Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD60.25
  • EUR58.24
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 2980
Политика

Пир во время локдауна. Борису Джонсону прощали многое, но вечеринки во время карантина могут лишить его поста

Маша Слоним

Британские министры во время локдауна нарушали эпидемиологические правила, соблюдения которых сами требовали от граждан, подтвердило официальное расследование. Борис Джонсон, которого многие подозревают во лжи с трибуны парламента, может стать первым британским премьером, который дает показания под присягой. Это сильно ударит по позициям консервативной партии перед местными выборами: неумолимая британская демократия демонстрирует единство закона для всех.

Содержание
  • Победы Джонсона

  • Веселье на Даунинг-стрит

  • Дело не только в вечеринках

  • Карточный домик

31 января в Великобритании был опубликован доклад о результатах расследования вечеринок и собраний на Даунинг-стрит во время локдауна, которое проводила глава отдела государственной службы по вопросам правил и этики поведения политиков Сью Грей. Подобные расследования проводились и раньше, но впервые объектом стал сам премьер-министр.

Грей, независимый государственный служащий и уважаемый эксперт в вопросах этики, полтора месяца изучала материалы и показания и пришла к выводу, что Даунинг-стрит и кабинет министров «допустили просчеты в руководстве и суждениях», некоторые мероприятия на Даунинг-стрит во время локдаунов были «недопустимы», а другие вообще «вышли за границы разумного».

Многие ждали результатов этого расследования, полагая, что от них зависит дальнейшая судьба премьер-министра: Бориса Джонсона обвиняли в том, что он не только знал о вечеринках у себя дома и в помещениях администрации, но и сам принимал в них участие. Дежурная фраза, к которой в последнее время прибегали и Джонсон, и верные ему члены кабинета и парламентской партии, - «давайте дождемся результатов расследования Сью Грей».

Несмотря на то, что в докладе не упоминается ни одного имени, выводы расследования Сью Грей достаточно жесткие и указывают на грубые нарушения правил локдауна, по которым страна жила последние два года. В помещениях администрации злоупотребляли алкоголем, а «те, кто управляет страной, продемонстрировали неспособность принимать адекватные решения»:

«На фоне пандемии, когда правительство просило граждан принять далеко идущие ограничения в их жизни, некоторые действия, связанные с этими собраниями, трудно оправдать. По крайней мере, некоторые из рассматриваемых собраний представляют собой серьезное пренебрежение не только высокими стандартами, ожидаемыми от работающих в сердце правительства, но и стандартами, ожидаемыми от всего британского населения в то время».

Из доклада становится ясно, что некоторые сотрудники администрации пытались поднять вопрос о незаконности собраний, но их жалобам не был дан ход.

Доклад в последний момент пришлось сильно сократить: он вышел с купюрами, сделанными по требованию полиции, дабы не компрометировать собственное расследование, которое 25 января открыл Скотленд-Ярд. Доклад в не сокращенном виде появится, когда будет закончено полицейское расследование: Грей, которая опросила в ходе своей работы свыше 70 человек, передала полиции собранные материалы, в том числе более 300 фотографий и 1000 страниц документов. (Удивительно, что они еще не оказались в руках прессы)!

Скотленд-Ярд настроен решительно: расследованием займется старейший Отряд специальных расследований, который традиционно отвечает за политическую коррупцию. Полиция будет расследовать 12 мероприятий, во время которых потенциально могли быть нарушения правил локдауна, в том числе четыре вечеринки, на которых был замечен Борис Джонсон. Скотленд Ярд, при этом, не собирается оглашать имен тех, кому в результате расследования будет выписан штраф (таково наказание за нарушение локдауна), однако окружение Джонсона не исключило, что в случае штрафа он об этом расскажет.

Не исключено, что полиции придется допросить и самого премьера, причем Борис Джонсон может оказаться первым на этом посту, кто дает показания под присягой. Многие обвиняют его в том, что он врал с трибуны парламента, раз за разом отрицая, что знал о нарушениях правил локдауна на Даунинг-стрит и что ни в чем противозаконном сам не участвовал. Теперь мы знаем, что знал и участвовал.

Победы Джонсона

Два года назад Консервативная партия под предводительством Бориса Джонсона c огромным отрывом победила лейбористов на выборах в парламент: перевес в Палате общин у тори был 80 мест. С таким большинством можно провести почти любой закон, не ища союзников среди других парламентских партий. Но два года спустя, в середине декабря 2021 года, Борису Джонсону понадобилась поддержка оппозиционных депутатов, чтобы утвердить «план B» - меры борьбы с новой волной коронавируса, против которых взбунтовались члены его собственной партии.

Джонсон победил на волне триумфа сторонников выхода из ЕС по итогам референдума, который прошел за три года до этого. Обещание «я дам вам Brexit» сделало своё дело. Тори потирали руки, поздравляя себя с правильным выбором преемника Терезы Мэй на посту лидера партии. Рейтинг одобрения партии тори после выборов достиг 52%, а личный рейтинг вновь избранного премьер-министра достигал почти 50%.

Сегодня Джонсону верит лишь 12% британцев, а согласно опросам середины января 2022 года, 52% не одобряют его в качестве премьер-министра. Консервативная партия отстает от лейбористов на 13 п.п. Случись выборы завтра, лейбористская партия с легкостью разгромит тори.

Что же произошло? Случилась пандемия, которая смешала карты во многих странах, и Великобритания не стала исключением. Коронавирус не просто вытеснил политику, он стал предметом и субъектом политики.

Первые месяцы пандемии были для Великобритании и лично для Бориса Джонсона катастрофическими. Премьер-министр заразился COVID-19 одним из первых (об этом стало известно уже 27 марта 2020 года) и, как говорят, чудом выжил, но огромное число британцев, в особенности из домов престарелых, умерли из-за не принятых вовремя мер. Великобритания заняла первое место в Европе по числу жертв COVID-19, но одновременно первой оперативно запустила вакцинацию. Это признавали даже оппоненты премьер-министра и оппозиция, и это то, чем правительство тори по праву гордится. Еще один повод для гордости и зависти со стороны некоторых стран - четкая и щедрая финансовая поддержка среднего и малого бизнеса, самозанятых и индивидуальных предпринимателей.

И даже локдауны, жестко ограничивавшие передвижения, общение между людьми, закрытие ресторанов, кафе и пабов британцы перенесли стоически. Джонсон, чей герой, по его собственному признанию, Уинстон Черчилль, удачно весной 2020-го играл роль полководца. Процент тех, кто одобрял действия премьера, подскочил и ненадолго достиг 66%, а недовольных его работой было всего 26%. Народ, за небольшими исключениями, был готов жертвовать свободой передвижения, не встречаться с друзьями, не навещать родственников в домах престарелых и в больницах и даже не хоронить толком родных. Лишения, на которые шли британцы, были серьезными и ощутимыми, а штрафы за нарушения - высокими.

Веселье на Даунинг-стрит

Именно поэтому рассказы о том, что творилось на Даунинг-стрит, когда вся страна сидела в локдауне, произвели такое шокирующее впечатление. Люди с горечью вспоминают, чем им пришлось жертвовать, и сравнивают это со свободой, царившей в правительственной резиденции.

Разоблачения пестрили яркими деталями: наутро после одной такой вечеринки в саду Даунинг-стрит были обнаружены не только пустые бутылки, но и сломанные детские качели; сотрудники администрации засыпали после ночных посиделок прямо на своих офисных столах; выпивку из соседнего супермаркета доставляли в чемодане на колесиках; вскладчину был куплен винный шкаф на 32 бутылки… По крайней мере на одной из вечеринок, 20 мая 2020 года, когда по правилам локдауна было запрещено встречаться большими группами, участвовал и сам премьер-министр с супругой.

Сотрудники администрации вскладчину купили винный шкаф на 32 бутылки

Буквально за несколько часов до этой вечеринки один из министров правительства на пресс-конференции по COVID-19 напомнил, что по действующим по правилам локдауна позволено встречаться лишь с одним человеком не из собственной семьи вне помещения и в публичных местах, соблюдая при этом социальную дистанцию в 2 метра. По информации, попавшей в прессу, на той вечеринке выпивали и закусывали примерно 40 человек.

В конце концов Борис Джонсон был вынужден признаться, что «заглянул в сад собственной резиденции на 25 минут», а в свое оправдание сказал, что не понял, что это вечеринка, приняв ее за рабочую встречу. Это заявление премьера, а затем его неуклюжие объяснения в интервью Sky, будто его никто не предупредил, что участие в таких собраниях - нарушение правил локдауна, до сих пор вызывают гомерический смех и бесконечные шутки.

Последней каплей стала информация о том, что накануне похорон принца Филиппа, консорта королевы герцога Эдинбургского, 16 апреля 2021 года на Даунинг-стрит до утра веселились сотрудники администрации, причем сразу на двух вечеринках - в подвале, как сообщают очевидцы, была устроена дискотека. А в это время Елизавета II, подчиняясь строгим правилам локдауна, была вынуждена пригласить на похороны всего 30 человек, присутствовавшие соблюдали социальную дистанцию, а сама королева сидела в полном одиночестве в часовне Вестминстерского Собора.

Эта скорбная фотография обошла весь мир в день похорон и тиражировалась в британской прессе после того, как появилась информация о вечеринках накануне похорон. В конце концов, Джонсону пришлось приносить извинения Букингемскому дворцу, но это не только не перечеркнуло тяжелого впечатления от череды разоблачений, а наоборот, вызвало новую волну возмущения. У британцев сильно развито чувство справедливости, и фраза «перед законом все равны», и «друзьям всё, остальным - закон», звучали все чаще.

Дело не только в вечеринках

Впрочем, разочарование Борисом Джонсоном началось еще до разоблачений разгульного образа жизни сотрудников его администрации. В октябре 2021 года стало известно, что депутат от консервативной партии Оуэн Патерсон, который некогда был министром в кабинете Дэвида Кэмерона, помимо своей депутатской работы несколько лет был оплачиваемым консультантом в двух частных компаниях, зарабатывая свыше 100 тысяч фунтов стерлингов в год. Депутатам разрешено заниматься лоббизмом, если они объявляют о конфликте интересов во время голосования по профильной теме. И, разумеется, члены парламента должны заявлять о своих дополнительных доходах.

Ни того, ни другого Патерсон в свое время не сделал. Мало того, как установила комиссия по стандартам поведения депутатов, он еще и использовал парламентские помещения и технику для своей дополнительной работы. Комиссия пришла к выводу, что депутат подрывает репутацию парламента и рекомендовала приостановить его участие в работе Палаты общин на тридцать заседаний. Правительство же, пытаясь оспорить решение комиссии, поставило на голосование резолюцию об отмене приостановки работы Патерсона, и предложило вообще распустить комиссию по правилам поведения депутатов, чем вызвало новый всплеск обвинений в «политической коррупции», причем они звучали в том числе из лагеря тори.

Увидев реакцию, правительство Джонсона пошло на попятную, Оуэн Патерсон объявил, что снимает с себя полномочия депутата, разговоры о создании «новой» комиссии забылись, но осадок остался. Те тори, которые были вынуждены голосовать за предложенную правительственную резолюцию, почувствовали себя обманутыми, а Патерсон — преданным. Извиняться за этот некрасивый эпизод Борис Джонсон отказался.

Депутат от консервативной партии Оуэн Патерсон помимо своей депутатской работы несколько лет был оплачиваемым консультантом в двух частных компаниях, зарабатывая свыше 100.000 фунтов стерлингов в год
Депутат от консервативной партии Оуэн Патерсон помимо своей депутатской работы несколько лет был оплачиваемым консультантом в двух частных компаниях, зарабатывая свыше 100.000 фунтов стерлингов в год

Это была серьезная ошибка Джонсона, за которую его партии пришлось заплатить высокую цену. В ноябре 2021 года, то есть через месяц, консерваторы на дополнительных выборах впервые за сто с лишним лет потеряли округ, который представлял в парламенте Оуэн Патерсон.

Привыкший побеждать Борис Джонсон потерял бдительность и недооценил реакцию даже консервативного электората. Попытка Джонсона самовольно отменить систему стандартов Вестминстера, насторожила избирателей. Сразу же после скандала рейтинг одобрения Джонсона обрушился до исторического минимума, резко упал и рейтинг консервативной партии. Лейбористская партия — впервые за очень долгое время — стала опережать консерваторов. Всего на 1%, но до этого лейбористы серьезно отставали. Результаты дополнительных выборов это лишь подтвердили.

Карточный домик

Дальнейшие скандалы с весельем на Даунинг-стрит лишь усугубили положение тори. На фоне последних разоблачений в рядах депутатов парламента от консерваторов начались брожения. Один из них на днях демонстративно прямо во время заседания покинул фракцию тори и перешел к лейбористам. Другой коллега премьера, бывший министр его кабинета, во всеуслышание призвал Бориса Джонсона уйти в отставку, а группа депутатов-тори пытается инициировать вотум недоверия лидеру партии, направляя письма в специальный партийный орган «Комитет 1922». Если глава комитета получит 54 таких обращения, он может дать ход процессу вотума недоверия лидеру партии.

Пока никто не знает, сколько писем уже набралось, однако ситуация начинает напоминать английский (оригинальный) сериал «Карточный домик». На днях один из наиболее авторитетных депутатов-тори Уильям Рэгг сообщил, что в адрес тех, кто собирается направить письма с просьбой о вотуме недоверия, стали раздаваться угрозы и прямой шантаж - например, лишить округ бюджетного финансирования уже утвержденных проектов. Случаи подобного шантажа подтверждают и еще дюжина депутатов-тори. Дело явно принимает серьезный оборот, потому что Уильям Рэгг подал официальное заявление в полицию.

Расследование о нарушениях закона на Даунинг-стрит, возможно, полностью подорвет доверие к Борису Джонсону и нанесет серьезный удар по шансам тори на успех на выборах. Избиратели очень чутко реагируют на двойные стандарты и попытки тех, кто этот закон формулирует и утверждает, его обойти. Почувствовав это, консервативная партия, возможно, поспешит избавиться от Джонсона еще до выборов.

Из редакционной статьи журнала Spectator: “Правительству будет нелегко избежать потрясений из-за всех случаев нарушения закона, которые расследует Сью Грей. Какими бы не были результаты расследования, доверие к правительству серьезно подорвано”.
Из редакционной статьи журнала Spectator: “Правительству будет нелегко избежать потрясений из-за всех случаев нарушения закона, которые расследует Сью Грей. Какими бы не были результаты расследования, доверие к правительству серьезно подорвано”.

После объявления о полицейском расследовании, две трети опрошенных считают, что Борис Джонсон должен уйти в отставку, причем, больше трети из них на прошлых выборах голосовали за консерваторов. Более половины избирателей тори вообще не верят Джонсону.

Согласно экспресс-опросу, проведенному YouGov после публикации отчета Сью Грей, извинения и объяснения Бориса Джонсона в парламенте не изменили настроений избирателей. Шестеро из десяти человек считают, что Джонсон должен уйти в отставку. 38% из тех, кто разделяет это мнение, обычно голосуют за консерваторов.

Пока трудно сказать, будет ли инициирован вотум недоверия, но в мае, когда в стране должны пройти местные выборы, Джонсону и его партии предстоит серьезная проверка.

Сам Джонсон при обсуждении доклада Сью Грей в парламенте 31 января, признав вину, извинившись за все нарушения и пообещав реформировать структуру администрации и кабинета министров, на все вопросы отвечал: «Дождемся результатов расследования Скотленд-Ярда». Эта фраза заменила собой прежнюю: «дождемся результатов расследования Сью Грей».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari