Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.87
  • EUR99.45
  • OIL82.15
Поддержите нас English
  • 2504
Экономика

Горючее топливо: российские НПЗ стали главной мишенью дронов, это может привести к перебоям поставок топлива на фронт

Украина пробует новую тактику для дроновых атак: ВСУ резко нарастили удары беспилотниками по российским объектам топливной инфраструктуры. С начала года были поражены уже 9 НПЗ. Атаки далеко не безобидны. В случае удачного попадания НПЗ может выйти из строя на продолжительное время, а санкции усложняют ремонт. Если одновременно встанут три южных нефтеперерабатывающих завода, то возможны серьезные перебои с поставками топлива для фронта.

Содержание
  • Девять происшествий с начала года

  • Почему атакуют именно НПЗ

  • Сколько топлива нужно армии

  • Какие НПЗ снабжают армию

  • Можно ли быстро починить заводы в условиях санкций

  • Как атаки скажутся на ценах

Санкции пока не сказались ни на добыче, ни на переработке российской нефти. Страна полностью обеспечивает себя топливом, оставляя больше половины всей нефти внутри. Примерно половина произведенного топлива еще и экспортируется (в основном дизель и мазут). А вот аварии и взрывы, в отличие от санкций, могут привести к длительным остановкам перерабатывающих заводов. Из-за того что поставки оборудования и запчастей для нефтяной отрасли ограничены, в случае масштабных разрушений России может грозить временный дефицит бензина и дизеля.

Девять происшествий с начала года

С начала года беспилотники долетели уже до девяти российских НПЗ, но по-настоящему результативных попаданий пока немного. Первой серьезной жертвой стал один из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов России — НПЗ «Роснефти» в Туапсе. Загорелась вакуумная колонна, как уточнил источник The Insider в горадминистрации. По данным источников Reuters, работа завода остановлена до марта.

Вакуумная установка — основная мишень на таких заводах. Жидкие нефтепродукты сложно поджечь даже сброшенной с дронов взрывчаткой. Нефтеперерабатывающие заводы — это очень крепкие и хорошо защищенные сооружения, строившиеся с расчетом, что они могут быть атакованы, объяснял эксперт Фонда Карнеги Сергей Вакуленко. Но если попасть в колонну разделения нефтяных газов, то «можно устроить взрыв и изрядный пожар».

В атакованном за три дня до Туапсинского НПЗ терминале в Усть-Луге, вероятно, тоже целили в колонну, но дрон не долетел.

На Волгоградском НПЗ «Лукойла» утром 3 февраля беспилотник рухнул на установку первичной переработки нефти, возможно, на ту, которую только в 2022 году закончили модернизировать. Вакуумная колонна — часть такой установки, но попали не в нее, а в трубопровод. В тот же день «Лукойл» заявил, что завод работает в штатном режиме. Этот завод — крупнейший производитель и поставщик нефтепродуктов в Южном федеральном округе.

А именно 275 млн тонн из добытых 523 млн тонн в 2023 году.

В России 30 крупных НПЗ перерабатывают 80% нефти, они принадлежат нефтяным и нефтегазовым гигантам. И еще более 40 небольших независимых и мини-НПЗ.

Россия в ответ атаковала двумя ракетами «Искандер» Кременчугский НПЗ. Впервые по крупнейшему нефтеперерабатывающему заводу Украины (проектная мощность 18,6 млн тонн в год) российские ракеты ударили в апреле 2022 года. Тогда областная администрация заявила, что он не восстановит работу до конца года. В феврале 2023 года бывший депутат Верховной рады Олег Царев сообщил, что, по его данным, завод никогда полностью не закрывали.

До этого, 15 января, произошла авария на «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтезе» в Кстове. Это крупнейший НПЗ «Лукойла» и четвертый по всей России. Там вышла из строя установка каталитического крекинга. Но внешнее воздействие не подтверждается. Позже, 31 января, дроны были сбиты недалеко от НПЗ.

Почему атакуют именно НПЗ

Вероятно, чтобы оставить армию вторжения без топлива. «В случае ударов, диверсий и “внезапных аварий” на российских НПЗ, таких как нижегородский завод “Лукойла”, достигается несколько целей», — объясняет украинский военный эксперт Леонид Дмитриев. Первая — создать дефицит топлива, который вынудит перебрасывать его с других заводов или из других регионов, «а в случае ведения войны увеличение логистического плеча, вызывающего задержку отгрузки в войска даже на неделю-две, может существенно изменить картину на фронте, где любая заминка с заправкой тяжелой техники меняет ситуацию на острых направлениях».

Вторая цель — оттянуть на себя дефицитные ресурсы ПВО, как, например, в случае с атаками на объекты в Ленинградской области. Там, чтобы сбить украинский беспилотник 31 января, силы ПВО впервые применили зенитно-ракетный комплекс С-400 «Триумф». Настройка антидроновых систем уже создает проблемы со связью в Ленинградской, Новгородской и Псковской областях.

И третья, менее очевидная цель — создать дефицит редкого ракетного и авиационного топлива, у которого «не бесконечный срок хранения, его оборачиваемость занимает примерно месяц: от производства до использования». К примеру, такой НПЗ может быть встроен в цепочку производства децилина — топлива для ракет семейства Х-101/55/555, «Калибр», Х-59 (именно такие поражали гражданские суда в портах «большой Одессы» и Дуная) и Х-32. Или термостабильное топливо Т-6, предназначенное для длительных сверхзвуковых полетов на большой высоте двигателя «Оникс» (ракета П-800). Сейчас его производят Орский и Ангарский НПЗ, уточняет Дмитриев.

Еще одна возможная цель — снизить доходы бюджета от экспорта нефтепродуктов. Ведь остановленный Туапсинский НПЗ работал как раз на экспорт. Продажа топлива за рубеж в январе действительно сократилась: по дизелю на 23%, по бензину — на 37%, в сравнении с январем 2023 года.

Но нельзя сказать, что это значительный удар по бюджету. Экспортная пошлина со всех нефтепродуктов в 2023 году составила только 1,4% от нефтегазовых доходов бюджета (126 млрд рублей из 8,8 трлн рублей). Поэтому правительство России, например, само иногда вводит полный запрет на экспорт нефтепродуктов, не теряя в доходах. В 2024 году поступления в бюджет будут еще меньше зависеть от экспорта — ставки пошлины обнулились (а налоги на добычу, наоборот, поднялись, так что деньги будут получать со скважин, а не на таможне). Строго говоря, российскому бюджету выгоднее экспортировать сырую нефть, а не произведенные из нее нефтепродукты, потому что так не нужно тратить деньги на компенсацию нефтепереработчикам роста мировых цен (так называемый топливный демпфер).

Сколько топлива нужно армии

В среднем армия вторжения потребляла 180 тысяч тонн в месяц бензина, дизеля и авиакеросина, подсчитало агентство Bloomberg — столько получали подразделения Минобороны России в шести приграничных с Украиной регионах, а также в аннексированных Донецкой и Луганской областях в первые семь месяцев войны. У аналитиков S&P в мае 2022 года получалось порядка 350 тысяч тонн в месяц. То есть от 2 млн до 4 млн тонн всех трех видов топлива в год.

Для сравнения, в мирное время вся армия России потребляла 2 млн тонн горюче-смазочных материалов в год. А за 9 лет Афганской войны из СССР было подано более 6,8 млн тонн горючего. Для этого специальные войска развернули две трубопроводные системы на 1200 км — 80% топлива шло по ним.

2–4 млн тонн, которые, предположительно, понадобились армии России в 2022 году, — это 1,5–3% от производства горючего и 2–5% от его потребления на внутреннем рынке, по подсчетам The Insider. Отдельно дизельного топлива российская армия в Украине потребляет 6% от всего выпуска, оценивал S&P.

Вряд ли сейчас этот показатель меньше — российские войска ведут как минимум две крупные наступательные операции: на Авдеевский укрепрайон под Донецком и на Купянск (с замыслом выйти к левому берегу реки Оскол). Соответственно, расход топлива должен быть выше, чем при обороне, как, например, было осенью 2022 года, когда российские войска отступали от Харькова и готовились покинуть Херсон.

Кроме того, необходимо учитывать фактор зимы, когда ведение боевых действий требует на 50% больше снабжения и логистических операций, по сравнению с летними кампаниями. Зимой предпочтительнее использовать зимнее дизельное топливо, не застывающее при отрицательных температурах. Его в России производится традиционно меньше, чем нужно.

Армия вторжения потребляет, в первую очередь, дизель и создает на него дополнительный спрос, особенно в южной части России. Это не стало причиной топливного кризиса летом 2023 года, однако повлияло на рынок. С начала войны Россия увеличила выпуск дизеля на 9% — до 88 млн тонн.

Доля бензина в структуре потребления российской армии могла вырасти, поскольку из-за недостатка штатных транспортных средств (из-за потерь, разнесенности позиций на местности и новых потребностей, например, для операторов дронов и РЭБ) часто применяются гражданские автомобили (вроде «Нив» и «Буханок»). Но точно подсчитать эти показатели не представляется возможным — такие автомобили не регистрируются в воинских частях и заправляют их военные за свой счет.

Какие НПЗ снабжают армию

Важны в первую очередь южные НПЗ, находящиеся близко к зоне боевых действий. Но, как объяснил The Insider эксперт нефтегазового рынка, дело не только в географии — всё устроено сложнее. Не все НПЗ специализируются на дизеле и керосине. К тому же некоторые работают преимущественно на экспорт — остановка таких заводов не потрясение для внутреннего рынка.

С учетом всех этих факторов следующими целями могут быть Рязань и Самара, считает собеседник The Insider: «Во-первых, они потенциально достижимы. А во-вторых, как раз играют важную роль в поставках для армии».

А именно 275 млн тонн из добытых 523 млн тонн в 2023 году.

В России 30 крупных НПЗ перерабатывают 80% нефти, они принадлежат нефтяным и нефтегазовым гигантам. И еще более 40 небольших независимых и мини-НПЗ.

Следующими целями могут быть Рязань и Самара, считает один из экспертов нефтяного рынка

Принадлежащая «Роснефти» «Рязанская нефтеперерабатывающая компания» — это третий в стране и крупнейший в Центральном федеральном округе НПЗ. За год он один способен покрыть потребности армии и произвести 3,6 млн тонн бензина, 4,5 млн тонн дизтоплива и 1,2 млн тонн авивкеросина.

А недалеко от Самары находятся Куйбышевский (7 млн тонн), Новокуйбышевский (8,3 млн тонн) и Сызранский (8,5 млн тонн) НПЗ той же «Роснефти».

«Роснефть», вполне возможно, — крупнейший поставщик вооруженных сил России. До войны ее руководитель Игорь Сечин часто просил назначить компанию единственным поставщиком силовых структур и получал согласие. По распоряжению правительства «Роснефть» задолго до войны была поставщиком смазочных материалов для Минобороны, Следственного комитета, МЧС, МВД и Росгвардии, говорилось в отчете компании об устойчивом развитии за 2018 год. Это не касалось авиатоплива, для него были свои пять поставщиков.

Но даже если остановятся заводы на юге России, страна найдет топливо для армии, сходятся во мнении опрошенные эксперты, «у армии топлива не будет, только если взорвут все НПЗ в России», в противном случае «хоть из Сибири, но привезут».

В теории железные дороги должны успеть перестроить поставки достаточно быстро, считают опрошенные The Insider эксперты. Возить нефть на дальние расстояния — это то, чем и занимаются сейчас товарные составы. Средняя дальность перевозки 1 тонны нефтеналивных грузов по России — более 2000 км.

Например, в приграничные регионы дизель поставляет башкирский «Газпром нефтехим Салават». Возможно, он уже идет на нужды армии, поскольку у завода есть разрешения на выпуск продукции для военных нужд. В ноябре 2022 года поставки этого завода к границе с Украиной превышали 40 тыс. тонн, писало Радио Свобода.

Переориентация поставок внутри региона — задача еще проще. НПЗ ежегодно останавливают работу на месяц для планового ремонта, и их норму выпуска перераспределяют на соседние заводы. Впрочем, не всегда это проходит безболезненно. В дефиците дизеля в 2023 году винили не только экономические меры правительства, но и остановку на ремонт сразу семи НПЗ.

Сеть нефтебаз на российской территории должна подстраховать в такой ситуации. Там хранятся запасы топлива, которых достаточно на несколько суток или даже недель. Правда, сами хранилища — удобная мишень.

«В Российской Федерации, в отличие от многих государств мира, практически отсутствуют стратегические запасы нефти, газа, нефтепродуктов, размещенные в специально созданных надежно защищенных подземных хранилищах. Около 11 млн тонн нефтепродуктов находится в наземных резервуарах, размещенных на комбинатах Федерального агентства по государственным резервам. Срок службы этих хранилищ в основном уже более 40–60 лет, эксплуатация в мирное время связана с большим риском, а в военное они легко будут уничтожены. Сегодня в составе Росрезерва действует только один комбинат с подземным (каменная соль) хранением нефтепродуктов объемом около 0,5 млн м³ — в Прибайкалье», — пишут генерал-майор в отставке Константин Шеин и полковник в отставке Александр Смуров.

В зоне боевых действий нет крупных нефтебаз — они сразу же станут мишенью для украинских ракет. Поэтому в конечном счете в экстренных ситуациях всё будет зависеть от того, как быстро служба горючего сможет организовать доставку с этих баз.

Если не справятся рельсы, задачу может выполнить труба. Часть резервов Минобороны уже содержится в магистралях «Транснефти». По магистральным и полевым трубопроводам может поступать до 60–80% всех необходимых армии нефтепродуктов, считают эксперты из ГосНИИ химмотологии. Теоретически трубопроводный батальон может развернуть новый нефтепродуктопровод, но не мгновенно — средний темп монтажа не более 60 км в сутки.

Можно ли быстро починить заводы в условиях санкций

Конечно, санкции усложняют задачу, ведь российские НПЗ модернизировали иностранным оборудованием. Опрошенные The Insider эксперты отмечают, что современные НПЗ практически всё оборудование заменили иностранным и всё оно находится под санкциями. В случае поломки производитель новое уже не продаст. Но это не значит, что способов починить не найдется.

В последнее время зависимость от импорта все-таки удалось снизить, придерживается другой позиции вице-премьер Александр Новак. Если в 2015 году доля импорта в нефтегазовом машиностроении достигала 55%, то на начало 2024 года это 35%.

Модернизация НПЗ продолжается и сейчас, несмотря на санкции. Так, в Сибирском федеральном округе у региональных компаний вырос выпуск нефтепродуктов, и связано это «с масштабной модернизацией производства», пишет Центробанк: «В третьей декаде сентября 2023 года на одном из сибирских НПЗ введен в эксплуатацию новый комплекс первичной переработки нефти для выпуска бензина, дизтоплива и авиакеросина».

Часть оборудования начинают производить в России. «Предприятия машиностроительной отрасли в III квартале продолжили наращивать выпуск инновационной и импортозамещающей продукции, в том числе нефтегазового и нефтесервисного оборудования», — говорится в обзоре ЦБ.

«Многие позиции, попавшие под ограничения, уже научились привозить через Турцию и Китай. Можно предположить, что необходимые для ремонта оборудование и комплектующие тоже попытаются найти в Азии», — говорит нефтегазовый эксперт одного из российских регионов, попросивший об анонимности. Но тут сложности могут возникнуть с софтом, который может конфликтовать с оригинальным.

Масштабный ремонт, возможно, и не понадобится. Вывести из строя НПЗ не так просто, и Туапсинский завод «Роснефти» — пока первая серьезная жертва атак дронов. Стандарты, по которым построены и модернизированы российские НПЗ, растут из ГОСТов времен холодной войны, а тогда их проектировали так, чтобы обеспечить жизнестойкость заводов даже в условиях авиационных бомбардировок 1000-килограммовыми бомбами. На НПЗ предусмотрены и мощные системы пожаротушения, и отсечения подачи горючих материалов.

Пока атаки дронов выглядят как прессинг и моральное давление с обеих сторон. В случае результативных ударов риски для Украины выше, сходятся российские эксперты. Но пока и здесь удары России не приводят к параличу поставок для экономики, тем более армии, комментирует Дмитриев. Хотя Россия показала, что удары могут достигать тактических целей. «Уничтожая инфраструктуру хранения в Украине, Россия добивается краткосрочных результатов “здесь и сейчас”. Причем экономика такого воздействия не всегда выглядит логично, ведь объект огневого воздействия должен стоить дороже самого воздействия, — замечает он. — Украина усвоила уроки массированных ударов по нефтебазам, и никто не держит много топлива в одном месте, источники поставок диверсифицированы».

Как атаки скажутся на ценах

Пока повреждения от дронов несущественные. Пока российские НПЗ снизили пререработку нефти на 4% в январе по сравнению с январем прошлого года, по данным «Коммерсанта». Для «Роснефти» снижение из-за остановки Туапсинского НПЗ — 10%, для «Лукойла» из-за аварии на Нижегородском заводе — на 8%. В то же время другие нарастили производство. Общее снижение отчасти — следствие простоев крупных заводов, но также и обещания России сократить экспорт нефти и нефтепродуктов в первом квартале на 500 тысяч баррелей в сутки.

«Проблем с топливообеспечением из-за инцидента на Туапсинском НПЗ нет, так как там поставки больше ориентированы на экспорт», — заявил министр энергетики Николай Шульгинов.

На экстренный случай в России есть запасы: почти 2 млн тонн бензина и почти 4 млн тонн дизельного топлива, что на 16% и 7% выше, чем в январе 2023 года, сообщало Минэнерго.

Розничная стоимость топлива в России фактически регулируется — правительство просит крупные компании не повышать цены больше, чем на размер инфляции. После аварии на нижегородском НПЗ «Лукойла» у вице-премьера Александра Новака прошло совещание с руководителями компаний, которых он попросил не повышать цены, а также обеспечить рынок топливом, пока «Лукойл» ремонтирует свою установку.

«Оптовые цены уже сейчас показывают рост. Это не было связано с “Лукойлом” и началось задолго до новых инцидентов, — отмечает эксперт топливного рынка. — Но на плохих ожиданиях оптовые цены могут дополнительно вырасти». Это означает, что у АЗС может снизиться прибыльность.

А именно 275 млн тонн из добытых 523 млн тонн в 2023 году.

В России 30 крупных НПЗ перерабатывают 80% нефти, они принадлежат нефтяным и нефтегазовым гигантам. И еще более 40 небольших независимых и мини-НПЗ.

Дефицита на оптовом и розничном рынках ждать пока не стоит, считает эксперт топливного рынка

По данным Росстата, за январь розничные цены на бензин выросли на 0,5%, на дизель — на 0,1%.

А именно 275 млн тонн из добытых 523 млн тонн в 2023 году.

В России 30 крупных НПЗ перерабатывают 80% нефти, они принадлежат нефтяным и нефтегазовым гигантам. И еще более 40 небольших независимых и мини-НПЗ.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari