Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.35
  • EUR89.25
  • OIL41.51
Политика

Испанская партия, многофигурная игра. Как победа социалистов изменит расклады в Испании и в Европарламенте

Денис Билунов

В воскресенье, 28 апреля, в Испании состоялись досрочные парламентские выборы. Действующий премьер Педро Санчес, лидер Социалистической партии, решился на этот шаг, когда в феврале ему не хватило голосов для принятия очередного национального бюджета — его подвели коалиционные партнеры из партии «Левые республиканцы Каталонии», которые посчитали, что в законопроекте недостаточно учтены интересы их мятежного региона.

Тут надо сразу сказать, что во многом именно благодаря каталонскому кризису социалисты во главе с Санчесом пришли к власти. Предыдущие выборы (2016 года) выиграла правая Народная партия, но премьер Мариано Рахой не сумел найти общий язык с регионалистами из Барселоны. Далее последовала известная история с референдумом о независимости Каталонии и жестким ответом официального Мадрида: полицейские репрессии, уголовные дела в отношении мэров городов, проводивших референдум, арест 14 каталонских политиков, бегство президента Пучдемона, роспуск регионального парламента и введение прямого правления Каталонией из Мадрида. Все эти события сильно ослабили кабинет Рахоя, и когда в мае 2018 случился крупный коррупционный скандал (т.н. «дело Гюртеля»), социалисты инициировали голосование о доверии к правительству и сумели его выиграть. Рахой был вынужден уйти в отставку, и 1 июня 2018 года к власти пришло коалиционное правительство во главе с Санчесом.

Решившись на досрочные выборы, Санчес рисковал, так как, во-первых, его основные союзники из левопопулистского блока Podemos были сильно заняты внутренними противоречиями и, по опросам, сильно потеряли в рейтинге, а во-вторых, на политической сцене Испании шумно заявила о себе новая ультраправая партия Vox, лидер которой —Сантьяго Абаскаль, вдохновленный примерами Марин Ле Пен и особенно Маттео Сальвини, энергично наращивал собственную популярность. 2 декабря 2018 года социалисты проиграли региональные выборы в традиционно левой Андалузии — крупнейшем по населению регионе Испании — правоцентристскому блоку, локомотивами которого стали Vox и еще одна новая партия — «Граждане» (Ciudadanos).

Итоги выборов 28 апреля можно считать успешными для Санчеса. Социалистическая партия получила 123 места в парламенте (28,7% голосов), что на целых 38 больше, чем раньше. Исторический соперник — Народная партия — оглушительно провалил выборы, потеряв больше половины депутатских кресел и с трудом удержав второе место (66 мест, 16,7%). Социалисты победили в 15 из 18 крупнейших городов, в т.ч. в Мадриде, где правые традиционно считались сильнее. Кроме того, Vox оказался не так опасен, как это представлялось некоторым, хотя его результат (24 места, 10,3%) объективно является успехом для новичка. Наконец, расстановка сил на левом фланге стала гораздо комфортнее для Санчеса и его партии: если раньше Podemos буквально дышал в спину (в 2016 году они набрали лишь на 1,4% меньше социалистов), то теперь партнеры по коалиции получили всего 42 места (14,3%).

На этом, однако, успехи заканчиваются и опять начинаются проблемы. Чтобы сформировать новое правительство большинства, Санчесу нужно 176 голосов в парламенте. У него есть две опции, и обе не сулят легкой жизни. По умолчанию предполагалось, что он сохранит союз с Podemos, т.е. в сумме у них получается 165 мест. Недостающие голоса для этой конфигурации могут дать опять только каталонские левые (у них 15 мест, 3,91%), но тут надо вернуться к первому абзацу и вспомнить, что именно с них начался последний кризис. К тому же каталонский сепаратизм чрезвычайно токсичен для очень значительной части испанских избирателей, и такое сотрудничество неизбежно увеличит уровень активного неприятия Санчеса. Среди вновь избранных депутатов есть несколько других независимых регионалов, из которых опыт сотрудничества у социалистов был только с левой партией из Страны Басков Eh Bildu, но у них всего 4 места, и крайне маловероятно, что Санчесу удастся привлечь на свою сторону кого-то ещё.

Поэтому обозреватели спекулируют также по поводу другой коалиционной возможности — союза с либерально-центристскими «Гражданами» (57 мест, 15,9%). Это одна из трех новых партий (наряду с Podemos и Vox), которые полностью изменили политический ландшафт Испании. Если в прежней фактически биполярной системе борьба за власть шла между левыми (Социалистической партией) и правыми (Народной партией), то теперь голоса распределяются относительно равномерно между пятью политическими силами. «Граждане», как и другие новички, следуют модному популистскому тренду, в основе которого противопоставление себя традиционному истеблишменту и агрессивный маркетинг, в том числе в соцсетях. Технически голосов социалистов и «Граждан» достаточно для обеспечения парламентского большинства, и в этом случае не нужны ни Podemos, ни регионалисты. Но такой финт однозначно вызовет неприятие в «атомных» группах поддержки обеих партий, тем более что в ходе кампании Санчес и лидер «Граждан» Альберт Ривера жестко пикировались друг с другом. Ривера прямо заявлял, что ни о какой коалиции с социалистами не может быть и речи, в то время как многочисленные сторонники Санчеса, празднуя вместе с ним победу, специально скандировали премьеру: «Не с Риверой!» С другой стороны, как нам демонстрирует недавний опыт Италии, альянсы, которые ещё позавчера казались невозможными, вчера стали реальностью, и сегодня эта реальность демонстрирует неожиданную живучесть. Лево-правое популистское правительство «Лиги» и «Пяти звезд», несмотря на все скандалы и разногласия, остается в Италии у власти уже почти год, и испанцам опыт соседей хорошо известен, поэтому по какому пути пойдет Санчес, предсказать непросто.

Кроме болезненного вопроса о независимости Каталонии (признать которую большинство испанцев совершенно не готовы), в центре внимания общества ещё три темы: поляризация на богатых и бедных, мигранты и гендерное (не)равенство. Следует заметить, что разница в позициях по этим вопросам между социалистами и «Гражданами» не имеет драматического характера — в то время как радикально правая риторика Vox примерно в равной степени далека от обеих этих партий. Сам факт успешного политического старта Vox заметно консолидирует испанское общество, в котором фашистское «наследие Франко» вызывает отторжение у абсолютного большинства. Именно с этим фактором, наряду с каталонским вопросом, связывают высокую явку избирателей на выборах (75,8% — на 9,3% больше, чем в 2016 году). Что касается темы мигрантов, то несколько неожиданно в Испании её воспринимают гораздо спокойнее, чем в большинстве стран ЕС — возможно, из-за того, что значительную долю в числе приезжих составляют латиноамериканцы, к которым коренные испанцы, как правило, относятся вполне толерантно. По сравнению с Италией и тем более с Англией не вызывает большого резонанса и тема «диктата евробюрократии»: согласно опросам, в Испании меньше, чем где бы то ни было в ЕС, опасаются реализации идеи «Соединенных Штатов Европы» (которая могла бы ущемить национальный суверенитет).

Для европейской политики выборы в Испании также имеют большое значение — это последний важный маркер перед голосованием за новый состав Европарламента, которое состоится 23–26 мая. Испанию в Страсбурге/Брюсселе представляют 54 депутата (всего их 751). Если Великобритания все-таки не будет принимать участие в этих выборах, их число возрастет до 59. Голоса испанцев — одна из главных надежд для евросоциалистов, второй по величине партии в ЕС, рейтинги которой в других крупных странах не дают им больших оснований для оптимизма. В фокусе внимания также правые популисты, которые многими рассматриваются как угроза самому существованию Евросоюза. Успех Санчеса и относительно скромный результат Vox говорят в пользу прогноза о том, что социалисты сумеют сохранить свои позиции, а больших сенсаций на правом фланге не произойдет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari