу записки, акцентирующей внимание на серьезных внутренних резервах советского диссидентства. Однако это противоречие — кажущееся. В финальной части Андропов переходит от объяснения феномена диссидентства к формулам для пропагандистского обеспечения дальнейших репрессий против инакомыслящих.

===================

Книга «Объект наблюдения. Сахаров против КГБ» на сайте издательства


Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari