Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD63.44
  • EUR65.82
  • OIL114.21
Поддержите нас English
  • 530
Исповедь

«Я бежала по улице, а где-то за спиной падали снаряды». Как донбасский город Кременная присоединяли к России

На прошлой неделе военные ЛНР и России заняли небольшой город Кременная в Луганской области. Боевые действия обошли город стороной в 2014 году, но с марта этого года Кременная жила под обстрелами. Кремлевская пропаганда называет ее «стратегически важным городом», а кадыровцы фотографируются там на трофейном танке. Местных жителей, которые не смогли уехать, пугают скорым референдумом за присоединение к России, в то время как у них заканчиваются продукты, нет газа и света. Они рассказали The Insider, что до прихода российских военных жили хорошо и никогда не хотели в состав РФ.

Содержание
  • Спокойный украинский город

  • Назло войне сажать цветы

  • Все было нормально, пока не пришла Россия

  • «Освобождение» Кременной

  • Орки в хате

Спокойный украинский город

«Беременная девушка, 18 лет, с повреждениями обеих ног. Ее мама погибла. Помогите узнать хоть что-то», — писали близкие Кати (имя изменено) в местных чатах небольшого и когда-то спокойного украинского города Кременная. Там живет около 18 тысяч человек. Городок находится «в кольце» между Северодонецком, Харьковом и Донецкой областью. В 2014 году три этих города вокруг Кременной на некоторое время были оккупированы. Но сама Кременная оставалась украинской. В 2014-2015 годах проводились референдумы, но украинская армия вовремя освободила Северодонецк и отодвинула пророссийские войска ближе к Луганску.

Когда уже во время нынешней войны Катя с мамой и соседом были на улице, рядом с ними упал снаряд. Чтобы спасти дочь, мама прикрыла ее собой. И мама, и сосед погибли на месте. У Кати раздроблены ноги, потеряно 10 сантиметров кости, больше нет мизинца на руке, сейчас ей требуется операция, чтобы она смогла ходить.

Отец другой жительницы Кременной, Татьяны (она уехала из Украины еще в прошлом году), работал в «скорой». Некоторое время назад он вывез семью, а сам вернулся обратно с машиной, полной медикаментов и расходников для больницы. Он находился в Кременной до последнего и выезжал под обстрелами вечером 17 или 18 апреля — когда стало понятно, что Украина потеряет эту территорию, и была организована последняя эвакуация. Ему удалось покинуть город. Но в Кременной осталась часть семьи Татьяны — около десяти человек, включая ее маму: она осталась из-за бабушки, но теперь присматривает еще и за котами, хомячками и цветами. Связи с семьей у Татьяны нет уже несколько дней.

Кременная
Кременная
«В городе ничего не было. На блокпосту у него вообще машину хотели отжать. Сказали: «Все, выходите, вы приехали». И это не единичный случай. Но с моим папой такие номера не проходят, он машину не отдал. Мама не уехала, потому что у бабушки проблемы с давлением, а был огромный вопрос, куда она ее сможет довезти: дорога сложная, ехать можно не всегда, ей может стать плохо. Когда едет колонна машин, никого не хочется тормозить и останавливать, особенно учитывая, что выезжают обычно под обстрелами».
У отца Татьяны хотели отобрать машину. Сказали: «Все, выходите, вы приехали»

За время войны бабушке Татьяны дважды вызывали «скорую», чтобы купировать приступы: поначалу в городе были проблемы с медикаментами, позже что-то удалось привезти из Днепра. Еду ее близкие уже долгое время готовят на костре. К некоторым соседям прилетали снаряды, у одних осколки попали в окно, но ребенка, который был в комнате, чудом накрыло ковром, и он остался жив, после этого они быстро собрались и уехали.

У Алексея в Кременной осталась мама. По его словам, многие уехали из города только после того, как снаряд прилетел к ним в дом.

Назло войне сажать цветы

Екатерина Сергеевна одну из ночей решила провести у дочери — как будто что-то почувствовала. В ту ночь снаряд попал в соседний дом.

«Они <РФ/ЛНР и ВСУ — The Insider> начали друг по другу стрелять, у нас над головой стали летать снаряды. Один из снарядов упал у нас в огороде, от него осталась яма. Я и слышала, и видела, как он летел. Было очень страшно. Я с кошкой в уголочек забивалась. Не могла спать. Им пробило крышу, потолок, снаряд провалился внутрь дома. От этого удара и у меня побило крышу — разбило шифер, повыбивало окна, двери вырвало железные, забор весь изрешетило. Когда я вошла во двор, я чуть не сошла с ума: все было как в фильме ужасов. Весь двор был усеян такой толщиной этого шифера, побитого на мелкие части, как будто кто-то вывалил мусор по всему двору».

Но даже после этого Екатерина Сергеевна продолжила жить в своем доме, залатав дыры пенопластом и пленкой. Она говорит, что снаряды так часто пролетали над ее домом, что она научилась различать их типы по звуку.

«В один день я решила назло войне посадить цветы, чтобы показать, что мы не боимся. Я копалась с самого утра, а когда начинали стрелять, пряталась. Потом я устала и ушла в дом. И буквально через 10 минут начался ад: как начало все кругом рваться, трещать. Когда обстрел закончился, я увидела, что осколками снова побило окна, вырвало железные ворота и срезало сливовое дерево. Оказывается, мина прилетела — сосед сказал. Господь меня спас — если бы на 10 минут дольше на улице осталась, меня бы снесло этой миной вместе со всем. Скоро ситуация ухудшилась: начали летать большие снаряды. Не знаю, что это точно было… «Грады», наверное. Один снаряд пролетел прямо надо мной и упал к нам в огород. И после этого я уже взяла «тревожную» сумку и отправилась к дочери. Я бежала по улице, а где-то за спиной падали снаряды».

Вместе с дочерью и зятем они больше суток добирались в безопасное место на своей машине. В Кременной у Екатерины Сергеевны остались сын, сестра, кошка, куры, огород и цветы — назло войне.

Другой житель города, Алексей, рассказывает, что сначала пытался отправить жену из города эвакуационным автобусом, но ничего не вышло — маршрут обстреливали. Как только появилась возможность, она уехала с отцом и ребенком. Алексей же задержался в городе с мамой — она не захотела оставлять дом. Позже покинул Кременную и он — отправился во Львов через Славянск.

«Была договоренность о режиме тишины, но часто Россия не придерживалась его. За сутки я доехал до Львова. Я никогда не видел, чтобы поезд летел с такой скоростью. Людей было как в банке с селедкой, даже на третьих полках спали. Свободных мест не было, все было забито».
«Людей в поезде было как в банке с селедкой, даже на третьих полках спали»

Однако уехать удалось не всем: 18 апреля одна семья пыталась покинуть город на автомобиле, но его обстреляли, две женщины погибли на месте. На помощь оставшемуся в живых мужчине из машины выехала скорая помощь, но и ее обстреляли.

Утром вскоре после начала войны Виктору нужно было собираться в школу, а его родителям — на работу. Они услышали сильный взрыв, решили собрать вещи и подождать.

«Мы не выходили где-то неделю. В городе все суетились, многие уезжали. А потом, когда прилетело в наш дом, мы решили, что будем прятаться в спорткомплексе «Олимп». Там в подвале есть боксерский зал. Мы все время сидели в подвалах — как обычно, когда война».
«Мы все время сидели в подвалах — как обычно, когда война»

Новый спорткомплекс «Олимп», где тренировались представители олимпийской сборной Украины, обстреляли 17 апреля. На его территории произошел пожар. Рядом с «Олимпом» расположены школа, церковь, а чуть дальше — лесной массив.

Виктор вспоминает, что его семья покинула город сразу, как только нашлось решение, куда и как ехать.

«А родители моих родителей сидели примерно на три недели больше, чем мы, но потом тоже уехали. И еще через неделю прилетело в их дом. Прямым попаданием».

Все было нормально, пока не пришла Россия

Алексей рассказывает, что украинские военные вели себя с мирными жителями Донбасса достойно, никакого насилия или грубости.

«Украинские войска пришли в города, чтобы нас защищать. Они нас не трогали, не грубили, не расстреливали. Никакие они не нацисты, как говорили. Нормальные, адекватные ребята с чувствами, как и все. С 5 по 9 марта Кременную сильно обстреливали, мы все жили в погребах. Потом с 29 по 30 марта сильный обстрел был, ночами не спали. Да и днем тоже».

По словам Алексея, все было нормально, пока на территорию Украины не пришла Россия. Сначала они стреляли по местам базирования войск. А потом начали обстреливать мирное население, снаряды попадали в гостиницу, на площадь, в жилые дома, где никаких войск не было. Однажды его семья проснулась рано утром из-за сильного грохота и ярких вспышек. Они посмотрели в окно, а там «градом» обстреливали мирные дома.

«Через какое-то время мы с другом побежали смотреть его дом. Взрывной волной у дома вырвало двери, оконные рамы, у некоторых домов крыша осталась вообще без шифера. Иногда в одну точку запускали по два снаряда подряд».

Пока Алексей еще был в городе, перемещаться можно было относительно спокойно. Спустя некоторое время после начала войны в город стали завозить гуманитарную помощь из разных стран. Людям давали номерки, они ходили за помощью раз в неделю. Как-то в марте 70-летний житель города шел домой с только что полученной гуманитарной помощью, рядом с ним упал снаряд, он погиб на месте.

Как-то ночью Алексей общался на улице с соседом и видел, откуда обстреливают город.

«Мы видели вспышки с трех точек, там такие зарева были, когда Кременную гасили. Позиции были не украинские. Это ложь, что говорят, что украинцы — нацисты. Украинцы — нормальные, адекватные люди. Это неправда, что мы нацисты и нас надо уничтожать, как сейчас говорит пропаганда.

Люди жили, работали, у кого-то хозяйство было. Пенсии получали, зарплаты, магазины работали. Я работал в Рубежном, люди рассказывали, что никто русских не звал. Россия очень красиво рассказывает — вот, например, было видео про Варваровку, это недалеко от Рубежного, что якобы там восемь лет геноцид был. Актеров нашли, обманывают мир, что в Варваровке люди в подвалах сидели, что на грани гуманитарной катастрофы жили. Ничего подобного».
«Украинцы — нормальные, адекватные люди. Это неправда, что мы нацисты»

«Освобождение» Кременной

О взятии Кременной под полный контроль в середине апреля несколько раз наперебой сообщали ЛНР, глава Чечни Рамзан Кадыров и Минобороны. Город находился на грани гуманитарной катастрофы, рассказывают в сюжете народной милиции ЛНР, посвященном «освобождению» Кременной.

Официальный представитель народной милиции ЛНР Олег Филипоненко, прогуливаясь по городу в камуфляже и с автоматом, рассказывал, что население города с ликованием встретило российских военных.

«Реакция местных жителей очень показательна и совершенно не наиграна. Они со слезами на глазах встречают российских военных, военнослужащих народной милиции по сути являющихся освободителями, и очень недобрыми словами вспоминают пресловутых захiстникiв <защитников — The Insider>».

Филипоненко показывает, что на здании городской администрации Кременной уже разместили новые флаги: российский и ЛНР, и утверждает, что продолжается «освобождение» территории республики от «нацистских украинских подразделений». По словам Филипоненко, украинские военные перекрыли мост танком и заминировали его.

Видео с этим танком опубликовал Кадыров, рассказав, что военные ЛНР заняли город совместно с бойцами спецподразделений «Ахмат». «Аллаху акбар! «Ахмат» — сила! Советский союз!», — кричат военные на видео, стоя рядом с танком, перекрывшим мост. Они фотографируются с трофеем и водружают на него чеченский флаг. Оператор называет боевую машину «танком Укропии».

21 апреля Минобороны отчиталось о взятии города, утверждая, что он был «превращен украинскими националистами в укрепрайон». РИА Новости называет Кременную «стратегически важным городом в зоне боевых действий в Донбассе».

Орки в хате

Мама Алексея говорит, что украинские войска отошли из Кременной, чтобы не было потерь. По ее словам, сейчас там уже российские войска, в основном чеченцы. Они ходят по домам, заглядывают в погреба.

«Военные общаются с местными вежливо — ничего не трогали, не стреляли. Может, к Луганской области они более лояльно относятся. Мама у них спросила — ходить можно? Они говорят: нежелательно, но если сильно нужно, то ходите с паспортом. Связь очень плохая, мама мало что успевает рассказать о том, что происходит в городе. Сейчас все спокойно, но это же пока только зашли. Я не знаю, как все будет меняться. Украинские власти официально заявляют, что на оккупированных территориях идет принудительная мобилизация местного населения и мужчин отправляют в горячие точки. Я думаю, это не без основания».

Чтобы пообщаться с родными, которые находятся вне города, кременянам приходится искать места, куда добивает сигнал.

Другой житель Кременной, Сергей (имя изменено) говорит, что после разговора с мамой, которая осталась в городе, узнал, что в его квартиру заселились российские военные. Он уехал из Кременной пару недель назад, потому что служил.

«Ко мне в хату заселились орки, точнее, пришли переночевать. Если бы меня отловили, было бы плохо. Мой барак не тронули, потому что мы живем не особо богато, а два дома рядом более зажиточные, и они туда заселились сразу же. Собак соседей убили».

Алексей говорит, что еще несколько дней назад в Кременной были войска ЛНР, теперь они передали город российским военным. Сказали, что будет перепись населения, будут наводить свои порядки. Алексей посмотрел видео, размещенные ЛНР и Кадыровым, и узнал на этих кадрах знакомых: «Я в шоке от того, как они легко меняют свое мнение».

Екатерина Сергеевна убеждена, что люди боятся. По ее словам, до войны все было хорошо, и никто не хотел в Россию, а если и хотели, то спокойно могли уехать. При этом антироссийских настроений тоже не было.

«Все хотели просто жить спокойно. А сейчас люди под страхом все сделают. Жизнь же дороже. Говорят, что в захваченных городах хотят провести выборы. А как на них не пойти? Под дулом все равно пойдут, потому что заставят».
В захваченных городах хотят провести выборы. Под дулом заставят»

По словам Татьяны, происходящее очень давит на людей психологически, на фоне травмы проблемы начались как у детей, так и у взрослых.

«Как-то у соседа началась истерика: у него случилось психологическое расстройство, потому что у его дома ВСУ поставили технику и начали из нее стрелять. Его вывезли из города. Плюс очень много детей, у которых началась самопроизвольная дефекация, истерики, нервные срывы. Это очень страшно, поэтому всех детей старались вывозить. Ну и естественно, все боятся любого хлопка двери. Мой брат бегал по дому с ножом в кармане, чтобы в случае чего защищаться».
Много детей, у которых началась самопроизвольная дефекация, истерики, нервные срывы

Татьяна сейчас боится не чужого флага в Кременной, а того, что было в Рубежном после того, как там повесили флаг ЛНР. Город начали отбивать, и от него просто ничего не осталось. Поэтому Татьяна убеждает родственников, которые остались в Кременной, уехать хотя бы в Россию, переждать самое опасное время.

Екатерина Сергеевна не знает, когда теперь получится вернуться домой. Город оккупирован, и она боится, что он может превратиться в руины.

Алексей рассчитывает вернуться в Кременную, но только если она снова станет украинской. Экономика России на дне, работы и зарплаты в случае присоединения к ней не будет. Он переживает, что государство не предоставит его семье поддержку как беженцу.

«Соцвыплаты есть — и взрослым, и детям, и инвалидам — разные. Но этого мало. Снять жилье сейчас дорого. Хорошо, что на носу лето — газом немножко протопим и все, можно сэкономить на чем-то. А если война затянется? Зиму мы просто не сможем пережить — денег не хватит».

Виктор думает, что его родители вернутся, а сам он будет учиться в Западной Украине.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari