Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD62.91
  • EUR66.11
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 11178
Политика

За ценой постоим. Как российские и украинские олигархи включились в поддержку вооруженных сил

Софья Преснякова

Российское нападение на Украину стало шоком для миллиардеров из обеих стран, но отреагировали они очень по-разному. Крупный российский бизнес, за единичными исключениями, до сих пор почти никак не участвует в поддержке войны (если, конечно, не считать поддержки некоторыми миллиардерами украинской стороны). При этом украинские предприниматели не только жертвуют сотни миллионов долларов Вооруженным силам Украины, но и сами воюют на передовой.

Содержание
  • Как помогают украинские бизнесмены

  • Как (не) помогают российские бизнесмены

  • Как российский бизнес помогает Украине

  • Отчего такая разница

Как помогают украинские бизнесмены

Буквально накануне вторжения России президент Украины Владимир Зеленский собрал участников украинского списка Forbes на встречу и объявил, что ждет от самых богатых людей страны поддержки. После этого кто-то из олигархов выехал за рубеж, но многие предпочли остаться и помочь родине в трудную минуту.

По словам секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Алексея Данилова, часть людей, которых «называют олигархами», «помогает, и очень активно». Данилов отмечает, что «кто-то максимально помогает армии, хотя не делает селфи, не рассказывает о каждом автомобиле за 20 тысяч евро, что сам его привез».

Вероятно, секретарь СНБО намекает на бывшего президента Петра Порошенко (на начало 2022 года оценка личного состояния — $0,7 млрд). С 24 февраля фонд Порошенко, его компания «Рошен» и волонтеры организации «Дело Громад» собрали для ВСУ помощи на $46 млн. Среди прочего структуры Порошенко закупили 11 итальянских бронеавтомобилей MLS SHIELD, стрелковое оружие, радиостанции, аптечки, собранные по стандартам НАТО, и уникальный санитарный робот-эвакуатор. В планах экс-президента — профинансировать поставки бронетранспортеров Spartan, армейских тягачей Oshkosh M1070 и беспилотников.

Самый богатый человек Украины, бизнесмен Ринат Ахметов (на сентябрь 2022 года оценка личного состояния — $4,3 млрд) за время войны пожертвовал на военные нужды и гуманитарные проекты более 3 млрд гривен (около $100 млн). В частности, горно-металлургическая группа «Метинвест» Рината Ахметова и Вадима Новинского передала ВСУ, частям Территориальной обороны, Национальной гвардии и другим силовым структурам 21 тысячу шлемов и касок, более 110 тысяч бронежилетов, 500 дронов, 1,6 тысячи тепловизоров, 266 единиц автомобилей и тяжелой техники, 500 тысяч тонн горючего.

И это при том, что за время войны Ахметов лишился двух главных металлургических активов — превращенного в руины мариупольского завода «Азовсталь» и меткомбината имени Ильича. Агрохолдинг Ахметова HarvEast потерял около 80% своих земель из-за оккупации части Донецкой области и минирования полей в Киевской области.

Партнер Ахметова Вадим Новинский (на сентябрь 2022 года оценка личного состояния — $1,3 млрд), основной владелец инвестгруппы «Смарт-Холдинг», выделил на благотворительность более 200 млн гривен ($5 млн). Основные направления помощи —медицинское оборудование и медикаменты, продукты, организация вывоза беженцев. Любопытно, что до 2011 года Новинский был гражданином России, однако сегодня это не мешает ему поддерживать Украину в войне.

Зять экс-президента Леонида Кучмы Виктор Пинчук (на сентябрь 2022 года оценка личного состояния — $2 млрд) через семейные фонды и компанию «Интерпайп» пожертвовал $45 млн. Деньги пошли на бронированную технику, амуницию и снаряжение, средства связи, беспилотники, тактические аптечки, а также на обеспечение потребностей больниц, расположенных в прифронтовых зонах и занятых лечением раненых.

Дмитрий Фирташ (на начало 2022 года оценка личного состояния — $0,4 млрд), основатель группы компаний Group DF (основные инвестиции сосредоточены в азотном, титановом и газовом бизнесах), несмотря на длительное проживание за границей, тоже не остался в стороне. За первые три месяца войны Group DF перечислила в поддержку ВСУ, частей Теробороны и беженцев 308 млн гривен ($10 млн). Самые большие статьи расходов: фандрайзинговый спецсчет Нацбанка Украины, гуманитарная помощь, закупка медикаментов, обустройство бомбоубежищ.

Геннадий Буткевич (по итогам 2021 года оценка личного состояния — $0,5 млрд), соучредитель крупнейшей в Украине продуктовой сети АТБ, потратил 300 млн гривен ($10 млн), в том числе на бронированные и небронированные автомобили и беспилотники, продуктовые наборы и медикаменты, прямую помощь медицинским учреждениям и благотворительным организациям.

Александр и Галина Гереги (на начало 2022 года оценка личного состояния — $0,5 млрд), основатели самой крупной в стране сети строительных гипермаркетов «Эпицентр», потратили более 300 млн грн ($10 млн) на потребности ВСУ и Теробороны. Компания управляет сетью из 57 гуманитарных складов и обеспечивает снабжение строевых частей ВСУ одеждой, обувью и теплыми вещами.

Юрий Косюк (по итогам 2021 года оценка личного состояния — $0,8 млрд), основной акционер одного из крупнейших в Европе производителей курятины МХП, оказывает натуральную помощь продукцией своей компании. За полгода войны Косюк поставил военным, беженцам и больницам 12,6 тысячи тонн куриного мяса на сумму 668 млн гривен (примерно $20 млн).

Всего, по подсчетам украинского Forbes на май 2022 года, более 30 богатейших бизнесменов Украины помогали Вооруженных силам и/или жителям, пострадавшим от боевых действий. Общий объем помощи оценивался на уровне $200 млн. Примечательно, что финансовой поддержкой они не ограничиваются. Некоторые украинские предприниматели сами отправляются воевать.

Владелец агропромышленной компании «Агротрейд» Всеволод Кожемяко (по итогам 2021 года оценка оборота подконтрольного бизнеса — $100 млн) в первые дни после вторжения вернулся в родной Харьков из Австрии, создал там батальон «Хартия» и возглавил его. «Хартия» — это добровольное формирование территориальной общины, содержание и оснащение личного состава взял на себя Кожемяко с несколькими друзьями-бизнесменами.

Известный украинский банкир Андрей Онистрат недавно тоже принял решение уйти на фронт. С начала войны он служил в территориальной обороне, но в сентябре перешел в действующий состав ВСУ и планирует вернуться к делам только тогда, когда закончатся бои.

Бизнесмен и киберспортсмен Александр Кохановский, не так давно купивший вместе с партнерами отель «Днепр» в центре Киева за 1,1 млрд гривен (почти $30 млн), после нападения России записался в добровольческое соединение, а после перешел в ВСУ и, по собственным словам, едва не погиб весной 2022 года под Изюмом.

Как (не) помогают российские бизнесмены

В российском бизнес-сообществе ничего похожего на энтузиазм украинских коллег не наблюдается.

Самое деятельное участие в войне принимает «повар Путина» и владелец ЧВК Вагнера Евгений Пригожин, судимый за разбойные нападения и вовлечение малолетних в преступную деятельность. Уголовник со стажем ездит по исправительным колониям, где открыто вербует заключенных на фронт. Пригожин не раз упоминал, что готов поддерживать Вооруженные силы России как «идеологически», так и материально, и призывал богатых россиян пожертвовать «не менее 50% своих средств на поддержку спецоперации». Впрочем, по сути, «деньги Пригожина» — это деньги того же Министерства обороны, ведь заработал он их за счет того, что без конкурса получил доступ к обслуживанию питания министерства, причем, как выяснили контрразведка ФСБ и СК, услуги предоставлялись на значительно меньшие суммы, чем заявлено, и некачественный сервис привел к серии отравлений в рядах Минобороны. Вот эти-то осевшие в его карманах деньги Минобороны Пригожин тратит теперь на уголовников, которых отправляет на фронт. Впрочем, и эти деньги, судя по жалобам наемников, получают далеко не все и не в том объеме, в котором им было это обещано.

Другой российский бизнесмен — Геннадий Тимченко (на сентябрь 2022 года оценка личного состояния — $21 млрд) — тоже содержит частную военную компанию под названием «Редут». До недавнего времени «Редут» занимался охраной объектов компании «Стройтрансгаз» в Сирии, а в Украину его бойцы прибыли задолго до ЧВК Вагнера. Основные средства Тимченко заработал за счет эксклюзивного доступа к госконтрактам, полученного за счет многолетней дружбы с Владимиром Путиным.

И Пригожина, и Тимченко сложно назвать бизнесменами в полном смысле этого слова. Весь бизнес Пригожина основан на государственных контрактах, а предпринимательский успех Тимченко связан с близкими отношениями с Владимиром Путиным.

Есть еще, правда, «православный олигарх» Константин Малофеев, учредитель одиозного телеканала «Царьград ТВ». «Мы можем помочь материально. Есть соответствующие фонды, которые всё собирают для победы, — тот же ОНФ, с которым активно сотрудничает „Царьград“. Он собирает для различных подразделений то, что им нужно», — сказал он недавно в одном из интервью своему телеканалу. Об объемах оказанной Малофеевым помощи не сообщалось, но источник его средств известен: отчасти это деньги, украденные у государственого банка ВТБ (связанное с этим уголовное дело на него было закрыто в 2014 году, после того как он начал финансировать вторжение в Украину), а отчасти — средства, украденные у пользователей криптобиржы Wex.

Как российский бизнес помогает Украине

Парадоксальным образом российские олигархи первого ряда больше готовы содействовать Украине, чем России. Совладелец «Альфа-Групп» и уроженец Львова Михаил Фридман (на сентябрь 2022 года оценка личного состояния — $13,3 млрд) осудил войну и заявил, что переведет $10 млн украинским беженцам через личный благотворительный фонд. Инвесткомпания Фридмана LetterOne в марте 2022 года сообщила о пожертвовании $150 млн «жертвам войны в Украине». Широкие жесты не спасли миллиардера от санкций ЕС и Великобритании.

В сентябре издание The Wall Street Journal сообщило, что Михаил Фридман готов перевести Украине уже $1 млрд, рассчитывая добиться тем самым смягчения санкций. Однако сам Фридман корыстные мотивы отрицает.

Под санкции попал и российский миллиардер Роман Абрамович (на сентябрь 2022 года оценка личного состояния — $8,7 млрд). В марте он участвовал в безуспешных попытках посадить Москву и Киев за стол переговоров, а в июле сыграл ключевую роль в «зерновой сделке» между Россией, Украиной и Турцией.

В мае власти Великобритании разрешили Абрамовичу продать футбольный клуб «Челси» за 4,25 млрд фунтов стерлингов при условии, что 2,5 млрд из этой суммы будут заморожены на счету Абрамовича в английском банке, с тем чтобы передать их в фонд помощи жертвам войны в Украине. По некоторым данным, деньги до сих пор лежат на счету бизнесмена.

Поддержку Украине в том или ином виде также оказывают (или обещали это сделать) давний партнер Алишера Усманова по инвестициям в высокотехнологические компании Юрий Мильнер (на сентябрь 2022 года оценка личного состояния — $7,3 млрд), который отказался от российского гражданства после начала войны, бывший владелец «Уралкалия» Дмитрий Рыболовлев (на сентябрь 2022 года оценка личного состояния — $6,6 млрд), экс-собственник Тинькофф Банка Олег Тиньков (на сентябрь 2022 года оценка семейного состояния — $0,6 млрд).

В мае агентство AP со ссылкой на источники писало о дискуссиях между западными правительствами и неназванными российскими олигархами по поводу возможности «откупиться от санкций»: пожертвовать часть состояния на восстановление Украины, а взамен избавиться от юридических обременений. Судя по всему, пока переговоры окончились ничем, но готовность их вести говорит о многом.

Отчего такая разница

Российский бизнес вписан в глобальную финансовую инфраструктуру. По разным оценкам, богатейшие россияне держат за рубежом, в офшорных юрисдикциях, активов на $1 трлн — это больше той суммы, которой все население России располагает внутри страны. Путинская военная авантюра в силу действующих формальных (и неформальных) санкций создала запредельный уровень правовых рисков для офшорного богатства олигархов из России, которые, очевидно, все еще рассчитывают рано или поздно избавиться от токсичного статуса и потому избегают любого прямого или косвенного участия в войне. Это касается не только тех, кто уехал за границу и теперь получает, если верить Financial Times, настойчивые звонки из Кремля с предложением вернуться домой, но и тех, кто остается в России. Как минимум 21 российский бизнесмен судится с ЕС, пытаясь добиться отмены санкций, наложенных после начала войны.

Ну а для украинского крупного бизнеса поддержка национальных Вооруженных сил и всемерное участие в противостоянии российской агрессии не несет никаких издержек, ровно наоборот — это очевидное вложение в будущее с немалой потенциальной отдачей, когда дело дойдет до восстановления страны.


Материал подготовлен совместно с Вячеславом Епуряну

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari