Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.35
  • EUR89.25
  • OIL41.78
История

"Война с Германией - дело ближайших лет" - в уральской тюрьме найден тайник с дневниками политзеков 1933 года

The Insider

В начале года во время ремонта в камере номер 312 тюрьмы города Верхнеуральска сотрудники челябинского УФСИН обнаружили тайник с текстами 1932-1933 годов, написанными политическими заключенными тех времен. Всего найдено около тридцати документов. Доцент Челябинского университета Александр Фокин одним из первых получил доступ к найденным тетрадям и по просьбе The Insider впервые публикует их фрагменты. Из обнаруженных текстов следует, что тогдашние политзеки оставались верными большевиками-ленинцами и до последнего надеялись на всемирную победу коммунизма. 

Тюрьма в Верхнеуральске была построена в 1914 году, но активно заработала только в конце 1920-х. С началом внутрипартийных политических репрессий Верхнеуральский изолятор стал местом заточения многих оппозиционеров сталинского режима. Наиболее известными из заключенных были Лев Каменев и Григорий Зиновьев, которые, по легенде, даже сидели в одной камере и вели ожесточенные политические споры, чуть ли не доходившие до рукоприкладства. Но было и множество других политзеков, числом примерно от 600 до 700 человек.

Условия содержания описал рабочий-оппозиционер Таров в письме, опубликованном в парижском «Бюллетене оппозиции» Троцкого: «В Верхне-Уральском изоляторе заключенные большевики-ленинцы, в числе 450 человек, объявили всеобщую голодовку в знак протеста против тюремного режима и произвола администрации по отношению к большевикам-ленинцам. До этой голодовки еще в 30-м году тюремная администрация во главе с начальником тюрьмы Бизюковым дала распоряжение обливать большевиков-ленинцев холодной водой (зимой, в Сибири!). Приказ был исполнен. Во время суматохи, когда наши товарищи старались загородить проходы, чтобы не пускать воду в камеры, гепеушники шланги направляли прямо в глаза товарищей, от чего ослеп тов. Погосян. А в 31-м году, в апреле месяце, часовой выстрелил через решетку в грудь тов. Есаяна. В дни революционных праздников у нас бывали сильные столкновения с тюремной администрацией. В эти дни нас или не пускали на прогулку, или избивали за пение Интернационала. Только после всеобщей 18-дневной голодовки 450 большевиков-ленинцев в Верхне-Уральском изоляторе, администрация стала меньше безобразничать».

При этом, несмотря на все тяготы, заключенные умудрялись переправлять материалы из тюрьмы за границу. В «Бюллетене оппозиции» публиковалось  довольно много материалов из Верхнеуральска и основными авторами были именно троцкисты.

Ппо другим данным, отношение охраны к заключенным было весьма лояльным. Например, в тюрьме был священнослужитель, которому даже по праздникам разрешалось вести богослужение. Исследователь Иван Евсеев приводит сведения о хорошем режиме питания и о том, что заключенные носили костюмы и галстуки. Скорее всего, реальное положение заключенных было не таким ужасным, но и не столь прекрасным, как сообщают разные источники. Во всяком случае во время прогулок велись политические дискуссии, а потом было и время, и средства их записать и сохранить.

В изоляторе выходило рукописное издание «Большевик-Ленинец», который сами авторы обозначили как «Орган группы Большевиков-Ленинцев Верхне-Уральского политического изолятора».

К сожалению, не все документы сохранились или, возможно, они находятся в других, ненайденных тайниках.

Один из ключевых вопросов - кто именно писал и редактировал? Отчасти на этот вопрос может ответить список из 30 фамилий, которыми подписаны тезисы «Фашистский переворот в Германии», и это единственный список авторов, обнаруженный среди найденных документов: Дингельштед Ф., Карякин М., Папирмейстер П., Шинберг Б., Новиков П., Абрамский А., Портной М., Бодров М., Папирмейстер Я., Фельдман, Невельсон М., Кессель, Борзенко, Блох, Кугелев, Кожевников Н., Зарайкин, Папирмейстер С., Эльцин В.Б., Данилович Л., Хугаев К., Бронтман, Вашакидзе, Гогелашвили, Топурия, Ефремов, Шпитальник, Сасоров, Холменкин, Швыров.

«Большевики-ленинцы» уделяли внимание не только положению внутри страны, но и следили за международными новостями и реагировали на них довольно быстро. Так, уже 1 апреля 1933 года в одном из текстов публикуется отклик на церемонию открытия в Германии нового рейхстага (где в большинстве оказались национал-социалисты), состоявшуюся 21 марта:

«Сторонники журнала «Большевик-Ленинец», считая необходимым организованное фиксирование точек зрения на происходящие в Германии события всемирно-исторического значения, вносят тезисы. 

Происходящий в Германии государственный контрреволюционный переворот – мартовская контрреволюция является событием величайшего исторического значения.

Мировая империалистическая война не разрешила противоречий капиталистического общества. Наоборот, она их необычайно заострила, углубила и подняла на более высокую ступень...

Ограничение мировых рынков и значительное сужение рынка СССР для капиталистических стран в результате октябрьской революции, при одновременно гигантском росте производственного аппарата САСШ, Германии и других стран капитализма и их колоний, обусловили относительность и иллюзорность послевоенного экономического подъема. 

Эта стагнация производительных сил капиталистического общества обусловила и относительность послевоенной стабилизации, ее непрочность и недолговечность. Проблема войны империалистов между собой и СССР за новый передел рынков, как и проблема пролетарской революции стояли поэтому всегда – стоят и сейчас – не как проблемы отдаленных десятилетий, а как проблемы любого дня месяца и года.

Умиротворенная и стабилизированная после войны при помощи американских капиталов Европа с версализированной и юнгизированной Германией в самом центре является на деле данницей С.А.С.Ш. Львиную долю этой дани платила вплоть до 1932 года не только за себя, но и за все Европу, Германия. Этим самым она была превращена благодаря тем огромным тяготам, которые легли на плечи ее трудящегося населения, в гигантский пороховой погреб, который должен был – немного раньше, немного позже – взорваться массовым народным недовольством, в форме ли пролетарской революции или в форме буланжистской фашистской массовой волны национализма и шовинизма, – т.е. революционной или контрреволюционной, и войной. Именно это имел в виду т. Л. Троцкий, указывая еще в 1926 г., что работа Америки по превращению Европы в доминион нового типа может натолкнуться уже в ближайшее время на «сопротивление народов», или на революцию, или войну».

Для «Большевиков-Ленинцев» и СССР, и Германия были только элементом более сложной партии, в которой сталинизм распростер свои щупальца не только на СССР:

«Непротивление руководства Коммунистической партии Германии фашистскому перевороту это лишь решающее и завершающее звено той цепи измен мировой революции, которую международный сталинизм ковал на протяжении длинного ряда предшествующий лет».

Находясь в заключении и имея ограниченный доступ к информации, заключенные Верхнеуральского изолятора в 1933 году предсказывают не только военное столкновение нацистской Германии с СССР, но и конфликт с Японией:

«Несмотря на то, что наша эпоха есть и остается эпохой пролетарских революций, что победа фашизма есть высшее обострение классовых и межгосударственных противоречий – победа Гитлера тем не менее укрепляет временно политическое господство буржуазии, отсрочивая на некоторое время даты пролетарской революции. В этом основной смысл поражения германского пролетариата. 

Разумеется, о «десятилетиях» говорить не проходится. Пусть об этом мечтают фашистские идеологи. Если, как это писал Ленин, победа белогвардейщины в России означала бы 30-40 лет разгула белого террора, то этого нельзя сказать по отношению к Германии...

Внутренние и внешние противоречия будут толкать правительство фашистской Германии на путь внешней агрессии, и в плане историческом – против СССР, ибо других путей длительного упрочнения контрреволюции, как войной путем войны и через войны нет и быть не может. Но война чревата огромными революционными взрывами! Разумеется, перспективу войны Германии против СССР надо понимать не как перспективу ближайших месяцев, а вероятнее всего самых ближайших лет. Зато фашистский переворот приближает в гигантской степени японо-советскую войну».

Интересна точка зрения авторов на ситуацию в Германии. Они не обращают внимания на особенности идеологии нацизма, например, антисемитизма, хотя среди заключенных много евреев. Для них нацизм - порождение капитализма. При этом ситуация в Германии - своеобразное зеркало советской политической обстановки, в которой тоже идут аресты подлинных коммунистов. Не только мировой капитализм, но и сталинский режим - преграда на пути к мировой революции:

«Фашизм укрепляется у власти и усиливается с часу на час. Белогвардейский террор уже начался. Введена сметная казнь и официально. Капитуляция вождей не спасет пролетариат от террора, а только облегчит фашизму его задачу. Пока в Австрии еще не победил фашизм; пока во Франции не пришли к власти реакционеры; пока фашизм в Германии еще окончательно не укрепился; пока процессы в СССР еще не завершены; пока германский пролетариат еще не разгромлен – еще не потеряна возможность покончить с германским фашизмом и на данном этапе. Но для этого остался лишь один путь: путь беззаветной революционной смелости и решительности – путь помощи поднявшемуся германскому пролетариату штыками красной армии и мобилизации всех сил международного коммунизма...

Фашизм — это историческая излучина, историческая заминка в общем нарастании классовой борьбы и мировой пролетарской революции. Но не успокаивать массы, не сеять оптимистические иллюзии наша задача. Не усыплять, а сигнализировать опасность, будить тревогу, мобилизовать для борьбы – вот наша задача, вот как поступали Ленин и Троцкий в наиболее трагические моменты нашей революции.

Чем больше опасность, тем громче мы должны будить тревогу».

Документы показывают, что заключенные не просто воспринимали себя пассивными наблюдателями за событиями «на воле», они предлагают сценарии развития ситуации и были готовы к активным действиям против фашизма в Европе. Позиция авторов документа отличалась изрядным радикализмом, для них в 1933 году было вполне нормальным исходом развития событий прямое военное вторжение в Германию. И то, что сталинский Коминтерн испугался начала войны с германским фашизмом, ими рассматривалось как предательство интересов пролетариата:

«Перед нарастающей угрозой фашистского переворота революционное руководство коммунистов было обязано: а) Крепить изо дня в день единый антифашистский фронт рабочего класса; б) Тщательно подготовлять всеобщую стачку для немедленного осуществления ее в ответ на попытку фашистского переворота; в) Тщательно подготовлять все возможное для вооружения рабочих к моменту выступления контрреволюции; г) Мобилизовать лучшие силы мирового коммунистического движения в помощь германскому пролетариату; д) Мобилизовать Красную Армию СССР для активной поддержки антифашистского выступления рабочего класса».

Уникальность этих документов заключается не только в том, что они позволят дополнить наше представление о левой политической оппозиции сталинскому режиму, но и в том, что через 85 лет мы можем вступить в диалог с людьми, которые, несмотря на тюремное заключение, не отчаялись и не опустили руки, а продолжали следовать своим идеалам и готовиться к борьбе. В данный момент историки Челябинского государственного университета изучают найденные документы и в ближайшем будущем планируется их публикация, чтобы все желающие могли получить к ним доступ.

За предоставленные материалы автор выражает благодарность ГУФСИН России по Челябинской области.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari