Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD62.91
  • EUR66.11
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 5448
Политика

Двуликий Вучич. Как сербский президент во время войны балансирует между Россией и Западом

Через пять месяцев после начала войны в Украине Сербия остаётся единственной европейской страной, которая отказывается вводить санкции против России, хотя формально и осуждает агрессию. На фоне, к примеру, Болгарии, которая недавно объявила о высылке сразу 70 российских дипломатов, политика Белграда может показаться прокремлевской. Однако сербский президент Александр Вучич продолжает балансировать между Россией и Западом, пытаясь выжать из этого противостояния максимальную политическую и экономическую выгоду. 

Содержание
  • Газовая ловушка

  • Соучастник кремлевской дезинформации

  • Без дальнейшего сближения

«Оставьте разговоры о том, что это локальная или региональная война. Весь западный мир через украинцев воюет с русскими, это почти мировой конфликт. Не хватает только значительного конфликта на территории Азии», – так сербский президент Александр Вучич на днях рассуждал о мировых делах в интервью телекомпании TV Pink. Вучич – среди тех политических лидеров, которые не могут как-либо повлиять на урегулирование противоречий, связанных с войной на востоке Европы, но в то же время Сербия – среди стран, зависящих от сотрудничества и с Россией, и с Западом.

С начала войны Вучич, в условиях явно усилившегося на него давления, рассылает разные сигналы партнёрам на Востоке и Западе, подавая те или иные свои шаги как вынужденные и подчёркивая стремление защитить сербские интересы. Так, отказ вводить санкции против России он частично компенсировал поддержкой нескольких международных резолюций, осуждающих действия Москвы. Некоторых наблюдателей удивило, что Сербия не воспользовалась возможностью «воздержаться» при голосовании по вопросу о приостановке членства России в Совете ООН по правам человека. Но Вучич, вероятно, опасался, что западные партнёры воспримут это как «поддержку агрессора».

Российской аудитории Вучич сообщил, что действовал под давлением западных стран, а западным странам – что поддерживает территориальную целостность Украины и считает российскую операцию ошибкой, однако должен думать об интересах своей собственной страны, которую, как он напоминает, в 1999 году бомбили мощные страны НАТО. Сами санкции он считает неэффективными.

Российской аудитории Вучич сообщил, что действовал под давлением Запада, а Западу – что считает российскую операцию ошибкой

Газовая ловушка

Являясь кандидатом на вступление в Евросоюз, Сербия годами сталкивается с требованиями привести свою внешнюю политику в соответствие с общеевропейской, однако ей приходится иметь дело и с Москвой, которая оказывает дипломатическую поддержку в косовском вопросе и определяет цену на газ. Это цена, как известно, формируется под влиянием различных политических факторов, и сербским властям хотелось бы избежать дополнительных рисков, с учётом почти 100-процентной зависимости от российских поставок и того простого факта, что реальной альтернативы, которая бы полностью исключала сотрудничество с Газпромом, на данный момент в регионе не существует. К слову, последний контракт, о котором Вучич договорился с Кремлём в конце мая, уже не столь выгоден, как предыдущий (новая цена – около $400 за тысячу кубометров газа вместо 270), а впереди – тяжелая, по оценке самого сербского лидера, зима и возможное развитие конфликта по худшему сценарию.

После апрельских выборов, по итогам которых Вучич сохранил президентский мандат и контроль над парламентом, США и Евросоюз ожидали от Белграда более заметного дистанцирования от Кремля. Но существенных корректировок на российском направлении пока не произошло. При этом Вучич затягивает без объективных причин формирование нового правительства, в котором обычно представлены условно пророссийские (вроде министра обороны Александра Вулина), и прозападные деятели. Некоторые наблюдатели полагают, что отсутствие нового кабинета служит своего рода препятствием для желаемой многими переоценки отношений с Россией. Новый кабинет, судя по информации проправительственных СМИ, может быть сформирован только в августе. Похоже, сербский лидер стремится использовать все конституционные возможности, чтобы отсрочить введение санкций, тем более что газовые хранилища пока не заполнены.

И хотя сербские власти уже не раз обещали не вводить эмбарго, эта позиция не такая уж твёрдая. Сам Вучич заявлял, что будет выступать против антироссийских санкций, пока «Сербию не вынудят поступить иначе». Эти слова сербский лидер поставил в контекст евроинтеграции, которая остаётся для Белграда стратегической целью. Призывы к Белграду привести свою политику в соответствие с линией ЕС пока не содержат угрозы блокирования сербского европейского пути, однако война в Украине, кандидатский статус и вопрос о санкциях обычно упоминаются в одном контексте. В этом смысле нельзя исключать, что евроинтеграционная перспектива Сербии вскоре будет поставлена под вопрос в случае её отказа дистанцироваться от Москвы.

Соучастник кремлевской дезинформации

С момента начала войны в Белграде не приняли ни одного высокопоставленного российского деятеля. В конце февраля был отменен визит секретаря российского Совбеза Николая Патрушева, а в июне сорвался широко анонсированный визит главы МИД РФ Сергея Лаврова, поскольку Болгария, Черногория и Северная Македония не дали разрешения на пролёт через своё воздушное пространство. И хотя сербские лидеры демонстрировали огорчение по этому поводу, вероятнее всего, они вздохнули с облегчением. Им не пришлось любезничать с ним перед телекамерами на фоне всё громче звучащих обвинений в массовых военных преступлениях и предоставлять трибуну для традиционных антизападных заявлений.

С начала войны в Белграде не приняли ни одного высокопоставленного российского чиновника

С другой стороны, Вучич уже не раз был пойман на содействии кремлёвской пропаганде и дезинформации: сербские проправительственные СМИ часто склоняются к прокремлёвскому нарративу при освещении событий вокруг Украины. Например, близкий к сербским властям таблоид Informer был одним из изданий, которые после начала российского вторжения, опубликовали на первой полосе сообщение, что «Украина атаковала Россию». Этот фейк не был опровергнут и до сих пор доступен читателям. Сербские власти давно помогают Кремлю в продвижении его информационной политики. В том числе Белград пытался посодействовать работе пропагандистского телеканала RT в Европе. Немецкоязычный телеканал RT auf Deutsch (RT DE), запущенный в конце прошлого года по сербской лицензии, быстро сняли с вещания, а вся история обернулась скандалом.

Странные, не основанные на фактах заявления порой делает и сам Вучич. Так, в уже упомянутом интервью TV Pink сербский лидер утверждал, что мир будет ввергнут в ад, если мировые лидеры не прислушаются к предложениям российского президента Владимира Путина. «Я знаю, что нас ждёт. Как только Путин закончит дела в Северске, Артёмовске, Бахмуте и Соледаре, а затем на второй линии: Славянск - Краматорск - Авдеевка, последует его предложение. Если они его не примут, а они не намерены это делать (что логично), мы отправимся в ад», – утверждал Вучич. Эту цитату в оригинале можно услышать здесь, начиная с 1:49:00.

Слова сербского президента, созвучные высказываниям российских пропагандистов о «ядерном пепле», тут же растиражировали российские СМИ и прокремлёвские издания на Балканах. Некоторых участников обсуждения на интернет- форумах удивила осведомлённость сербского президента: «Хорошо владеет информацией серб. Все города отчётливо и по линиям озвучил». Но удивляет другое: Вучич, обычно не рассуждающий о подробностях российско-украинского конфликта, взялся комментировать ситуацию в зоне боевых действий и с уверенностью прогнозировать некий страшный исход, усиливая атмосферу страха на Балканах и не раскрывая при этом якобы известные ему подробности путинского плана. Этими подробностями не поинтересовалась и журналистка, которая беседовала с сербским лидером около двух часов и старалась выглядеть дотошной. Вучич, скорее всего, соврал, но в таком контексте его высказывания выглядят как соучастие в кремлёвской кампании дезинформации и запугивания.

Сербия – одна из немногих стран, где после начала российского наступления в Украине проходили митинги в поддержку политики Кремля и где периодически появляются граффити с изображением Путина или буквы «Z», которая является одним из символов вторжения. Именно при Вучиче, как показывают исследования, Сербия открыла двери для российского влияния и распространения прокремлёвских симпатий в регионе. Здесь появились десятки пророссийских организаций с непонятным финансированием, которые занимаются продвижением консервативной повестки, позитивного образа Путина, искажением концепции демократии и демонизацией Запада.

Без дальнейшего сближения

Вучичу, который лучше других умеет использовать симпатии сербского электората к России, это не мешает. Наоборот, это даёт ему возможность демонстрировать Западу, что у него есть «альтернатива». И хотя у сербских властей нет намерения отказаться от членства в Евросоюзе, на который приходится почти две трети сербского товарооборота и инвестиций, или начать углублять интеграцию в рамках созданного Кремлём ЕАЭС, российский фактор и двусмысленные сигналы они пытаются использовать для снижения давления со стороны Запада. Прежде всего это касается вопроса Косово: Вучичу хотелось бы максимально отсрочить признание независимости отколовшейся провинции с 90-процентным албанским населением, что по сути неизбежно при интеграции в ЕС.

Кремль – и это особенно для него важно в условиях затягивающегося конфликта в Украине – постарается сохранить «стратегическое партнёрство» со страной, которая остаётся плацдармом для российского влияния на Балканах с их незавершёнными конфликтами и интеграционными проектами. И хотя такие события, как срыв визита Лаврова в Белград, подтверждают ограниченность инструментов российского влияния, сам факт того, что Сербия остаётся своего рода «союзником» и не даёт выстроить единый антикремлёвский фронт в Европе, с пропагандистской точки зрения, очень значим.

Белград многие годы демонстрировал терпимость к внешнеполитическим амбициям Кремля. Даже после аннексии Крыма сербские власти (хотя и не признали Крым российским) продолжили расширять военные связи с Россией и сотрудничество в области безопасности. Дважды в год проводились совместные учения, Белград охотно принимал в подарок российскую военную технику. Однако дальнейшего сближения уже, скорее всего, не будет, тем более что в сербской политической элите всё громче звучат антироссийские голоса.

В случае затягивания конфликта Белграду придётся переосмысливать отношения с Москвой, чтобы не рисковать связями с основными финансовыми донорами и гарантами безопасности на Балканах. Продолжение войны ведёт к длительной изоляции России, колоссальному ущербу её экономике и ослаблению глобального влияния, что автоматически делает её неудобным и невыгодным партнёром. Во внешнеэкономических связях Сербии Россия до войны занимала четвёртое место (после Германии, Италии и Китая) с объёмом взаимной торговли $2,5 млрд, немного опережая такие страны, как Венгрия и Румыния. Объем российских инвестиций в Сербии оценивается в $3 млрд. В ближайшие годы эти показатели будут, очевидно, ухудшаться, и Россия ещё долго не сможет себе позволить масштабные проекты на Балканах.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari