Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.20
  • EUR91.19
  • OIL49.63
  • 15875
История

«Эта страна сошла с ума!» Дневник британского разведчика из революционной России – публикуется впервые

Больше 100 лет назад британский разведчик офицер Джордж Натаниэль Нэш несколько раз посетил Россию в переломный момент ее истории и оставил подробный дневник и десятки отлично сохранившихся фотографий, вырезок из газет, пригласительных билетов на царские приемы и другие мероприятия, образцы многочисленных денежных знаков России смутного революционного времени и некоторые другие документы. The Insider впервые публикует отрывки из дневника Нэша с комментариями профессора университета ICESI (Колумбия) Владимира Рувинского, который обнаружил документ в Техасском университете в Остине и частично перевел его с английского.

Британского офицера Джорджа Нэша в определенном смысле можно назвать одним из первых, если не самым первым Джеймсом Бондом, направленным в Россию. Это можно понять по тому, как Нэш описывает процесс отбора в миссию и критерии, которые предъявлялись к кандидатам. Пребывание в России в период между 1917 и 1919 годами было не первой поездкой англичанина в страну. Он очень хорошо владел русским языком, в отличие от многих других иностранцев, писавших о революциях 1917 года, включая знаменитого Джона Рида, автора «Десяти дней, которые потрясли мир». Кстати, именно поэтому Рид почти никуда не ходил без переводчика.

О самом авторе дневника в Остине известно чрезвычайно мало. Вернувшись в Англию, он находился на лечении в госпитале Красного Креста в Брайтоне. Но дальше его следы теряются, и почти неизвестно, чем он занимался после бурной деятельности в России.

Джордж Натаниэль Нэш
Джордж Натаниэль Нэш

Дневник Нэша ценен по нескольким причинам. Во-первых, автор (как он сам и подчеркивает в предисловии к машинописной версии рукописного дневника), в отличие от многих своих современников, не стремился давать какие-либо аналитические оценки тем событиям, которым он был очевидцем или невольным участником. Большинство записей – это просто фиксация происходящего и того, как оно воспринималось в первую очередь самим Нэшем и окружающими его людьми. Он предоставляет возможность почувствовать Россию революционного времени так, как ее чувствовали не просто люди той эпохи, а этакие интуристы, которые приехали в страну с определенным набором стереотипов. Некоторые из них сразу же нашли подтверждение, а некоторые, наоборот, показали свою полную несостоятельность. Можно также утверждать, что восприятие текущих событий Нэшем во многом совпадало с тем, как их воспринимали за границей России на тот момент, что повлияло на принятие решений в Лондоне, Париже, Токио и Вашингтоне.

Вторая причина – это, конечно, возможность за счет изучения дневниковых записей восполнить пробелы в отечественной и иностранной историографии России времен Февральской и Октябрьской революций, а также начала гражданской войны. Дело в том, что Нэш с вызывающей восхищение педантичностью фиксировал те детали, которые сто лет спустя просто-напросто затерялись в беге времени, но которые могут помочь лучше понять причины и последствия тех или иных событий: Русская армия в последний год войны и положение дел на фронте; то, как менялись Петроград и Москва в 1917-19 годах; детали того, что делали представители союзников в России в канун иностранной интервенции; условия в тюрьмах первых лет Советской власти и то, как люди выживали в очередную смутную эпоху в истории «измученной и самой несчастной на всей Земле стране — России», как ее характеризует автор дневника уже вернувшись в Англию.

Наконец, после ареста большевиками в 1918 году, Нэш оказался в Бутырской тюрьме – в тот же самый момент, когда там находился один из центральных действующих лиц истории с немецкими деньгами для Ленина. И хотя рассказ Нэша по этому поводу требует дополнительного и тщательного исследования с привлечением других источников, этот эпизод – как и многие другие, которыми полон дневник – может вполне оказаться той самой ниточкой, потянув за которую, может быть, удастся восстановить цепь событий, которые до сих пор будоражат умы не только историков, но и многих других современников внутри и за пределами России.

Итак, 29-летний Нэш, уже побывав на передовой и будучи лейтенантом Британской Армии, в самом начале 1917 года приезжает в Россию в качестве представителя миссии союзников. Изначально миссия даже самому Нэшу казалась скорее увеселительной прогулкой, наполненной приятным времяпрепровождением в кругу царских особ, званными обедами, на которых подавались блюда высокой кухни, ежедневными посещениями театра, танцами до рассвета и налаживанием связей среди политиков, генералитета и других нужных людей, составлявших основу политических, военных и бизнес-элит Российской империи:

29.01.17.

Прибыл в Петроград в 10:30. Поехали в Hotel d’Europe <Гранд Отель Европа на Михайловской улице – The Insider>, где мы все живем. Утро выдалось довольно трудным, так как надо было присматривать за багажом 50-ти человек и распределять его по разным комнатам. Не мог даже принять ванну, хотя после почти 4 дней в поезде я определенно грязный. В 3 часа дня прибыл на прием к начальнику Генштаба. Он довольно хорошо говорит по-английски и, кажется, был с нами на войне в Южной Африке. После обеда удалось разыскать мистера Джейкобса в отеле d'Angleterre, где я обнаружил, что он и миссис Джейкобс были вынуждены арендовать бильярдную: такова нехватка жилья в Петрограде!

30.01.17

Намного холоднее — до 7 градусов ниже нуля, но довольно приятно, так как безветренно. Получено приказание явиться к Царю завтра в 11 часов утра. Присутствовал на приеме у министра иностранных дел в 22:00. Присутствовала вся миссия и, конечно же, различные послы и генерал-лейтенант сэр Джордж Хэнбери-Уильямс. На приеме было не протолкнуться, а столы, накрытые на ужин, в буквальном смысле стонали от тяжести выставленных на них всевозможных закусок.

31.01.17

Доехали до Царского вокзала, откуда на императорском поезде отбыли в Царское Село. Дорога заняла около 30 минут. По дороге попадались заснеженные поля, переливающиеся на ярком солнце. Когда мы прибыли на частный вокзал Царя, нас провели через личный зал ожидания Его Величества, который великолепно меблирован в старинном русском стиле. На императорских каретах нас привезли во дворец и провели в приемную. Присутствовала вся миссия, а также различные послы и многие должностные лица Русского Двора. Все члены английской миссии, которые ранее не были представлены царю, были представлены Его Величеству один за другим сэром Джорджем Бьюкененом, британским послом.

На приеме в Царском Селе. Январь 1917 г.
На приеме в Царском Селе. Январь 1917 г.
Д.Н. Нэш

Затем Его Величество пожал руку каждому из нас, и состоялся короткий разговор. Тем, кого ему представили ранее, он просто пожал руку. Говорят, он никогда не забывает лицо человека, однажды его увидев. Мне он задал несколько вопросов. Например, кем я был и чем занимался до приезда в Россию, почему я так хорошо говорю по-русски. Если честно признаться, для меня было большим облегчением, что он не стал продолжать беседу на великосветском русском языке (хотя я думаю, что был хорошо подготовлен, даже если бы он это сделал), но Царь предпочел говорить по-английски, на коем языке он говорит наиболее свободно – почти без акцента – и даже позволяет себе баловаться сленгом (однажды он употребил выражение «этот человек c гнильцой» <“rotten”>). Меня поразила живость, которую он проявлял в каждом коротком разговоре (должно быть, непросто вести интересный разговор с пятьюдесятью людьми один за другим) и его внешность. Я ожидал, что он будет выглядеть более измученным и уставшим. Однако Царь выглядел великолепно.

Царь позволяет себе баловаться сленгом: однажды он употребил выражение «этот человек c гнильцой» — rotten

Тем же вечером я прогулялся по Петрограду. Клянусь, это такое удовольствие — видеть прилично освещенный город и иметь возможность пройтись, не опасаясь услышать стрельбу, как это случается на линии фронта. Довольно сложно привыкнуть к новым условиям, и я все еще боюсь понести наказание в виде «одного месяца без увольнения» просто потому, что забыл опустить жалюзи после включения света.

02.02.17

6 градусов ниже нуля сегодня. Мой генерал был достаточно глуп, чтобы спать с широко открытым окном — в результате температура. Вызвали врача, который сказал, что опасности нет.

Сегодня за обедом и ужином нас развлекал оркестр балалаечников автомобильного корпуса. Они играли необычайно хорошо и заслуженно получили массу аплодисментов.

03.02.17

С тех пор, как мы здесь обосновались, с каждым днем становится все холоднее. Сегодня температура была до 10-15 градусов ниже нуля. Сцены на улице очень зимние. Лошади покрыты чем-то вроде инея, а бороды и усы извозчиков заморожены. Я заметил, что у них даже в некоторых случаях ресницы были белыми от инея.

Вечером поехали на императорском поезде от Императорского вокзала до Царского Села и пообедали с Царем. Во время ужина Царь произнес речь. Это была блестящая сцена, и она вполне соответствовала описаниям, которые можно прочитать в книгах. Его величество был таким же, как в прошлый раз: он по-дружески болтал с главными гостями, которых, в свою очередь, представили царице на входе в зал. Боюсь, что во французском и итальянском лагерях возникнет некоторая зависть, поскольку Его Величество 75% своего времени проводил в беседе с английскими гостями.

04.02.17

Я нахожусь на работе, но, кажется, что все свое время вынужден посвящать другим обязанностям, так как со своими мелкими неприятностями ко мне приходят все мои коллеги, которые не говорят по-русски. Один из моих сотрудников умоляет меня объяснить официанту, чтобы он на завтрак приносил ему 2 яйца, сваренные всмятку, а не вкрутую. Сэр Беркли Шеффилд просит меня помочь ему позвонить в посольство; Лейтон беспокоится о своей стирке и так далее.

В 17:00 нас приняли в Думе. В приглашении говорилось о чашке чая, но мы начали с шампанского и закончили тем же. Председатель Думы произнес волнующую речь, которую вся публика встретила в полном восторге. Однако само здание Думы снаружи выглядит довольно разочаровывающим (позже я обнаружил, что это переоборудованный старый дворец), но внутри все обставлено неплохо.

В приглашении в Думу говорилось о чашке чая, но мы начали с шампанского и закончили тем же

Вечером пошли в Мариинский оперный театр на балет «Лебединое озеро». Это был праздник мадемуазель Егоровой - известной императорской балерины <судя по всему речь идет о прощальном, перед отъездом в Финляндию, а потом во Францию, бенефисе балерины Любови Егоровой – The Insider>. В конце второго акта наблюдал дикие сцены энтузиазма среди поклонников балерины. Как правило, танцы (если я сам в них не участвую) утомляют меня до слез, но надо признать, что выступление Егоровой было действительно замечательным. Ее танец был самым выразительным. Мы сидели в Царской Ложе и к нам был представлен отдельный охранник.

В 22:00 пошел на прием в доме графа и графини Ностиц <граф Григорий Ностиц – русский генерал, военный агент во Франции, начальник штаба Гвардейского корпуса во время Первой мировой войны, был женат на актрисе из США Лили Нимич – The Insider>. Все были там — довольно блестящее собрание. Большинство официальных лиц исчезли около полуночи, когда мы начали танцевать. Потом был огромный ужин в час ночи. Потом еще танцы. Я пришел домой в 4 часа утра, но я знаю нескольких, кто пришел в 7 утра.

Первоначальные записи в дневнике Нэша свидетельствуют о том, что ничто, кажется, не предвещает ни ему, ни тем, с кем он проводит большую часть времени, начала драматических событий, которые вот-вот должны наступить, несмотря на то, что речь идет о феврале 1917 года! Конечно, занимаясь разведкой, Нэш был в курсе настроений в обществе, о чем косвенно свидетельствуют некоторые записи в его дневнике. Тем не менее, молодой и пока еще ничего не подозревающий «Джеймс Бонд» 21 февраля отправляется со спокойной душой в поездку на линию фронта, где ему и предстоит встретить новость о Февральской революции:

26.02.17

В поезде купил пару яблок – надо было заплатить по 1 рублю за каждое! Прибыли в Могилев, ставку Русского командования, в 2 часа дня. Сама поездка была довольно удобной, так как был выделен специальный вагон для всех путешествующих иностранных офицеров (дюжины или около того). В Ставке все иностранные офицеры размещены в отеле «Бристоль» (я еще не был ни в одном российском городе, в котором бы не было отеля под названием «Бристоль»). Весь Генштаб разместился в этой гостинице – всего около 100 человек. В целом очень удобно, но, конечно, налицо большая разница по сравнению с гостиницей «Европа» в Петрограде. Пока я в Ставке, ко мне приставили в качестве прислуги русского солдата, совсем юного, лет 20. Также в подмогу был приставлен малолетний крестьянский мальчик. Эти русские «Томми» хорошие ребята, но они малообразованны, и им все приходится объяснять по много раз.

Офицер проверяет документы у дезертира. Около Могилева, 1917 г.
Офицер проверяет документы у дезертира. Около Могилева, 1917 г.
Д.Н. Нэш

02.03.17

Побрился и вымылся, нанял сани и поехал к начальнику штаба Киевского округа, который извинился за то, что не договорился заранее о встрече с нами, после чего прикрепил к нам на день капитана барона Менгдена и предоставил в наше распоряжение машину. Затем мы нанесли визит командующему Киевским округом генералу Ходоровичу <генерал инфантерии Николай Александрович Ходорович – The Insider> , который сообщил нам, что нас желает видеть вдовствующая императрица Мария Федоровна (мать царя). Вдовствующая императрица была очень обаятельна, успокаивала сильно разволновавшегося меня, и я не думаю, что совершил какие-либо ужасные ошибки, за исключением, возможно, того, что я не знал, что к ней было бы правильно обратиться «мэм». Я же обратился к ней «Ваше Величество». Мы вели разговор на английском — Слава Богу! — о войне, об Англии, путешествиях, немцах (о которых она говорила довольно жестко) и т.д. Несмотря на свои годы, она выглядела очень бодрой и поразительно похожей на свою сестру королеву Александру (Датскую).

Проезжая по городу, я заметил огромную толпу у магазина обуви «Скороход». Выяснилось, что на эти ботинки был большой спрос, а их не хватало. Партия, вероятно, только что прибыла, и толпа из 300 или 400 человек жаждала свою пару. У хлебных и продуктовых магазинов, конечно, были обычные очереди — такие же, как в Петрограде. Иногда люди ждут с 4 утра, чтобы получить еду. В Петрограде я чувствую себя довольно виноватым при виде этой ожидающей толпы — ввиду того факта, что у нас самих дела шли необычайно хорошо, даже, на самом деле, мы переедали. Однако есть и другая сторона вопроса. Говорят, что в этой панике нет нужды и виноваты слухи. Говорят, что запасов еды вполне достаточно, но люди этому не верят и пытаются делать большие запасы еды, чем и вызвана проблема нехватки продуктов питания в розничной продаже.

09.03.17

Выехали из Черновцов в 9:30. Великолепная поездка через перевалы лесистых Карпат. Дороги отличные и мы прибыли на Юго-Западный фронт около 13:00. Во время обеда играл Инженерный оркестр, а после обеда мы пошли гулять по горам, любоваться великолепными пейзажами. Стол оказался очень хорошо накрыт. Я думал, что закуски никогда не закончатся! Мне сказали, что я должен попробовать все, и каждую новую закуску я был вынужден сопровождать новой стопкой водки. Затем мы приступили к собственно обеду, который завершился горячим красным вином! Во время обеда играл оркестр, а хор, состоящий из мужчин, собранных прямо из окопов, красиво пел. После ужина был также импровизированный концерт, и мы очень весело провели время до полуночи.

10.03.17

В 2 часа ночи меня разбудил кто-то на английском: «Вы — английский офицер?» Оказалось, что это профессор русской истории в Ливерпульском университете Пирс и, кстати, ужасный зануда, который вместе с леди Сибил Грей руководит больницей Красного Креста неподалеку здесь. Боюсь, я был с ним не очень вежлив. Члены этого госпиталя изо всех сил пытались добиться встречи с генералом Хэдламом (моим начальником) <Сэр Джон Хэдлам (John Headlam) – The Insider>, но он категорически отказался, заявив, что приехал инспектировать артиллерию, а не больницы, и что он не одобряет эти частные несанкционированные приключения, тем более, что весь персонал больницы имеет наглость носить форму британских офицеров, хотя они ими не являются.

Сказали, что два дня назад в Петрограде произошла революция. Начались беспорядки, и вызвали караул, но вместо того, чтобы стрелять по толпе, они начали стрелять в полицию! Конечно, революция уже давно назревала, но интересно, повернет ли она дела к лучшему?

17.03.17

Сегодня выяснилось, что царь Николай II отрекся от престола, и его брата Михаила попросили стать Императором. Сейчас же в России действует временное правительство, а большинство прежних министров арестованы! И вот уже три дня на улицах Петрограда идут бои! Ходят слухи, что на улицах столицы было убито и ранено от 2 до 10 тысяч человек, но это требует подтверждения.

18.03.17 <Киев>

Похоже, что есть два Манифеста. Один, в котором отрекся от престола Николай II, а другой – это тот, что подписан Михаилом, который готов принять трон, если нация на выборах укажет, что хочет этого. Эти манифесты разложены по окопам и объяснены солдатам, которые вполне удовлетворены объяснениями и выражают свое намерение вести войну с той же энергией, что и раньше.

Огромная толпа у городской управы, перед которой стоит памятник Столыпину — российскому премьеру, убитому в Киеве несколько лет назад. Его глаза забинтованы красным флагом, а на шее висит плакат со словом «предатель». Чувствуется сильный азарт. В Киеве пять кадетских училищ, и все они сегодня маршируют по улицам, толпа бурно аплодирует. Многие солдаты носят красные розетки, а некоторые войска идут с красными знаменами вместо полковых знамен.

20.03.17

Утром посетили авиашколу, отличное шоу! В обед мы с генералом заказали бутылку белого крымского вина. Подача вина в ресторанах Киева запрещена, но, если очень хочется, то можно договориться. За это небольшое удовольствие нам пришлось заплатить 15 рублей (₤ 1), хотя бутылку этого вина можно было раньше купить в городе по цене от 2 до 3 рублей.

Сегодня видели еще больше волнений. Войска маршируют по улицам, и у каждого солдата и офицера в петлице — красная розетка. Некоторые полки возглавляли студенты с винтовками, а в некоторых случаях, во главе шли некие деятели с саблями и револьверами! Марширующие несли красные знамена с надписями «Добро пожаловать в Республику!», «Добро пожаловать на свободу, Народ!». Да, похоже, у нас будет республика.

22.03.17

Купил в городе фруктов. Хозяин ­– так, чтобы никто не видел – показал мне золотые часы и цепочку с надписью, подаренную ему царем в знак признания оказанных услуг. Дело в том, что все магазины, которые раньше обслуживали царскую семью, теперь вынуждены были снять царский герб.

В связи с новым регламентом, затрагивающим отношения между солдатами и офицерами (например, теперь запрещается говорить «ты» солдатам, а нужно обращаться к ним только на «вы»), сегодня возле моей гостиницы произошел интересный инцидент. Молодой солдат не отсалютовал лейтенанту, а тот (явно только что прибыл с фронта и, возможно, не знал о новых правилах) упрекнул его за пренебрежение. Молодой солдат угрюмо отсалютовал, извинился, но обратился к нему: «Господин Лейтенант». Офицер, на повышенных тонах, спросил его, какого черта, что он имел в виду, обращаясь к нему подобным образом. Собралась довольно большая толпа. Однако все закончилось мирно, и, бросив повторный взгляд на молодого солдата, я с удивлением обнаружил, что это мой бывший слуга, о котором я ранее упоминал! Он больше не называет меня «Ваше Высокоблагородие», а просто «Господин Лейтенант!». Вот такие времена настали!

После обеда узнали очень интересные подробности революции. Для начала я должен сказать, что нельзя верить всему, что слышишь, поскольку это, по сути, страна слухов. Также я не могу поместить в этот дневник слишком много подробностей. Но, очевидно, что царь оказался очень упрям, ​​и, согласись он на различные реформы, он мог бы избежать всего этого расстройства и фактически стать кумиром этой великой нации. Русские остаются лояльными. Есть только очень горькое чувство против императрицы, которую обвиняют в откровенной прогерманской позиции. Но страна пресытилась положением дел, и последней каплей стало отсутствие продуктов и высокие цены. Толпы бесчинствуют, а рабочая партия заручилась симпатией войск в Петрограде (что плохо), и в течение нескольких дней царили дикие беспорядки и уличные бои. В то же время, ситуация ни в коем случае не безнадежна, а величайшая опасность состоит в том, что около 15% Лейбористской партии (теперь называемой Союзом рабочих и солдат) <Нэш имеет в виду Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП). 15% — отсылка к большевикам. Но, скорее всего, Нэш здесь не совсем точен, что поскольку в Петроградский совет вошли депутаты Госдумы, в том числе, от меньшевистской фракции РСДРП — The Insider> ­– экстремисты, террористы и анархисты словесного типа; это – бессовестные люди, готовые удовлетворить собственные цели даже за счет уничтожения Империи. Если эти 15% станут намного сильнее, ситуация станет очень серьезной. Между прочим, пока наш британский военный атташе находился по делам в военном министерстве, у него украли автомобиль! Революция!

Вернувшись с линии фронта в Петроград, Нэш не узнает город. Петроград повсюду несет следы недавних революционных волнений. Вот как Нэш описывает столицу в конце марта 1917 года:

26.03.17

Пошел сегодня посмотреть дом графа Фредерикса <Владимир Борисович Фредерикс, последний Министр Императорского Двора Российской империи – The Insider>. Он абсолютно выпотрошен. Толпа также сильно разгромила ресторан в отеле «Астория», в тот момент, когда там находилось много английских офицеров, к которым, однако, никто не приставал лично, хотя в некоторых случаях часть их снаряжения была украдена. По-прежнему довольно холодно – весна, к счастью для русских, поздняя, ​​иначе последствия для города могли быть еще хуже из-за более благоприятной погоды для действий бандитов.

С наступлением весны британскому военному советнику ничего не остается, как учиться привыкать к новому образу жизни:

02.04.17

В сегодняшней газете есть объявление о наборе стенографистки за 400 рублей. В месяц! (почти 500 фунтов стерлингов в год). Это хороший показатель высокой стоимости жизни здесь. 100 фунтов стерлингов в год, вероятно, были бы справедливой заработной платой за ту же работу в Англии.

С нами обедали миссис Блэр, полковник Уолтон и мистер Рейнольдс. Мне так надоел черный хлеб. В настоящее время нет белого хлеба, а черного мало. Я питаюсь черным хлебом с тех самых пор, как приехал в Петроград с фронта. Я бы сейчас все отдал только за то, чтобы полакомиться обычными тостами с маслом, как это и принято, в 16.30.

Я так хочу, чтобы эта гнилая революция наконец-то прекратилась. Какой дурак оказался царь! Если бы он решился на перемены и дал стране реформы вместо того, чтобы действовать упрямо, то все эти проблемы никогда бы не появились и никогда бы не наступили такие тревожные времен, как сейчас.

Какой дурак оказался царь! Если бы он решился на перемены, ничего этого бы не случилось

15 марта 1917 года к власти в России приходит Временное правительство, и Нэш продолжает свою работу в качестве представителя союзников при Штабе Русского командования, официально отвечающего за решение вопросов, связанных с поставками английского вооружения и координации действий союзных войск. И хотя для Нэша наступили новые времена, он еще не догадывается, что настоящие испытания его ждут впереди.

22.04.17

По пути из Москвы в Петроград, меня разбудили в 3 часа ночи для проверки документов. Надо сказать, что я всю ночь провел в обнимку с портфелем, где были служебные документы и очень надеюсь, что наступит день, когда у меня будет более приятный партнер по кровати, нежели портфель с документами! Я буду безумно рад избавиться от него, потому что мне приходится фактически с ним жить – я беру его с собой на обед в вагон-ресторан и повсюду, где я передвигаюсь в поезде. Кстати, я обнаружил, что все-таки в поездах еще довольно много интересных пассажиров, в том числе несколько японцев и американцев и, конечно же, англичане, с которыми я провел очень приятное время. Наконец, прибыл в Петроград и сразу же присоединился к штабу генерала Фредерика Пула.

23.04.17

Первым делом передал ответственным служащим портфель с документами. Провел день с полковником Траскоттом в Артиллерийском комитете и на оружейном заводе. Я нахожу свою работу очень интересной, так как она дает мне возможность собирать много информации о конструкции, износе и ремонте оружия.

Временное правительство России предоставило генералу Пулу возможность пользоваться бывшей царской автомашиной. Это абсолютно чудесная машина, отвечающая последней моде в автомобилестроении. Правда, повсюду инициалы «Н. II», но теперь это собственность нации.

Вскоре Нэш вновь отправляется на линию фронта, где наблюдает за попытками Русской Армии вести активные боевые действия. Ему становится ясно, что командованию приходится прилагать титанические усилия для того, чтобы что-то сдвинулось с места. Нэш пытается дать оценку тому, что он наблюдает, сугубо с точки зрения военного специалиста, но ему сложно избежать чувства приближающейся катастрофы:

02.07.17

Утро принесло плохие новости. Два гвардейских полка отказались идти в атаку! Был очень сильный дождь и гремел гром. Увидев все это, русские солдаты заявили, что силы небесные против войны! Тем не менее, бои еще продолжаются. Взято несколько тысяч пленных и захвачено достаточно много оружия. Хорошо!

03.07.17

Керенский, военный министр, посетил корпус, в котором мы находились, и пообедал с нами.

Керенский наблюдает за войсками на фронте. Лето 1917 г.
Керенский наблюдает за войсками на фронте. Лето 1917 г.
Д.Н. Нэш

04.07.17

Полное затмение Луны. Боюсь, как это будет воспринято войсками.

06.07.17

Греция объявила войну Германии. Таким образом, двенадцать союзников против четырех центральных держав – мы должны победить!

07.07.17

Сегодня религиозный праздник, и наш окопный минометный отряд отказался выполнять приказы. Эта страна сошла с ума! Вместо того, чтобы приказывать солдатам сражаться, нужно умолять их сделать это. Генералы, командующие дивизиями, обязаны сами вести своих людей через линию фронта, иначе они не пойдут.

14.07.17.

Сегодня в России все часы переведены на час, и каждый месяц будет на один день короче, так что примерно через год у России будет такой же календарь, как и у остальных цивилизованных держав.

Когда Нэш осенью 1917 года вернулся в Петроград с линии фронта, то получил приказ отправиться во Владивосток, куда он попал уже ближе к ноябрю. Британский офицер избегает упоминать детали своей миссии на Дальний Восток, но утверждает, что она была чрезвычайно успешной и полезной. Скорее всего, основной его задачей было выяснение на месте обстановки в городе, где менее чем через год высадятся союзные войска и начнется иностранная интервенция на Дальнем Востоке. Но пока до этого далеко, и вот как Нэш описывает свое первое впечатление о Владивостоке того времени:

«Во Владивостоке царит колоритная восточная атмосфера: здесь много японцев, китайцев и индийцев в разноцветных тюрбанах. Китайцы в основном служат домашней прислугой, японцы в основном занимаются торговлей, а индийцы обычно действуют в качестве сторожей (как противоядие от китайцев, между которыми и индийцами мало взаимопонимания). Среди китайцев довольно сильно развиты предрассудки, и независимо от того, насколько мало ваше заведение, вы практически вынуждены иметь троих из них в качестве домашней прислуги. Например, повар ни при каких обстоятельствах не заправит кровать, а «бой» – или камердинер – и не подумает чистить ваши ботинки, так как это – работа для кули <рабочие-кули (англ. Coolie) – дешевые наемные работники из Индии и Китая — The Insider>. Для небольшой семьи это скорее излишество. Например, пока я не присоединился к нему, мистер Фентон жил один, но все равно имел трех слуг. Повар — главный из них, и когда вы хотите обустроить свое заведение домашними работниками, вы просто берете повара, а он делает все остальное; без сомнения, он получает часть зарплаты, которую вы платите кули и камердинеру, устройством на работу которых он занимается сам.

Неопытный европеец склонен недооценивать важность иерархии в отношении китайской домашней прислуги, как я смог сам убедиться на своем опыте! Китаец теряет всякое уважение к европейцу, если последний выходит из себя по отношению к нему, и ни в коем случае европеец не должен отчитывать китайца в присутствии других китайцев. Я совершенно не знал об этом, и когда наш кули сильно подвел меня в части чистки моей обуви по случаю официального приема в японском консульстве, я довольно откровенно сказал ему, что думаю о нем в присутствии камердинера. Это было в 12 часов дня. Когда я вернулся в 14.30, я обнаружил, что, потеряв уважение ко мне и почувствовав, что он «потерял лицо» перед другими наемными китайцам, он ушел, хотя это было почти к концу месяца и он даже не дождался своей зарплаты! Позже я узнал, что иногда, когда они таким образом выясняют отношения, их гордость тем не менее не мешает им забрать с собой половину вашего гардероба. Кроме того, если вы относитесь к ним так, что они считают это отношение несправедливым, остальная часть китайского населения начнет вас бойкотировать, и вы не сможете нанять китайскую прислугу.

В то же время, после незамысловатой еды сегодняшнего Петрограда, Владивосток стал для меня очень приятной переменой. С помощью каши, яиц и бекона, тостов и мармелада на завтрак я почти вообразил себя живущим в добрые довоенные дни в Англии. Кстати, здесь можно полакомиться и особым сортом местного краба, с множеством толстых ножек. Да и устрицы чрезвычайно хороши».

Владивосток. Начало ноября 1917 г.
Владивосток. Начало ноября 1917 г.
Д.Н. Нэш

Помимо «сносной еды», настроение Нэшу подняло и то, что Владивосток оказался очень далеко географически от эпицентра новых революционных событий октября (ноября) 1917 года. И, кроме того, на тот момент у большевиков здесь практически не было реальных рычагов воздействия на ситуацию ­– столь велико было влияние Японии, США и Англии в этой части страны, которая только совсем недавно вошла в ее состав (в результате экспансионистской политики Российской Империи в Китае во второй половине 19 века). Последующие две записи в дневнике явно указывают на это:

По случаю дня рождения Императора Мейджи <3 ноября – The Insider> в консульстве Японии был организован официальный прием. Размеры этого консульства и развернутая экспозиция не оставляли ни малейших сомнений в амбициях Японии.

Единственным официальным инцидентом, заслуживающим особого внимания, стал визит американского линкора «Бруклин» во Владивосток. Он прибыл 23 ноября, а отбыл 11 декабря. Это был официальный визит, который должен был состояться еще в начале года, чтобы показать России, что великая Республика Нового Света испытывает огромные симпатии и готова помочь Новой Российской Республике всеми возможными способами. Однако в ноябре 1917 г. население Владивостока восприняло визит совсем по-другому и посчитало, что крейсер пришел сюда для того, чтобы навести порядок и в случае необходимости завладеть городом. Этот факт в сочетании с общим убеждением, что японские крейсеры стоят в полной готовности неподалеку, оказали превосходное воздействие на большевистские элементы, и никаких беспорядков по образцу Петрограда не произошло.

Закончив свою миссию во Владивостоке, Нэш отправляется обратно в Петроград: дипломатические отношения с Англией пока еще формально не разорваны, и, несмотря на революционные события, Транссиб продолжает работать. Однако, безусловно, путешествие через всю Россию в январе 1918 года нельзя назвать «обычным делом». Вот что фиксирует в своем дневнике Нэш по этому поводу:

01.07.18.

Прибыл в Маньчжурию в 3 часа ночи. Я не стал вставать на таможенный досмотр, но казачий офицер разбудил меня, потребовал паспорт и спросил, куда я еду. Когда я ответил, что в Петроград, он сказал: «Не советую вам туда ехать. Петроград оккупирован немцами!» Я был полусонный, но от этой новости, которая меня повергла в шок, проснулся окончательно. Однако, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что проверяющий безнадежно пьян. Тем временем, трубы в нашем умывальнике замерзли так, что сегодня не было воды и умыться было нельзя. Видел караван верблюдов, идущих по снегу. Это самое странное зрелище, которое я могу припомнить.

10.01.18

Прибыл в Иркутск где-то ночью. В ходе недавних беспорядков там, по сообщениям, погибло и ранено от 4 до 5 тысяч человек. Здесь сломалась сцепка двух вагонов, и мы задержались на 3 часа. Пока шел ремонт, пригляделся, что основные пассажиры в нашем вагоне – это спекулянты, курсирующие между Владивостоком и Петроградом.

12.01.18

Проехал Красноярск около 6 утра. Это означает, что половина пути пройдена, но мы опаздываем уже на два дня.

Женщины убирают снег на железной дороге. Под Красноярском.
Женщины убирают снег на железной дороге. Под Красноярском.
Д.Н. Нэш

15.01.18

Около 25 солдат забились сегодня в поезд и готовились занять наши места. С большим трудом, уповая на «дипломатическую неприкосновенность» и «едут иностранцы», удалось уговорить их этого не делать. Примерно в 15 милях от Екатеринбурга наш поезд снова обыскали. На этот раз искали спирт и сахар. Сахар забрали даже из вагона-ресторана. Когда достигли самого города, оказалось, что он во власти моряков Балтийского флота! Они хотели провести еще один обыск поезда, но удалось уговорить их отказать себе в этом удовольствии.

В результате всех злоключений, поломок и многочасовых досмотров в пути, в Петроград Нэш попал только к концу января и остался им сильно разочарован. Но там он долго не задержался: в стремительно ухудшающейся обстановке было решено, что он попытается попасть на юг страны, который пока еще не контролировался большевиками.

01.02.18

Я уезжаю сегодня вечером на юг, и очень рад, что я смогу выбраться из такой удручающей дыры, в какую превратился Петроград. Улицы в отвратительном состоянии. Никто даже не пытается их очистить, и в результате они представляют собой сплошную массу грязного снега, который тает, местами образует лужи глубиной в фут, и поездка на извозчике становится похожей на цирковой аттракцион. Электрический свет включается только в 18:00 и отключается в полночь — нехватка топлива. Думаю, его скоро совсем отключат, а свечи достать невозможно. Газа не найти. Телефоны работают только время от времени. Все выглядят бледными и подавленными. Большевики становятся сильнее с каждым днем, и продовольственный вопрос стоит особенно остро. Например, сливочное масло стоит 12 рублей за фунт – это примерно в 15 раз дороже, чем до войны. Одним словом, все перевернуто с ног на голову. Даже градусник в феврале показывает 7˚ тепла!

Убийства и ограбления на дороге стали обычным делом. Что же касается дел на фронте, то в российской армии сейчас нет офицеров. Все они низведены до того же уровня, что и простые солдаты, с солдатской оплатой и формой. Знаков различия теперь нет. Во время путешествия по Сибири, а также в Петрограде, ко мне несколько раз обращались солдаты с требованием снять погоны! Я, скорее всего, буду вынужден вскоре это сделать, в то время как немецкие и австрийские офицеры – освобожденные военнопленные – могут свободно разгуливать в парадной форме по Невскому проспекту! Тысячи военнопленных освобождены, и они разгуливают совершенно свободно.

Путь Нэша на юг России лежал через Москву, где он провел неделю:

Я снова посмотрел на старую Москву и был рад обнаружить, что ущерб, нанесенный в октябрьских боях, не был столь серьезным, как ходили слухи. Кремль, конечно, пострадал, и некоторые дома разрушены. Но, в целом, условия в Москве не такие плохие, как в Петрограде. Нет такой страшной нехватки еды, улицы чище и в целом порядка побольше. Удалось даже один раз побывать в Художественном театре. Игра, как обычно, была почти идеальной, но пьеса оказалась довольно мрачной – норвежской работой, чем-то вроде Ибсена. Уехали из Москвы в полночь под аккомпанемент стрельбы.

В июле 1918 года Нэш уже на Кавказе (в Грузии, Ингушетии, Чечне, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии), где, как пишет автор дневника, он «весьма неплохо проводит время». Здесь у него «появилось много друзей разных национальностей». Как и многим европейцам, Кавказ предстал Нэшу «современной Вавилонской башней», и британец оказался очарован культурными особенностями людей, населяющих этот край. Но именно здесь, на Кавказе, удача отвернулась от Нэша: большевики его арестовывают за подрывную работу, и Рождество 1918 года ему пришлось уже встречать в Бутырской тюрьме в Москве. Пожалуй, в дневнике Нэша можно встретить самое подробное описание не только условий содержания иностранцев в советской тюрьме в самом начале прихода к власти большевиков, но и подробные свидетельства того, с кем и как они могли общаться в подобных, мягко говоря, необычных условиях. Кроме того, не стоит забывать, что речь идет о хорошо подготовленном офицере разведки, с цепкой памятью и прекрасно отработанной техникой наблюдения. По словам Нэша, ему доставляло большой интерес наблюдать за внутренним миром охранников:

24.12.18

Наше общение с ними, без сомнения, было самой лучшей пропагандой против большевистской идеи, настолько сильной, что впоследствии мы обнаружили, что между охранниками шла довольно острая конкуренция за то, кто будет охранять английскую миссию. Часто прежние охранники, возвращаясь к нам, пожимали нам руки. В этих обстоятельствах легко представить себе, что многие правила и нормы были нарушены. Известно, что запретный плод – самый сладкий, и, несмотря на запрет, под покровом вечерней темноты, мы часто беседовали с нашими охранниками. Иногда эти беседы даже сопровождались бутылкой вина за ужином или бренди после обеда. Иногда мы даже выпивали водки!

По наблюдениям Нэша, только небольшая часть красноармейцев была действительно «красной». Как пишет британский заключенный,

иногда можно было встретить действительно пламенного большевика, который выплевывал большевистские боевые кличи и смотрел на нас с чрезмерной злобой, даже не пытаясь скрыть это. Остальные же 90% стали красными по разным причинам: чтобы избежать голода, ради жен и семей, чтобы спасти свою шкуру, ради любви к приключениям (редко) или ради соблазна добычи (часто).

Последний день 1918 года, находясь в тюрьме, Нэш использует для того, чтобы зафиксировать то, с какими людьми ему довелось оказаться в заключении:

31.12.18

Мы сели и встретили Новый год. Конечно, спросили друг друга, о чем мы думаем? Сошлись во мнении, что просто мечтаем о том дне, когда снова увидим Англию. Мы все ее обожаем. Но в этой тюрьме можно встретить не только нас, иностранцев, но и настоящую элиту русского общества, и, когда надзиратель не смотрит, я часто выскакиваю из камеры и навещаю генерала, губернатора, князя, судью или архиепископа. Они всегда радушно принимают меня, но тема для разговоров всегда одна — политика, приход Колчака, окончательное свержение большевиков и так далее.

С другой стороны, конечно же, представлен и противоположный элемент. Я помню, как однажды, умываясь в туалете, я довольно долго разговаривал с человеком рядом со мной. Естественно, я задал ему извечный вопрос: «За что тебя?» В ответ на этот вопрос все обычно заявляют о своей невиновности, но этот господин был исключением из правил и откровенно признал, что при царском режиме он получил пожизненный срок за ограбление с убийством. Когда к власти пришли большевики, он вместе с другими «жертвами самодержавия» был освобожден, но вскоре вернулся в тюрьму, чтобы отбыть такой же срок за точно такое же преступление – на этот раз приговоренный новым режимом. Когда большевики будут свергнуты, возможно, он снова будет освобожден. Он признался, что самые ранние его воспоминания были о тюрьме, и я не сомневаюсь, что последние будут такими же.

Беседовал Нэш и с высокопоставленными охранниками, с которыми у него установились весьма доверительные отношения. Этому немало способствовала удивительная «культурная программа», которая предлагалась иностранным заключенным Бутырки, скорее всего, не без определенного нажима Красного Креста на советские власти. После начала переговоров между Советской Россией и Британской Империей, с целью обмена находящихся в тюрьме в Москве 18 британских подданных на взятых в плен экипажей советских миноносцев «Автроил» и «Спартак», направлявшихся на Таллин, Нэшу и его товарищам было предоставлено гораздо больше свободы, и власти разрешили заключенным посещать картинные галереи и музеи (под охраной). Позже эти послабления были дополнены разрешением на посещение театров. Правда, как считал Нэш, это было сделано во многом потому, что сами охранники в этом видели шанс получить бесплатный билет.

Как бы там ни было, британских заключенных несколько раз водили в Большой театр на «Риголетто», «Корсара» и «Щелкунчика». И, создается впечатление, что для некогда блистательного представителя модной британской миссии, привыкшего наслаждаться жизнью на полную катушку, посещение театра в качестве арестанта стало даже большей травмой нежели само нахождение под стражей: отмечая, что качество оперы осталось на прежнем уровне, Нэш не мог не отметить несуразность антуража, в котором проходил спектакль.

Британских заключенных несколько раз водили в Большой театр на «Риголетто», «Корсара» и «Щелкунчика»

Дневник Нэша содержит и интересное свидетельство, которое связано с финансовыми отношениями между большевиками и властями Германии. Насколько оно достоверно, неясно, но поскольку британскому офицеру удалось наладить связи с высокопоставленными чекистами, то не стоит его сбрасывать со счетов. История взаимоотношений Ленина и имперской Германии по-прежнему вызывает много споров как в России, так и за рубежом. На многие из вопросов в отношении событий 1917 года и приезда Ленина в Россию были даны если не исчерпывающие, то более или менее полные ответы. Намного меньше ясности в том, что происходило после того, как большевики взяли власть в Петрограде. В этом смысле, то, о чем пишет ниже Нэш, можно рассматривать как или еще одну детективную историю, или как повод для исторического расследования (или как то и другое одновременно):

25.04.19

Вайнберг был казнен вчера вечером. Я уверен, что карьера этого джентльмена заслуживает внимания, чтобы здесь ее описать подробно. В дореволюционные времена Вайнберг был менеджером немецкого банка в России. В первые дни большевистской власти от имени правительства Германии он выдал Ленину и его сподвижникам большую сумму денег. При этом он получил от Ленина квитанцию, которую отправил в Германию. Затем он исчез, но позже под вымышленным именем получил должность в большевистском комиссариате. В этом качестве он подделывал документы, дающие ему право переводить большие суммы рублей (всего более миллиона) в Германию по очень выгодному обменному курсу. Эти суммы переводились на его частный счет в Берлине. Однако, прежде чем он смог сбежать в Германию, его мошенничество было обнаружено, и он был предан суду и приговорен к смертной казни.

Находясь в тюрьме, Ленин и его соратники неоднократно обещали ему свободу при условии, что он подпишет заявление о том, что советское правительство никогда не получало никаких денежных сумм от Германии и что квитанции, посланные в Берлин, являются недействительными. Сначала он отказывался это делать, но вскоре его здоровье пошатнулось, нервы не выдержали, и он наконец согласился с требованиями. В этом была его ошибка. Когда его вывели прошлой ночью, он кричал и скулил и наконец додумался полностью раздеться, надеясь таким образом отложить роковой час. Однако они запихали его в машину и в таком виде, и, как потом стало известно, расстреляли за городом. Поздравляю большевиков! Избавив мир от этого двойного предателя, они оказали человечеству огромную услугу.

В конце концов, советские власти выдали Джорджа Нэша британским властям в том же 1919 году. Некоторое время он проходил курс лечения в госпитале Красного Креста, но потом следы его теряются. Сотрудники архива Техасского университета в Остине несколько раз пытались навести справки, но безуспешно. Возможно, что эта публикация может привлечь внимание профессиональных историков, которые заинтересуются дневником лейтенанта Нэша и содержащимися в нем свидетельствами от первого лица драматических событий, происходивших в переломный момент истории России между 1917 и 1919 годами. Истории, в которой все еще остается много пробелов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari