Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.70
  • EUR97.10
  • OIL81.97
Поддержите нас English
  • 466
Антифейк

Фейк Дмитрия Киселева: США обманули Северную Корею, отказавшись от обещания гарантировать ее безопасность

Дмитрий Киселев в «Вестях недели», рассказывая о встрече Владимира Путина и Ким Чен Ына, вспомнил события пятилетней давности:

«Пять лет назад в отношениях Северной Кореи и США наметилась оттепель. Президентом Америки тогда был Дональд Трамп, и он решил лишить Северную Корею ядерного оружия — денуклеаризировать ее, пообещав гарантии безопасности. Даже смело прилетел на встречу с Ким Чен Ыном в Сингапур. Обманул — ничего не сделал».

Дональд Трамп и Ким Чен Ын действительно встречались в Сингапуре 12 июня 2018 года и обсуждали денуклеаризацию Корейского полуострова. Остальное в этом пассаже — фантазия Киселева.

В совместной декларации по итогам встречи говорилось:

«Президент Трамп и Председатель Ким Чен Ын провели всесторонний, углубленный и искренний обмен мнениями по вопросам, связанным с установлением новых отношений между США и КНДР и построением прочного и прочного мирного режима на Корейском полуострове. Президент Трамп обязался предоставить гарантии безопасности КНДР, а председатель Ким Чен Ын подтвердил свою твердую и непоколебимую приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова.
Убежденные, что установление новых отношений между США и КНДР будет способствовать миру и процветанию Корейского полуострова и всего мира, а также признавая, что укрепление взаимного доверия может способствовать денуклеаризации Корейского полуострова, президент Трамп и председатель Ким Чен Ын заявляют:
Соединенные Штаты и КНДР обязуются установить новые отношения между США и КНДР в соответствии со стремлением народов двух стран к миру и процветанию. Соединенные Штаты и КНДР объединят свои усилия по построению прочного и стабильного мирного режима на Корейском полуострове. Подтверждая Пханмунджомскую декларацию от 27 апреля 2018 года, КНДР обязуется работать над полной денуклеаризацией Корейского полуострова. Соединенные Штаты и КНДР обязуются вернуть останки военнопленных и пропавших без вести, включая немедленную репатриацию тех, кто уже опознан».

В чем заключаются гарантии безопасности, не уточнялось. В дальнейшем, однако, американо-северокорейские отношения забуксовали. Историк, специалист по Северной Корее, преподаватель сеульского университета Кукмин Андрей Ланьков в 2019 году писал в статье для сайта Московского центра Карнеги:

«27 и 28 февраля в столице Вьетнама должен был пройти второй американо-северокорейский саммит, на котором, как официально считалось, президент Трамп и председатель Ким должны были обсудить «вопросы, связанные с решением северокорейской ядерной проблемы».
Большинство экспертов полагали, что ханойский саммит завершится компромиссом – более того, существовал даже консенсус по поводу контуров этого компромисса. Ожидалось, что северокорейская сторона согласится демонтировать часть ядерных объектов (предположительно, в главном исследовательском комплексе в Ёнбёне), а на некоторые допустит иностранных инспекторов.
Предполагалось, что в качестве ответного шага США пойдут на заметное ослабление санкционного режима. Считалось, например, что США могут согласиться ввести специальные исключения, которые позволят Южной Корее возобновить экономическое взаимодействие с КНДР (речь идет о субсидируемой из южнокорейского бюджета торговле, туристской деятельности и о совместных производственных проектах). Кроме этого, многие полагали, что США согласятся открыть постоянное представительство США в Пхеньяне и пойдут на ряд дипломатических шагов, которые откроют путь к формальному признанию КНДР.
Хотя некоторые наблюдатели, включая и автора этих строк, высказывали предположения, что саммит может окончиться безрезультатно, подавляющее большинство экспертов были уверены: и Трампу, и Киму нужен какой-то результат, а значит, результат этот будет достигнут.
Однако события в Ханое приняли неожиданный поворот. Вечером 27 февраля Трамп и Ким встретились на ужине, который, судя по всему, прошел в самой благодушной атмосфере, а утром 28 февраля начались переговоры. Ожидалось, что в переговорах будет сделан перерыв на обед, но у накрытого стола ни Ким, ни Трамп, ни сопровождающие их лица так и не появились.
Вместо этого обе делегации покинули зал переговоров в 13:25 и направились в свои резиденции. Одновременно официальный представитель Белого дома заявила, что переговоры окончились без какого-либо соглашения и что никакой декларации по их результатам опубликовано не будет.
Ситуация отчасти прояснилась на пресс-конференции, которую дал Дональд Трамп в 14 часов 28 февраля, то есть перед самым отъездом из Ханоя (Ким Чен Ын с журналистами общаться не стал). Американский президент заявил, что причиной того, что переговоры окончились ничем, стало несогласие сторон по поводу конкретных форм компромисса. По его словам, северокорейская сторона предлагала закрыть ядерный центр в Ёнбёне в обмен на снятие американцами всех санкций, а американская сторона и лично Трамп сочли такой обмен неравноценным – ведь у КНДР, помимо Ёнбёна, есть немало других ядерных исследовательских и производственных центров.
Появившееся поздно вечером 28 февраля официальное северокорейское сообщение дает несколько иное описание того, что произошло на переговорах утром 28 февраля. По версии Пхеньяна, корейская сторона требовала у Трампа отмены не всех санкций, а лишь тех, что были введены в 2016–2017 годах (секторальные санкции). Более ранние санкции ООН, введенные Советом Безопасности в 2006–2015 годах, касались в основном запретов на ввоз предметов роскоши, оружия, технологий и материалов, необходимых для производства ядерного оружия.
Секторальные санкции в первую очередь направлены на то, чтобы создать Северной Корее экономические проблемы — в своей нынешней форме эти ограничения близки к полному запрету на торговлю с Северной Кореей. Именно секторальные санкции являются главным инструментом давления США на КНДР, а их полная отмена будет означать, что у США не останется почти никаких возможностей влиять на действия Пхеньяна. С этой точки зрения решение Трампа не подписывать соглашение выглядит логичным, даже если ситуацию более точно отражает северокорейская версия».

Таким образом, вопрос о гарантиях безопасности, по-видимому, на закончившихся неудачей переговорах вообще не поднимался. Ким Чен Ын настаивал на снятии всех секторальных санкций в обмен на закрытие лишь одного из своих центров разработки ядерного оружия; разумеется, американскую сторону этот вариант не устроил. Дальнейшие переговоры на более низком уровне в Стокгольме успеха не принесли; доцент МГИМО Илья Дьячков отмечал:

«Можно предположить, что представители КНДР действительно прибыли в Стокгольм с заготовленной непереговорной позицией, и это могло быть их „ответом” на ханойские события. Тем не менее, октябрьская встреча вряд ли была совсем „пустой”, поскольку стороны все же общались более восьми часов. До конца декабря Вашингтон и Пхеньян так и не продолжили переговоры».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari