Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.32
  • EUR91.31
  • OIL47.36
  • 514
Политика

В ожидании Джо. Аркадий Дубнов о том, как в Афганистане начинаются мирные переговоры. Или не начинаются

Аркадий Дубнов

В соответствии с соглашением между США и движением «Талибан», подписанным в Дохе 29 февраля, в Афганистане завершается обмен пленными. Переговорный процесс идет непросто: президент Афганистана Ашраф Гани тянет время, рассчитывая на победу на американских выборах Джозефа Байдена, который намерен приостановить вывод войск и сменить неудобных для Кабула переговорщиков. 16 августа в Дохе начинаются межафганские переговоры с участием международных наблюдателей. На роль посредников-миротворцев претендуют несколько стран, включая и Россию.

16 августа в столице Катара Дохе состоится долгожданная церемония открытия межафганских мирных переговоров между правительством в Кабуле и движением «Талибан». Эти переговоры — результат соглашения между США и «Талибаном», подписанного в Дохе 29 февраля 2020 года.

Среди других его итогов — освобождение обеими военнопленных (5000 — со стороны правительства и 1000 — со стороны «Талибана»), а также обязательство Вашингтона вывести американские войска из Афганистана. Глава Пентагона Майк Эспер сообщил на днях, что к президентским выборам в ноябре 2020 года США сократят американский контингент до 4000 человек. Это гораздо большее сокращение, чем было обещано Вашингтоном в начале нынешнего года, тогда речь шла о том, что в Афганистане к выборам останется 8500 военных.

Кундуз, октябрь 2001. Дустумовцы берут в плен талибов
Кундуз, октябрь 2001. Дустумовцы берут в плен талибов

Освобождение пленных шло тяжело с обеих сторон. Поначалу афганские власти вообще отказывались отпускать пленных талибов, отсылая к американцам: мол, это они обещали талибам, вот пусть и отвечают за свои слова. Формально такая позиция президента Афганистана Ашрафа Гани выглядела безупречной, правительство не участвовало в переговорах с талибами, да, впрочем, они и не позволили бы видеть официальный Кабул стороной переговоров, считая Гани американской марионеткой.

Специальному представителю президента Трампа, этническому афганцу Залмаю Халилзаду, пришлось проявить недюжинное дипломатическое искусство и глубокое понимание особенностей восточного царедворства, чтобы сломить упорное сопротивление своего давнего знакомого и соотечественника Ашрафа Гани.

Уже тогда было понятно, что афганский президент старался затянуть начало процесса переговоров с талибами, поскольку его окончание в перспективе подразумевало создание переходного правительства Афганистана и ставило бы под вопрос президентский статус самого г-на Гани. Уже не говоря о том, что полный вывод американских военных из страны мог бы привести к вооруженному превосходству «Талибан» над правительственными войсками. Ашраф Гани не мог не рассчитывать на поражение Трампа на президентских выборах в США в ноябре нынешнего года и приход в Белый дом Джозефа Байдена. Известно, что демократическая администрация немедленно готова пересмотреть афганскую политику республиканцев и приостановить вывод американского контингента из Афганистана, а также отодвинуть Халилзада от афганского миротворчества.

Поэтому неудивительно, что когда талибы выполнили свои обязательства, освободив 1005 человек, кабульское правительство выпустило лишь 4600 пленников и объявило о прекращении процесса. Оставшиеся 400 человек, заявил президент Гани, обвиняются в убийствах и других уголовных преступлениях, и у него не хватает полномочий, чтобы их освободить. Для решения этого вопроса, по мнению Гани, нужно было созвать Лойю Джиргу — всеафганское собрание старейшин.


Июль 2020 г. Талибы освобождают пленных
The Insider

Сказано — сделано! И это в стране, где бушует пандемия коронавируса: по некоторым данным, в одном только Кабуле заражено до 50% населения. Тем не менее власти срочно организуют прибытие в столицу 3200 депутатов на трехдневную сессию.

Председатель нижней палаты парламента Мир Рахман Рахмани протестует, называя это решение нарушением закона, 50 депутатов направляются к президенту, надеясь отговорить его, но тщетно.

Ашраф Гани поручает вести Лойю Джиргу бывшему главе исполнительной власти Афганистана, его постоянному сопернику в борьбе за президентское кресло, доктору Абдулле Абдулле. Значит ли это, что ответственность за решение старейшин по освобождению «убийц и уголовников» будет возложена теперь на него, сказать трудно.

Не исключено, что это выяснится позже, — афганцы виртуознейшие политики.

Не обошлось без инцидентов. В первый же день работы собрания депутат от провинции Фарах Билкси Роушан развернула в зале транспарант — «Освобождение талибов — это национальная измена». Охранники силой вывели ее из зала, за что на следующий день Абдулла Абдулла принес женщине свои извинения.

Так или иначе, 7 августа д-р Абдулла объявляет, что Лойя Джирга готова освободить оставшихся 400 талибов с непременным условием: «Талибан» немедленно должен начать с правительством межафганские переговоры.

Тем не менее талибы остались верными себе и заявили, что вступят в переговоры только после получения подтверждения об освобождении всех без исключения находящихся в плену у Кабула заключенных. Как выяснилось, кроме 400 талибов, речь идет еще о 124 так называемых иностранцах. И правительство требует, чтобы они после освобождения немедленно были бы переданы властям своих стран, но, поскольку эти процедуры требуют длительного согласования, переговоры в Дохе могут сдвинуться на более поздний срок.

Диалог в Дохе будет непростым. Уже сейчас из источников, близких к руководству «Талибан», появляются сигналы, что талибы намерены жестко отстаивать свои представления о будущем Афганистана, пытаясь поставить под сомнение принятую конституцию страны. Твердый наказ противостоять этим попыткам дан делегации Кабула депутатами Лойи Джирги. Речь идет о «демократических завоеваниях» последних 19 лет, прошедших после свержения власти «Талибан».

Принципиальным требованием талибов остается, как и много лет назад, верховенство законов шариата в Афганистане. И если такого рода исламское законодательство будет принято, то уже следующим вопросом для обсуждения может стать название страны — Исламская Республика Афганистан, как сейчас, или Исламский Эмират Афганистан, как было при «Талибане» раньше.

Принципиальным требованием талибов остается верховенство законов шариата в Афганистане

Но еще перед началом дискуссий по существу талибы могут потребовать не называть делегацию Кабула правительственной, а лишь делегацией, представляющей интересы части афганцев. Правительством, представляющим интересы всех афганцев, талибы, как и прежде, готовы называть лишь ту структуру, которая будет образована по итогам межафганской встречи. В этом есть определенный резон, поскольку лишь около половины провинций страны находятся под контролем официального Кабула и его силовых ведомств.

Трудные споры, очевидно, возникнут и вокруг требования Кабула прекратить военные действия на время переговоров в Дохе. Талибы против, считая это неприемлемым до тех пор, пока их статус в стране не считается законным, несмотря на контроль, осуществляемый ими над значительной частью территории Афганистана.

Не исключено, что и американцам, и талибам придется объясняться относительно слухов о так называемых «секретных протоколах» к их совместному соглашению от 29 февраля. Согласно утечкам из источников в Кабуле, речь идет о сохранении американских военных баз на территории Афганистана после вывода основного контингента войск США. Утверждают, что американцы настаивали на сохранении трех баз: в Баграме, Кандагаре и Джелалабаде. Талибы как будто согласны лишь на две первые базы. Не вполне ясно при этом, кто будет находиться на этих базах после вывода войск и возможны ли отдельные договоренности между будущим переходным правительством Афганистана и США о возвращении части американских военных в страну...

На официальной церемонии открытия мирной встречи в Дохе в формате «Афганистан — Афганистан» будут присутствовать специально приглашенные представители Германии, Норвегии, Индонезии, Узбекистана и, разумеется, США и Катара. Первые четыре страны рассматриваются как места проведения следующих раундов межафганских переговоров, несмотря на возражения со стороны Катара, где считают, что руководства этих стран могут оказывать давление на афганцев, преследуя свои интересы. Официальная Доха настаивает, что переговоры не следует проводить за пределами Катара.

Однако решающее слово в этом вопросе за США, которые заинтересованы в широкой международной поддержке мирного процесса в Афганистана. И если Германия и Норвегия — авторитетные и неподкупные спонсоры процесса, а Индонезия — самая большая мусульманская страна в мире, то Узбекистан единственный в этом ряду сосед Афганистана. При этом узбекская этническая община в Афганистане чрезвычайно влиятельна и организованна. Узбекистан уже доказал не только заинтересованность в экономическом обустройстве соседней страны, но и свою равноудаленность от всех афганских политических фракций и центров силы, успешно проведя в прошлом году в Ташкенте представительную международную конференцию по Афганистану.

Что касается позиции России, то Кремль поддерживает мирный процесс в Дохе и также готов предоставить свою площадку для переговоров, но пока об этом речь не идет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari