Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.77
  • EUR86.85
  • OIL74.36
  • 2660
История

«Он первым выступил против коррупции, и ему не хотят простить этого» — 30 лет первым выборам президента России

Ровно тридцать лет назад Борис Ельцин одержал победу на первых выборах президента России, с огромным перевесом опередив Николая Рыжкова - кандидата, поддержанного Михаилом Горбачевым, КПСС и союзной властью. Президент СССР, провозгласивший курс на демократию и честные выборы, не мог и не хотел мешать избирателям выразить свою волю голосованием. Историк Борис Соколов прочитал дневниковые записи участников событий тех дней.

12 июня 1991 года, ровно через год после принятия съездом российских депутатов Декларации о государственном суверенитете РСФСР, состоялись первые выборы президента Российской Федерации, на которых триумфальную победу одержал Борис Ельцин, баллотировавшийся от «Демократической России». С тех пор прошло уже 30 лет, и есть повод вспомнить, как все тогда происходило.

Уже в первом туре Ельцин набрал 57,3% голосов избирателей при явке 76,7%. Поддержанный Михаилом Горбачевым советский экс-премьер Николай Рыжков безнадежно отстал от победителя, набрав только 16,85% голосов. Ельцин тогда ассоциировался с массовым демократическим движением и с назревшими переменами в общественно-политической жизни и в экономике. Бориса Николаевича поддерживала значительная часть творческой интеллигенции. Известный актер Валерий Золотухин 7 июня, за 5 дней до выборов, записал в дневнике: «Хоть бы с первого тура Ельцин победил… Неужели затянется эта бодяга?» А на следующий день добавил: «Киров, гостиница «Вятка». Три дня я деру горло за Ельцина. Надо же! Есть ли в этом смысл?!». В тот момент многие демократы, не только Золотухин, всерьез опасались, что в случае, если Ельцин не победит в первом туре выборов, то Кремль либо сумеет консолидировать вокруг кандидатуры Рыжкова голоса, поданные за других кандидатов (Владимира Жириновского, Амана Тулеева, Альберта Макашова и Вадима Бакатина), либо найдет предлог для отмены второго тура выборов.

В тот же день, 8 июня, учёный-биохимик и школьный учитель Лев Остерман, комментируя появившееся накануне сообщение о том, что еще 3 июня между Горбачевым и руководителями девяти республик, включая РСФСР, было достигнуто согласие о подписании нового Союзного договора, заметил: «По-видимому, Горбачеву и Ельцину удалось достигнуть какого-то соглашения, и это — очень хорошо!» На самом деле состоявшаяся через 4 дня победа Ельцина на выборах президента России означала смертный приговор Советскому Союзу, но это тогда мало кто сознавал. Фактически с его победой союзный Центр утратил контроль над крупнейшей республикой в составе СССР. Только Российская Федерация могла дать ресурсы, людские и материальные, необходимые для подавления сепаратизма других республик. Ельцин же и те, кто его поддерживал, видели своих союзников в демократических силах стран Балтии и Украины, выступавших за независимость своих республик. Распад Советского Союза становился неизбежен, равно как и крах коммунистического правления в России.

В предвыборной кампании, как сторонники, так и противники Ельцина широко использовали листовки. Противники Ельцина обращались к рабочему классу: «Рабочий! Если ты хочешь стать безработным, не имеющим возможность прокормить свою семью, жить в нищете и страхе – ГОЛОСУЙ за Ельцина, ибо его проект «приватизации» приведет тебя к этому!»

Листовка против Ельцина, 1991 г. Из личного фонда Б.Н.Ельцина из архива президента Российской федерации
Листовка против Ельцина, 1991 г. Из личного фонда Б.Н.Ельцина из архива президента Российской федерации

Сторонники Ельцина, в свою очередь, обращались ко всем россиянам:

«Земляки: Рабочий! Крестьянин! Учитель! Писатель! Военнослужащий! Верующий! Сделай свободный и правильный выбор! Не поддавайся обману партийного аппарата и угнетавшего тебя чиновника! Хочешь жить хорошо – голосуй за Бориса Ельцина. Он – сторонник прогрессивных идей, он твой и мой соратник, он НАШ человек. Ельцин первым выступил против коррупции в партийных органах, показал истинное лицо их руководителей. Они не хотят простить ему этого. Они пытались и пытаются изгнать его отовсюду, вопреки народному мнению.
СООТЕЧЕСТВЕННИКИ! Проявим сплоченность и противопоставим партийной элите силу НАРОДНОГО ДУХА, ВОЛЮ В БОРЬБЕ ЗА СВОБОДУ и мирным путем победим! Наша победа в нашей сплоченности! Но победа будет за нами, если все выйдем 12 июня на выборы и голосованием докажем, что народ имеет свое мнение, которое отличается от мнения партаппарата».

В другой листовке, выпущенной штабом Ельцина, россияне призывались активно участвовать в выборах, так как партаппарат может сорвать их, сделав ставку на явку ниже 50%. На самом деле подобные призывы были лишь средством мобилизовать электорат Ельцина. Горбачев и партаппарат не делали ставки на неявку избирателей, сознавая, что в условиях небывалого в советской истории роста политической активности масс не приходится рассчитывать, что на первые альтернативные выборы президента России придет меньше половины зарегистрированных избирателей. Поэтому ставка была сделана на то, что Ельцин в первом туре не наберет более половины голосов и, следовательно, не победит, что давало Горбачеву и поддерживаемому им кандидату определенные шансы, связанные со вторым туром. Для этого соответствующим образом были подобраны его оппоненты на выборах. Николай Рыжков, имевший репутацию умеренного политика и крепкого хозяйственника, должен был мобилизовать традиционный коммунистический электорат. Задача Владимира Жириновского заключалась в том, чтобы привлечь на свою сторону избирателей с ксенофобскими и националистическими взглядами, которые в противном случае могли бы проигнорировать выборы. Аман Тулеев должен был оторвать от Ельцина часть голосов рабочих, а Вадим Бакатин – часть голосов либеральной интеллигенции. Однако все эти расчеты в итоге провалились.

Когда противники Ельцина писали в листовках об ухудшении жизни рабочего класса, да и других слоев населения, они не грешили против истины. В последние месяцы существования СССР росла инфляция и увеличивался дефицит всех товаров, в том числе первой необходимости, а дорогие продукты в кооперативах могли позволить себе немногие. Но подавляющее большинство граждан связывало ухудшение своего материального положения с политикой Горбачева, тогда как Ельцин еще никакой реальной власти не имел, и с его приходом к власти связывали надежды на перемены.

Бывший советник Ельцина Сергей Станкевич вспоминал:

«Ельцин был безусловным политическим и моральным авторитетом. Поэтому, когда во время первых президентских выборов возник лозунг «Народного депутата – в народные президенты», это было абсолютно логично. Все знали Ельцина как депутата, все понимали, куда он зовет. Но он был в меньшинстве. И мы призывали людей его поддержать. Вся кампания была построена на голом энтузиазме десятков тысяч волонтеров, у нас не было никакого финансирования. По ночам печатали листовки, развозили в аэропорты и на вокзалы. Помогали пилоты, бортпроводники, начальники и простые проводники поездов». О тогдашнем энтузиазме вспоминала и активистка демократического движения в Костроме Елена Шестакова, которая эти листовки распространяла: «Пусть те, кто ругает демократов первой волны, поймут, что мы не думали о личной выгоде, о меркантильных интересах, а мечтали лишь о лучшем будущем для России. И пусть на деле всё получилось не совсем так, как мечталось, пусть слишком много разочарований ожидало нас впереди, но мы были искренни в своём стремлении изменить мир к лучшему».

Этот народный энтузиазм обеспечил победу Ельцина как на первых выборах президента России, так и в борьбе с августовским путчем. Но энтузиазм очень быстро сошел на нет, когда народ увидел, как Ельцин и победившие вместе с ним демократы распорядились доставшейся им властью.

84-летний историк Сергей Дмитриев 9 июня отметил в дневнике:

«Из кандидатов один Ельцин кажется серьезным и солидным. Наглая кампания КПССников (идет с ведома Горбачева, несомненно) против Ельцина ему поможет. <...> Много-много мрази, враждебной всем россиянам, спит и видит, как бы протащить в президенты кого хочешь, только бы не Ельцина. Ну, как не сказать: умный человек Горбачев, но в этом пункте дурак. Боится за монолит своей власти. А покоится-то этот монолит на плывуне, на распадающейся почве».

Дмитриев верно подметил, что неуклюжая кампания, развернутая партийным аппаратом против Ельцина, только добавляла тому очки в глазах большинства избирателей. Историк указал и на еще одну ошибку Горбачева. Михаил Сергеевич сосредоточился на удержании и усилении своей власти как президента СССР, не сообразив, что переход Российской Федерации под контроль оппозиции выбивает почву из-под союзной власти. Видимо, Горбачев не придавал должного значения выборам первого президента России и не озаботился тем, чтобы противопоставить Ельцину действительно сильного кандидата.

Но были ли тогда в распоряжении Горбачева кандидаты сильнее Рыжкова? В тот же день на выборах мэров Москвы и Ленинграда победили демократические кандидаты Гавриил Попов и Анатолий Собчак, а более половины жителей Ленинграда проголосовали за возвращение городу названия Санкт-Петербург. Как отметил по горячим следам тот же Сергей Дмитриев, «явная общая предпочтительность демократов со стороны избирателей очевидна».

В этих условиях остановить Ельцина можно было бы только применяя репрессивные политические технологии, которые до прихода к власти Владимира Путина еще не были разработаны и, что еще важнее, Горбачев, объявивший демократизацию одним из своих лозунгов, не готов был применять подобные методы. Можно было также ввести чрезвычайное положение и отменить все выборы. Но к этому Михаил Сергеевич был еще менее готов. А его соратники, когда попытались реализовать эту программу в рамках ГКЧП, полностью провалились.

Помощник Горбачева Анатолий Черняев так запомнил 12 июня 1991 года:

«Может, и впрямь исторический день, когда Россия начнет новый отсчет времени... Новая «парадигма» нации. М. С. оказался менее прозорливым, чем Ельцин со своим звериным чутьем. М. С. боялся, что русский народ не простит ему отказа от империи. А русскому народу оказалось наплевать. (О чем я М. С. предупреждал еще 2 года назад). В результате инородцы отвернулись от М. С., а Ельцина превозносят... И он вещает: Россия станет новым центром притяжения, новым «солнцем» интернационального величия России.
Русские не умеют править... И к тому же единство России держалось на самодержавии губернаторов-наместников, т. е. на регионализме и на казачестве. И то и другое явило собой сугубо русское имперское начало целостности государства, а также природной склонности и способности русских к слиянию с местным населением. И, конечно, — на военном господстве, силе — к центру и вовне».
Борис Ельцин направляется на избирательный участок. Москва. 12 июня 1991 года.Фото из личного архива Б.Н.Ельцина
Борис Ельцин направляется на избирательный участок. Москва. 12 июня 1991 года.Фото из личного архива Б.Н.Ельцина
Валентин Кузьмин (Фотохроника ТАСС)

13 июня активистка демократического движения из Костромы Елена Шестакова записала в дневнике: «Ура! Похоже, что мы победили! Ельцин станет Президентом России! Теперь-то, наконец, Россия двинется вперёд!»

Но вот с продвижением вперед у России возникли проблемы. Противостояние президентов России и СССР длилось всего два месяца. То, что отставка Горбачева с поста президента предрешена, многие поняли сразу после победы Ельцина. Главный редактор павлодарской областной газеты «Звезда Прииртышья» Юрий Поминов уже 14 июня пришел к такому заключению:

«Насколько я понимаю, теперь предстоит отставка Горбачева, а, возможно, и отставка Совета Министров СССР, роспуск Верховного Совета СССР. Потому что итоги президентских выборов в России, кроме всего прочего, свидетельствуют о настроении россиян в пользу радикальных реформ. А еще эти итоги говорят не только о весьма скептическом отношении населения к «умеренному» Рыжкову, но и о непопулярности среди народа российской компартии, выдвинувшей и поддерживавшей Рыжкова на выборах. То есть россияне определились: они, скорее, с Ельциным, чем с Горбачевым. А что такое СССР без России?».

И в тот же день, после объявления предварительных итогов выборов, помощник Горбачева Черняев так охарактеризовал положение начальника: «Ему надо постепенно, с достоинством отходить в историю, осваивая великое свое в ней место. Закон великих переворотов».

Августовский путч положил конец как двоевластию, так и существованию СССР. Провал выступления ГКЧП, как и крах КПСС, был предопределен победой Ельцина на президентских выборах. Именно Борис Николаевич в августе возглавит сопротивление путчистам, которые так и не решились его арестовать.

А затем началась уже совсем другая история.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari