Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.82
  • EUR89.66
  • OIL41.94
Политика

Александр Морозов: Смысл "забастовки избирателей" откроется, только если вы начнете в ней участвовать

25 декабря ЦИК, как и ожидалось, отказал Алексею Навальному в регистрации. Несостоявшийся кандидат в президенты сразу обратился к своим сторонникам и более широкой сетевой аудитории, поясняя дальнейший план действий. План Навального прост: он называет его «забастовкой избирателей». Политолог Александр Морозов рассказал, почему никто из участников выборов и их сторонников к забастовке не присоединится и почему важно в ней участвовать.

Чем «забастовка избирателей» отличается от простого «не пойти»? Навальный говорит: во-первых, все наши региональные штабы - а их около 80-ти - превращаются в центры агитации граждан против участия в выборах и образуют сеть, к которой вы можете присоединиться. Таким образом, это уже не «лежать на диване», а включиться в целое общественное движение. В прошлом, как известно, малые либеральные партии призывали к бойкоту (Немцов, Явлинский и др.) и это было малозаметно. Но у Навального как бы «народное движение» - с очень широкой идейной рамкой и с не известным до конца потенциалом мобилизации.

Во-вторых, он говорит: мы хотим выразить себя через «низкую явку». Совершенно согласен с Екатериной Шульман, которая, основываясь на электоральном анализе Дмитрия Орешкина, говорит о том, что низкая явка - это уже и так тренд. Большие города и центральная Россия уже и так не хотят ходить на заведомо неконкурентные выборы. Навальный получает возможность превратить этот тренд  из социологического факта - в политический фактор.

Ранее мобилизационная партийная машина в масштабе страны была только у КПРФ. Теперь вторая такая машина есть только у Навального

В третьих, говорит Навальный, мы выведем людей в день голосования к участкам и организуем свой контроль за явкой. Он имеет в виду и наблюдателей на участках и наблюдателей «снаружи» (в формате экзит-пола). Сейчас эта практика исчезла, но она применялась ранее: экзит-пол - это социологический опрос людей, идущих на участок или с участка, о том, как они проголосовали. Если учесть, что в регионах активисты, идущие в наблюдатели от разных партий, это люди давно знакомые друг с другом и составляющие одну и ту же политическую среду, то нет сомнений в том, что можно построить взаимодействие между наблюдателями на участках и активистами, находящимися снаружи, так сказать, «у дверей». Эта кампания оказывается и движением тех, кто требует восстановления графы «против всех». И вообще всех, кто хочет возвращения избирательного права к конституционной норме.

Надо отметить, что само снятие Навального является одним из ярких примеров разрыва между конституционной нормой и действующим избирательным правом.

Ранее мобилизационная партийная машина в масштабе страны имелась только у КПРФ. Теперь все признают, что вторая такая машина есть только у Навального. Навальный и его люди показали в течение нескольких лет, что они обладают хорошим политическим чутьем и очень креативны. Произнеся слово «забастовка», они наверняка сумеют наполнить это слово тем смыслом, который создает мобилизационный эффект.

Заявление о «забастовке» уже вызвало большие споры. Одни говорят, что тактика бойкота не результативна. С открытым письмом к Навальному обратился известный специалист по выборам Андрей Бузин. Он ссылается на сравнительное исследование бойкотов в разных странах, проведенное Франкелом. Действительно, в «электоральном смысле», то есть в смысле влияния на итоговые цифры, бойкот не дает заметного результата. Но Бузину справедливо возражает профессор Григорий Голосов - не менее известный специалист по электоральной социологии. Он подчеркивает, что бойкот важен не в электоральном смысле, а в политическом. Поскольку он создает целую новую среду, формирует общественное движение - с определенной перспективой. И эта возможность дороже стоит, чем сами цифры.

Бойкот выборов точно окажется более значимым политическим событием, чем рутинное голосование за одного из зарегистрированных кандидатов.

И правильно Голосов и Шульман обращают внимание на те эпизоды, когда кампания бойкота хоть и не повлияла на исход на выборов, но привела либо к падению диктатуры через год (Филиппины), либо к серьезным реформам (ЮАР). Примерно с этой же позиции смотрит и Глеб Павловский: электоральная забастовка - это хорошая идея в формате «акция гражданского неповиновения». В среде старых политических активистов заявление Навального вызывает отчетливый раскол: у одних многолетняя инерция «безнадежного голосования», они не могут преодолеть ее, считая это «предательством гражданской культуры» (Михаил Шнейдер), а для участников Форума свободной России или таких ветеранов демдвижения, как Аександр Подрабинек, идея бойкота — совершенно очевидна.

Какие результаты даст «забастовка»? Никто сейчас не ответит на этот вопрос. Можно точно сказать, что она окажется более значимым политическим событием, чем рутинное голосование за одного из зарегистрированных кандидатов. Даже если бы в политической истории не было бы ни одного примера успешной «гражданской забастовки», это не означало бы, что не следует ее провести. Даже наоборот. Это говорит в ее пользу. Путинский политический режим — особый, уникальный «авторитаризм». Гавел правильно незадолго перед смертью, в 2011 году отметил, что российское общество столкнулось с самым жестким из возможных режимов посткоммунизма. Вернуться из режима узурпации власти к республике — это задача, требующая большой изобретательности.

Обычные граждане, политически активные читатели этой дискуссии хотят более четкого ответа: куда нести свой голос? Здесь видна большая путаница в головах: с одной стороны, каждый понимает, что «электорально» (то есть как ни голосуй) повлиять на исход выборов невозможно, а с другой стороны, человек хочет построить свое поведение, забывая об этой невозможности, ища способ присоединить свой голос туда, где он не пропадет даром. Люди жаждут надежной «математики». Но ее тут быть не может. Надежная математика только у ВЦИОМа: как он прогнозирует - так выборы и пройдут.

Спорить о перспективах «электоральной забастовки» бесполезно. Ее смысл открывается, только если вы начинаете в ней участвовать

Как «гражданская забастовка» выглядит на фоне остальной кампании? Политический смысл участия имеющихся кандидатов в выборах очевиден. Для Путина эти выборы - референдум о доверии. Для Явлинского - возможность сохранить партию, пусть и сильно ослабевшую, на следующем сроке Путина. Для Собчак - в лучшем случае - это возможность использовать президентскую кампанию для начала создания какой-то новой либеральной партии (с перспективой на выборы 2023-2024 гг.). Грудинин - символ возможной модернизации компартии. Голосуя за любого из них, избиратель просто выражает поддержку этим конкретным сценариям. Ничего плохого в этом нет. Каждый человек хочет жить дальше, 18 марта жизнь не закончится. Люди перед лицом такой мощной репрессивной машины, которую построил Путин,  хотят просто сохранить свои небольшие условно огороженные пространства.

Нет смысла вступать в ожесточенные споры с членами партий, понятно, что они будут голосовать за лидеров своих партийных проектов, и работают на мобилизацию своих сторонников на выборы. Не надо ждать от Бориса Вишневского или Льва Шлосберга или от руководителей региональных штабов Собчак невозможного. Равным образом нелепо ожидать, что люди, работающие в системе образования, преподаватели вузов или руководители госучреждений - даже если они крайне критически относятся к власти и им нравится Навальный - будут публично высказываться в пользу бойкота выборов. Педагог не может публично выступать с таких позиций. К этому надо относиться с пониманием.

Представим себе, что Навальный призовет своих сторонников - граждан, не желающих голосовать на фальшивых выборах, - мирно выйти к избирательным участкам. Предотвратить мирный массовый сбор людей, не желающих голосовать из протестных соображений, вокруг избирательных участков, можно только нагнав к участкам полицию, ОМОН, технику - и таким образом выборы пройдут по сценарию, напоминающему Латинскую Америку периода диктатур.  Поэтому Песков сразу заявил, что призыв к бойкоту надо проверять на «экстремизм». Шульман верно прокомментировала: криминализованы только действия, направленные на срыв выборов. Но нежелание голосовать - это позиция, которую человек может выражать совершенно законно.

Спорить о перспективах «электоральной забастовки» бесполезно. Ее смысл открывается, только если вы начинаете в ней участвовать внутри движения штабов Навального. Хотите войти в историю восстановления республики РФ — участвуйте. Не можете этого сделать по каким-то идейным или корпоративным причинам -  агитируйте за своих кандидатов. Но не противопоставляйте свой выбор тем, кто решил участвовать в «забастовке». 18 марта наступит быстро, начнется рутина дальнейшего правления того же самого режима. И все окажутся снова в одной лодке. А внутри этой лодки начнется новый этап пожирания режимом людей и институций. Защищать их придется объединенными силами. А это значит, что пригодится все, что осталось на площадке — и малые либеральные партии, и правозащитные структуры, и движение Навального, и медиа. Так называемые «недовыборы» быстро пройдут, а противостоять безобразиям обществу придется всеми своими оставшимися ресурсами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari