Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD77.55
  • EUR91.26
  • OIL37.61
Политика

Октябрьская народная: в Кыргызстане разразилась новая — уже третья — революция

Алёна Штольц

В ночь с 5 на 6 октября в Кыргызстане произошла третья революция за 15 лет. Некоторые уже прозвали ее «октябрьская народная». В ходе столкновений пострадало 164 человека, из них 7 находятся в реанимации. Один человек погиб. В результате семичасовой стычки с правоохранителями протестующим удалось занять правительственные здания и освободить из СИЗО экс-президента Алмазбека Атамбаева, а также других ранее осужденных высокопоставленных чиновников. Поводом для революции стали масштабные фальсификации итогов парламентских выборов 4 октября, однако лидеры партий, призвавшие людей на протестный митинг, в штурме «Белого дома» не участвовали и, судя по всему, не ожидали, что власть окажется такой непрочной. Утром 6 октября премьер-министр страны Кубатбек Боронов и мэры многих городов заявили о своей отставке. В этот же день президент Сооронбай Жээнбеков призвал протестующих к мирному диалогу, а ЦИК признал итоги выборов недействительными.

Как все начиналось

Поводом для третьего госпереворота в Кыргызстане стали беспрецедентные нарушения на парламентских выборах: подкуп на местах, подвоз избирателей, нарушение тайны голосования — по многочисленным свидетельствам, людей заставляли фотографировать бюллетень для отчетности. Последнее, кстати, строго запрещено законом и карается штрафом в 10 тысяч сомов (около $110).

Но главной причиной недовольства стала массовая регистрация избирателей по т.н. форме №2. Согласно данным ЦИК, заявление о смене своего адреса подали 496 239 граждан. В итоге 441 010 человек были перемещены с участка по их прописке на другой участок по их собственному выбору.

В законодательстве такое кочевье избирателей не запрещено. Однако воспринималось оно однозначно как завуалированный подкуп. Дело в том, что тасуя избирателей, кандидаты, таким образом, набирают себе голоса. В Кыргызстане нет одномандатных округов, голосуют только за партии. Но на практике за каждым претендентом на мандат закреплена своя определенная территория — обычно от пяти до восьми избирательных участков. Если по своему сектору кандидат не принесет в копилку партии определенное количество голосов, то он может и не получить депутатский значок.

Участки, а их в Кыргызстане в период предвыборной кампании было создано 2475, между собой единой базой не связаны. Все данные по передвижению избирателей находятся в распоряжении ЦИК. Таким образом отследить, сколько раз проголосовал избиратель на выборах, на уровне УИК нельзя, и существует вероятность дублирования голосов. Хотя члены ЦИК и уверяли, что «карусели» невозможны, но звучало это неубедительно.

Неутешительный итог: почти полмиллиона проголосовавших – «пришлые». То, что их купили, сомнений ни у кого не вызывало. За несколько дней до голосования лидер списка оппозиционной партии «Бир Бол» Алмамбет Шыкмаматов потребовал отменить регистрацию по форме №2. К нему присоединились «Ата Мекен», «Чон казат», «Республика». О новых махинациях со списками избирателей заявили и другие участники выборов, однако в ЦИК нарушений не увидели. При этом три лояльных власти фаворита – «Биримдик», «Мекеним Кыргызстан» и «Кыргызстан» — хранили многозначительное молчание.

В день объявления предварительных итогов, когда стало понятно, что «Биримдик» и «Мекеним Кыргызстан» фактически получили на двоих «контрольный пакет акций», поднялся шквал возмущения. Даже лидер провластного «Кыргызстана» Канат Исаев заявил, что результаты его разочаровали. Представители с трудом попавших в парламент оппозиционно настроенных «Мекенчила» и «Бутун Кыргызстана» заявили, что таких грязных, неконкурентных и продажных выборов не помнят за все 30 лет независимости. 11 политических организаций, не преодолевших 7% барьер, итоги признавать отказались, отметив, что сомневаются в их легитимности.

Оппозиция решила выступить единым фронтом и заявила, что 5 октября начинает бессрочный митинг за отмену результатов голосования и назначения новых выборов. Однако власти всерьез к этому заявлению не отнеслись. Как показали последующие события – зря.

Митинг, завершившийся штурмом

Центральная площадь «Ала-Тоо» не помнила таких многочисленных акций протеста после 7 апреля 2010 года. 12 партий, не согласных с итогами выборов, вывели 6 тысяч человек. Для аполитичной и пассивной столицы – это внушительная цифра.

Примерно до 20:00 митинг протекал мирно: звучали песни вперемежку с речами. Присутствующие скандировали: «Акыйкат» (по-русски — справедливость). В планы собравшихся явно не входило идти на «Белый дом» и провоцировать милицию. Бойцы ОМОН также не проявляли нетерпимости.

Ситуация изменилась, когда прозвучали призывы «Соке, кетсин!» (президента в отставку). Пошли в ход предложения перекрыть проезжую часть. Лидеров на тот момент на площади уже не было, и митингующие, хоть и нестройными рядами, но довольно решительно двинулись в сторону «Белого дома», скандируя «Соке, кетсин!», «Жээнбеков кет!» (Жээнбеков, уходи).

Стычка с правоохранителями продолжалась семь часов с переменным успехом. В результате митингующим удалось прорвать оцепление и занять «Белый дом» — здание, в центре Бишкека, где заседают депутаты парламента, президент и его аппарат.

Отличительная особенность этих событий от кровавых апрельских 2010 года – у демонстрантов не было огнестрельного оружия. Милиция для разгона также применяла только спецсредства: слезоточивый газ, резиновые пули и светошумовые гранаты.

Таким образом, бастион власти под натиском толпы пал. А сама власть перешла к лидерам оппозиционных партий — правда, взять ее сразу они не решились. Только ближе к 11:00 вторника были сделаны первые заявления, появились координационные советы и пошли кадровые назначения.

Вакуум власти

Оппозиционеры, которым власть, по их же признанию, «упала с неба», принялись с упоением делить портфели. Принципу «разделяй и властвуй» способствовало еще и то, что все высокопоставленные чиновники, включая премьер-министра Кубатбека Боронова, глав областей и мэров городов, ушли в отставку.

Где находится президент Сооронбай Жээнбеков – неизвестно. Его пресс-секретарь Толгонай Стамалиева утверждает, что он в Бишкеке. Глава государства выступил с посланием, призвал всех вернуться в правовое поле и не нарушать закон. Но на него, как на сбитого летчика, никто внимания уже не обращал. Затаились и братья Матраимовы — криминальные олигархи, партия которых «Мекеним Кыргызстан» была изначально объявлена одним из двух главных победителей на выборах. По некоторым данным, экс-замглавы Государственной таможенной службы Раимбек Матраимов покинул страну вместе со своим братом Искандером. Третий брат – аким Кара-Сууйского района Тилек Матраимов ушел со своей должности.

Все идет по плану?

Казалось бы, ни одна революция не происходит и не может происходить спонтанно. Ей должны предшествовать тщательная подготовка, серьезные финансовые влияния, выстраивание альтернативного курса, формирование групп поддержки, выдвижение одной способной объединить идеи — возможно краткосрочной, но с вполне конкретными требованиями социального или экономического характера.

В Кыргызстане все наоборот. Все три революции имели в основе претензии сугубо политические, и революционные вожди преследовали только одну цель – вырвать власть у ее носителя.

В прежние годы переговоры были невозможны, принимался только язык ультиматумов. В основу событий 5 октября 2020 года легло недовольство итогами голосования, но на этот раз компромисс площадью и «Белым домом» не выглядит совсем уж невероятным. Правда, осознание кризиса пришло к власти слишком поздно. Когда Сооронбай Жээнбеков высказал намерение встретиться с лидерами всех партий, участвующих в выборах, а провластная «Биримдик» согласилась на повторную избирательную кампанию, в центре Бишкека уже шли масштабные столкновения с силовиками. А те, кто привел людей на площадь, посчитали унизительным идти на уступки и соглашаться с предложенными «Белым домом» условиями.

Как скажется революция на внешнеполитическом курсе пока неясно. Лишь три оппозиционные партии можно назвать условно прозападными, остальные протестующие нацелены на «евразийскую интеграцию» – т.е. на дружбу с Москвой.

То, что происходит сейчас в Кыргызстане выглядит, как спонтанные события. В пользу этой версии говорит растерянность партийных лидеров и неготовность брать на себя ответственность. «Реформа», «Ордо», «Мекен Ынтымагы» поспешили выйти из игры, оставив поле «Бутун Кыргызстану», «Чон казату», «Мекенчилу», «Республике», «Бир Болу» и «Ата Мекену».

На осколках «октябрьской народной революции» уже созданы целых два координационных совета, с разношерстным составом и полным отсутствием понимания – что делать дальше. Основное требование, объединившее оппозицию, исполнено — результаты выборов признаны недействительными. Но войти в правовое поле «революционеры» смогут только через Жогорку Кенеш (парламент). На сегодня это единственный, не считая ЦИК, легитимный орган власти.

Главное, чем заняты сейчас пришедшие к власти силы — передел влияния, от министерских кресел до золоторудных месторождений. Их сподручные, тем временем, изгоняют инвесторов и требуют «всё вернуть народу». На улицах Бишкека между тем продолжаются бои местного значения и мародерские набеги на торговые центры и дома зажиточных бишкекчан.



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari