Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD94.07
  • EUR99.93
  • OIL89.47
Поддержите нас English
  • 8730
Политика

В поисках новых колоний. Чего хочет Путин от Африки и почему провалился саммит в Петербурге

После серии переворотов в Западной Африке и помпезно поданного, но не слишком успешного форума «Россия — Африка» многие задаются вопросами: чего Путин хочет от Африки, почему в течение многих лет там так активны Пригожин и его террористическая группировка ЧВК Вагнера и в конце концов кто шьет российские флаги, которыми размахивают активисты в толпе на площадях африканских городов? Африканист Максим Матусевич считает, что все это происходит в большом контексте политических, идеологических и экономических интересов путинской России: посей хаос и извлеки сиюминутную выгоду.

Содержание
  • Почему российские флаги?

  • Служба по защите от Конституции. Как Кремль помогает диктаторам

  • Выгода России — уран и голоса в ООН

  • Беженцы — оружие России

  • Возвращение США

  • Итоги петербургского форума

Read in English

Почему российские флаги?

После военного переворота в Нигере в кадрах телетрансляций засветились российские флаги в толпе сторонников новой власти. Похожая ситуация возникла, например, и в Кот-д'Ивуаре, где в ходе недавних беспорядков демонстранты размахивали российскими триколорами. Все это происходит в контексте серии переворотов, развивающихся по одному и тому же сценарию, как это недавно было в Мали, а до этого — в Буркина-Фасо: сбрасывается предыдущее правительство, тесно связанное с Францией, приходит к власти хунта, ее осуждают Франция и ECOWAS — западноафриканская экономическая организация, а Россия заявляет, что «это ваше суверенное дело», и в результате предоставляет услуги пригожинских ЧВК для «охраны» хунты. Похожая динамика проявилась недавно и в Судане во время идущей там сейчас гражданской войны. Жители Западной Африки, следящие за происходящим в Мали или Буркина-Фасо, видят, что свержение предыдущего режима и последующий приход к власти хунты обычно сопровождаются помощью России.

Формально Россия никак не связана с силами, организующими в Африке перевороты, и пока нет оснований считать, что Кремль сыграл в этом существенную роль, но прокремлевские организации на континенте активны и всегда готовы включиться в игру. Политолог и специалист по изучению ультраправых движений Антон Шеховцов на платформе организации European Platform for Democratic Elections опубликовал исследование, показывающее вмешательство агентства по мониторингу выборов AFRIC/АФРИК (Association for Free Research and International Cooperation) в избирательные и вообще политические процессы в африканских странах. AFRIC, скорее всего, связана с деньгами Пригожина, хотя сам он там никогда не светился. Однако активисты организации об этом говорят прямо. АФРИК была основана в Санкт-Петербурге и являет собой несколько странный альянс империалистов, российских националистов типа Константина Малофеева и Александра Дугина (который дружит или по крайней мере знаком с некоторыми членами этой организации), правых европейцев (например связанных с немецкой AfD) и левых антиимпериалистов вроде Кеми Себа, осужденного в свое время во Франции за антисемитизм.

На континенте с местным и российским населением активно работают посольства (традиционно состоящие в значительной степени из представителей спецслужб), иногда они раздают и флаги. Но, скорее всего, появление этих флагов в руках митингующих все же не свидетельство какой-то российской спецоперации, а результат сформировавшихся у местного населения представления о том, что Россия — естественная альтернатива прежним властям, связанным с Францией и Западом в целом.

Это не значит, что Россия и правда единственная альтернатива. Скажем, Китай в Африке куда более влиятелен экономически, строит железные и автомобильные дороги, высаживает деревья, возводит новые микрорайоны, в то время как Россия на континент поставляет в основном лишь оружие. Но Китай при этом сторонится политики, не ввязывается в «войны культур» и старается не подавать себя как идеологическую альтернативу. И уж тем более КНР не будет предоставлять военную поддержку той или иной политической силе, поэтому местное население не видит в Китае альтернативы Западу.

Служба по защите от Конституции. Как Кремль помогает диктаторам

Везде, где Россия проявляет себя в Африке, она говорит о «многополярном мире» и важности «суверенитета», понимая под этим, что Запад не должен вмешиваться во внутренние дела государств, в том числе и тогда, когда там происходят военные перевороты или когда находящийся два десятка лет у власти президент пытается снова продлить свой срок. Вот, например, у президента Туадеры из Центральноафриканской Республики скоро заканчивается второй срок и по конституции он не имеет права баллотироваться на третий, но никуда уходить, похоже, не собирается, как это, увы, часто бывает в Африке и что очень хорошо знакомо россиянам. РФ силами ЧВК Вагнера охраняет Туадеру (благодаря чему этот режим и держится) и тем самым посылает сигнал: «меняй конституцию, оставайся на новый срок — ничего страшного не произойдет».

Похожая ситуация недавно наблюдалась в Гвинее. Пожилой президент Альфа Конде очень не хотел уходить, Запад стал задавать вопросы по поводу соблюдения конституции, а российский посол в Конакри выступил с заявлением в поддержку Конде: мол, конституция должна адаптироваться к реалиям, а не наоборот, конституция — это вам не Библия и не Коран, ее легко можно переписать.

Некоторым оказавшимся у власти африканским элитам, это, конечно, очень нравится: если они хотят отменить конституцию или оставаться у власти бесконечно, Запад будет просто «выражать озабоченность», а вот на военную или дипломатическую поддержку России местные элиты могут рассчитывать. Поэтому неудивительно, что вагнеровцев приглашают в такие страны, как ЦАР, Мали, а теперь, видимо, и в Буркина-Фасо. При этом влияние России гибридное: с одной стороны, ЧВК Вагнера, с другой — «мягкая сила». Центральноафриканская Республика — хороший пример: там уже несколько лет присутствуют вагнеровцы, которые воюют с повстанцами и охраняют президента, но открылся и так называемый «Русский дом», курирующий культуру и аффилированный с посольством. Они раскручивают радиостанцию, недавно организовали конкурс красоты, показывают местному населению кино, в том числе и фильм, снятый на деньги Пригожина и прославляющий похождения российских наемников в Африке. А организованный «Русским домом» конкурс красоты был нацелен на рекламу традиционных гендерных ролей и демонстрацию приверженности России тем самым традиционным ценностям. Таким образом культивируется образ России как оплота традиционных ценностей и классической мужественности.

«Мягкая сила», впрочем, сталкивается с некоторыми проблемами, в том числе вызванными распространением имиджа вагнеровцев как садистов и головорезов: так, например, в Центральном Мали в прошлом году они учинили страшные зверства, убив до 500 человек в деревне Мура (и это лишь один из очень многих примеров). ЧВК Вагнера пришла в Мали, так как захватившая власть хунта начала выдавливать ООН и французов, которые до этого обеспечивали безопасность Сахеля. В создавшемся вакууме активизируются повстанческие исламистские движения, которые отождествляют себя с Исламским государством и «Аль-Каидой». Например, на севере и северо-востоке Нигерии действует очень жестокая террористическая организация «Боко Харам», которая тоже позиционирует себя как исламистская. И все эти движения представляют угрозу для существующих режимов. В Мали, Буркина-Фасо и Нигере до недавнего времени для решения этой проблемы приглашали французов. Во французском экспедиционном корпусе было больше 2 тысяч человек в Мали, 1,5 тысячи в Нигере. А когда хунты начали выдавливать французов, их место стали занимать вагнеровцы, менее многочисленные, зато не связанные никакими соображениями правил ведения войны и защитой мирного населения.

В Мали, Буркина-Фасо и Нигере раньше боролись с исламистами с помощью французов, теперь их заменяют вагнеровцами

Правящие хунты не беспокоит жестокость вагнеровцев, потому что, с их точки зрения, именно такими методами и нужно гасить восстания. Но в итоге насилие не гасится, происходит лишь ужесточение и углубление раскола. Эта динамика наблюдается и в Мали, и в Буркина-Фасо, и на севере Бенина, и теперь, по всей видимости, в Нигере: напуганное местное население ищет защиты у исламистов. В итоге возникает замкнутый круг и проблема становится настоящей раковой опухолью.

Выгода России — уран и голоса в ООН

Россия поддерживает африканские диктатуры, конечно, не безвозмездно.

Во-первых, на фоне изоляции из-за войны в Украине России нужна дипломатическая поддержка. В ООН примерно половина африканских государств отказывается голосовать за резолюции, осуждающие Россию. Впрочем, за Россию постоянно голосует только одна страна — Эритрея, одиозное тоталитарное государство, где все довольно похоже на Северную Корею. Остальные воздерживаются, но Россия рада и этому, как бы показывая всему миру и своему населению: «Запад пытается нас изолировать, но у него это не получается». Эта пропаганда не очень эффективно работает, и в западном мейнстриме сложилось мнение, что Россия — страна-изгой, страна-агрессор, ведущая империалистическую войну против Украины и совершающая военные преступления. Тем не менее на Западе есть сегменты населения и силы в политическом поле (как крайне правые, так и крайне левые), которые критически относятся к тому, что пишут New York Times или Washington Post, и факт поддержки частью африканских стран для них — свидетельство того, что «не все так однозначно».

Во-вторых, Кремль пытается извлекать и коммерческую выгоду. Так, например, Россия, как и Нигер, входит в десятку главных экспортеров урана в мире, и если прекратить поставки урана из Нигера в Европу, то из-за возникшего дефицита французы постараются не накладывать санкции на Россию.

Ради укрепления своего политического влияния Россия активно усиливает медийное влияние на континенте, особенно во франкофонной Африке. Например, в Камеруне есть компания Afrique Media, ее главный редактор приезжал в Санкт-Петербург на африканский форум, где даже фотографировался с Пригожиным. Вскоре после того, как RT France прикрыли после российского нападения на Украину, компания Afrique Media вступила в партнерские отношения с RT. Весьма вероятно, что канал получает финансовую поддержку из России.

И, конечно, само франкоязычное RT имеет определенную популярность в интернете. Подавляющее большинство населения Западной Африки, скорее всего, толком не знает, что такое Россия, и на карте ее не найдет, так что влияние RT больше касается элит, более образованной части населения, жителей столиц и городов, активистов.

Беженцы — оружие России

По ходу противостояния с Западом в Африке у России имеется еще один козырь, и он связан с потоком беженцев в западные страны. За последние годы мы наблюдали неоднократно, как политическая нестабильность в турбулентных регионах мира вызывает отток беженцев, иногда приобретающий катастрофические масштабы. Те, кто последние десять лет бежал от конфликтов в Сирию или Афганистан, стремились попасть на Запад, а там появление тысяч новых иммигрантов часто вызывает глубокие политические разногласия в обществе и способствует росту популярности крайне правых партий. Россию, разумеется, это очень устраивает, поскольку Кремль заинтересован в дестабилизации Европы. Кроме того, усиление ультраправых Кремлю тоже на руку, поскольку такие правые партии, как AfD в Германии или «Национальное объединение» Марин Ле Пен во Франции, как правилo, симпатизируют России.

Россию очень устраивает поток африканских беженцев в Европу

Еще по ходу бомбежек в Сирии Россия отработала стратегию по созданию потоков беженцев, которые Кремль эффективно использовал для шантажа Евросоюза и Турции. Есть все основания считать, что такая же политика дестабилизации может быть применена в турбулентном Сахеле. Европейские страны очень боятся очередного исхода беженцев, которые, разумеется, будут стремиться в Европу, а не в Россию. Дестабилизируя обстановку в Сахеле, Россия ничем не рискует, а политические дивиденды от такой дестабилизации для Кремля совершенно очевидны.

Возвращение США

Традиционно наиболее активным игроком в Западной Африке в последние десятилетия была Франция, так как после окончания холодной войны американцы в большой степени потеряли интерес к континенту. Гуманитарная операция в Сомали в 1993 году была задумана как демонстрация помощи голодающей Африке, но закончилась плачевно: погибли 19 американских спецназовцев. Это фиаско на время отбило у американцев желание иметь дело с Африкой. Когда всего через несколько месяцев после трагедии в Могадишо в Руанде произошел геноцид народа тутси, США, как и остальные западные страны, предпочли не вмешиваться, что привело к гибели сотен тысяч людей.

Интерес к Африке начал возрождаться после терактов 11 сентября 2001 года, когда северо-восточная Африка стала одним из плацдармов по борьбе с исламским терроризмом. С тех пор американский «след» в Африке зачастую связан с обеспечением национальных интересов США в борьбе с терроризмом. В Нигере до сих пор существует несколько американских военных баз, в том числе укомплектованных дронами, там базируется больше тысячи американских военнослужащих, задача которых, по крайней мере до переворота, заключалась в сдерживании исламистской угрозы в Сахеле.

Сегодня интерес к Африке в Вашингтоне связан в том числе и с распространением российского и китайского влияния в отдельных частях континента. Война в Украине усилила эти тенденции, как мы видели во время американо-африканского саммита в Вашингтоне. За Африкой снова «ухаживают» сверхдержавы, поскольку африканские государства вновь, как во времена холодной войны, превращаются в полигон глобального противостояния.

Итоги петербургского форума

В этом контексте можно более объективно оценить прошедший в Петербурге африканский форум, который российская пропаганда с первых дней представляла как огромный успех. Но с точки зрения реальных результатов успеха не было. В Россию приехали только 17 глав государств (плюс пять вице-президентов, четыре главы правительства и один председатель парламента), в то время как на прошлый саммит в 2019 году — 44, и это не случайность. Даже те государства, которые к России относятся с некоторым пониманием, тем не менее дорожат своими отношениями с Западом. Как ни крути, с Западом гораздо больше связей, выше торговый оборот и никто не стремится подпадать под санкции. Достаточно сказать, что товарооборот Африки с Россией на порядок ниже, чем ее торговля с Китаем, Евросоюзом или США. Африке есть что терять, и дружба с Россией может обойтись ей дорого. При всем единении участников форума вокруг «антиимпериалистических» лозунгов, реальность такова, что с Западом торгуют, на Запад ездят отдыхать, на Западе покупают имущество, на Запад бегут от своих войн, на Западе пытаются найти работу, и никакие форумы этого не изменят.

К концу саммита — это произошло довольно незаметно — президент ЮАР Сирил Рамафоса, в принципе симпатизирующий России по старой доброй памяти о поддержке Советским Союзом борьбы против апартеида, высказался по поводу путинских обещаний бесплатной помощи зерном: мол, спасибо большое Путину, но, в принципе, мы пришли сюда не за подарками, а с тем чтобы возобновились поставки зерна через Черное море, это нам гораздо важнее. Предложение бесплатной помощи и само по себе могло быть расценено как довольно унизительное, а теперь, когда Россия по завершении форума бомбит украинские зернохранилища, у Кремля в Африке могут возникнуть серьезные проблемы, которые нивелируют весь этот кажущийся пропагандистский успех.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari