Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD93.59
  • EUR99.79
  • OIL90.62
Поддержите нас English
  • 2614
Политика

GOP stop. Республиканцы теряют контроль над Конгрессом, Трамп теряет позиции

Содержание
  • Всякий американец скажет, что рядом с ним то и дело закрываются магазинчики и ресторанчики, к которым он привык

  • Культурная революция Трампа

  • Ветры перемен

  • Не факт, что маятник качнулся в сторону демократов. Он качнулся в сторону обновления

Сегодня, 6 ноября, в США проходят выборы всей Палаты представителей, трети Сената и большей части губернаторов штатов. А это значит, что Конгресс может уйти в оппозицию к Дональду Трампу, что в свою очередь серьезно повлияет на все аспекты политической жизни страны. Явка обещает стать рекордно высокой для промежуточных выборов. Спустя год после «революции Трампа» демократы полны решимости пойти в политическое контрнаступление.

Американские выборы середины срока в России называются «промежуточными», то есть как бы второстепенными. На самом деле, это важнейший рубеж. Каждый президент стремится подтвердить свой мандат спустя два года после избрания, и почти ни у кого это не получается.

Традиционно партия президента в середине первого срока теряет избирателей – ей приходится нести ответственность за непопулярные решения. После Второй мировой войны только Джон Кеннеди, Линдон Джонсон и Джимми Картер все время пребывания в Белом Доме работали с Конгрессом, обе палаты которого контролировала президентская партия. Но Кеннеди не дожил до конца первого срока, Джонсон отказался от переизбрания, а Картер проиграл выборы на второй срок.

Сегодня большинство в обеих палатах принадлежит республиканцам, но демократы рассчитывают подтвердить историческую традицию. Это трудная задача.

6 ноября американцы избирают полный состав Палаты представителей, треть Сената, 36 губернаторов, законодательные собрания штатов и множество должностных лиц местного уровня, от судей до членов школьных советов.

В настоящее время в Сенате у республиканцев 51 место из 100, у демократов – 49 (два независимых сенатора – Берни Сандерс от Вермонта и Энгус Кинг от Мэна обычно блокируются с демократами). Демократы могут не беспокоиться за 44 мандата (они в розыгрыш не поступают или преимущество их кандидата слишком велико), республиканцы – за 48. Остаются восемь штатов, где шансы кандидатов примерно равны или считается, что равны.

Эти штаты – Аризона, традиционно избирающая в Сенат республиканца, Флорида, Индиана, Миссури, Невада, Северная Дакота, Западная Вирджиния (сенаторы от этих штатов – все демократы, переизбирающиеся на новый срок) и Теннесси (место вакантное, до января его занимает республиканец).

Таким образом, демократы должны оставить за собой все свои мандаты и выиграть еще хотя бы два. При счете 50:50 они не станут большинством: на республиканской чаше весов голос вице-президента, который подает его, когда в палате ничья.

Вероятнее всего, верхняя палата останется под контролем Республиканской партии, хотя в последние дни опросы показали, что в спорных штатах кандидаты идут ноздря в ноздрю. Но на выборах в нижнюю у демократов хорошие шансы. В палате нынешнего созыва у демократов 193 места, у республиканцев – 235. Семь мест вакантны. Чтобы получить контроль над палатой, необходимо большинство в 218 мест. Демократы практически обеспечили себе избрание 206 членов. Республиканцы могут не беспокоиться за 201 место. Остается 28 мандатов, за которые до последней минуты идет отчаянная борьба. Все они в настоящий момент в руках республиканцев. Демократам надо вырвать из этих рук 12 мандатов.

Экономика: есть ли большой скачок?

Главный вопрос избирательной кампании, как и всегда, – экономика. Дональд Трамп и его партия считают свои достижения в этой области неотразимым козырем на выборах. Чуть ли не каждое свое выступление президент начинает длинным монологом о том, что экономика растет небывалыми темпами, отечественная промышленность возрождается из руин, а занятость достигла исторически рекордного уровня. Статистика и впрямь выглядит убедительно, но это, что называется, средняя температура по больнице.

Во-первых, экономика неуклонно растет вот уже 10 лет. Во-вторых, рост экономики, а вместе с ним и рост занятости наблюдаются отнюдь не во всех секторах. Быстрее всех растет производство оборудования для горнодобывающей отрасли, гораздо меньшими темпами – сама эта отрасль, включая нефтегазодобычу, а также металлургия и машиностроение. В других отраслях рост существенно замедлился по сравнению с президентством Обамы, а в таких секторах, как кинопроизводство и звукозапись, текстильная промышленность, розничная торговля, туристический бизнес экономика демонстрирует отрицательные показатели. В-третьих, сокращение безработицы при сохранении минимального уровня зарплаты вовсе не означает благоденствия работников. Дональд Трамп – чемпион по созданию низкооплачиваемых рабочих мест.

Президент США не понимает, как устроена глобальная экономика. Развязанные им торговые войны привели к подорожанию многих предметов обихода вроде гвоздей (ведь их делают из стали, импорт которой Трамп обложил дополнительными пошлинами) и убыткам американских экспортеров, прежде всего производителей сельхозпродукции.

Всякий американец скажет, что рядом с ним то и дело закрываются магазинчики и ресторанчики, к которым он привык

Далеко не лучшие времена переживает малый бизнес. Всякий американец скажет, что рядом с ним то и дело закрываются магазинчики и ресторанчики, к которым он привык, и которые составляют неповторимую прелесть любого города. От налоговой реформы выиграли только крупные корпорации.

Культурная революция Трампа

С избранием Трампа резко деградировала американская политическая культура. Президент навязывает ей стиль базарной склоки. Политики поглупели, превратились в отчаянных демагогов. О взаимодействии с парламентской оппозицией нет и речи. Демократы пребывают в глухой изоляции. Президент продолжает обвинять их во всех реальных и мнимых бедах, отказываясь замечать, что и правящая партия разделилась на фракции, препятствующие его планам. Налицо фрагментация Конгресса: при принятии конкретных решений его члены блокируются не по партийному признаку, а по интересам. По этой причине не удалась в полной мере реформа медицинского страхования и совсем не удалась иммиграционная. С другой стороны, благодаря голосу всего одного сенатора-демократа был утвержден в должности члена Верховного Суда США судья Бретт Кавано. Налицо кризис нынешней партийной системы.

Однако многим избирателям по-прежнему нравятся и кавалерийский наскок Трампа, и его формат дискуссии, который они принимают за борьбу с чрезмерной политкорректностью. Фермерам обещано $12 млрд экстренной помощи. Среднему классу – налоговые льготы, если он проголосует за республиканцев (в Белом Доме никто слыхом не слыхивал о новой налоговой реформе, она существует только в предвыборных речах президента).

В этой смешанной картине разобраться трудно. Медиа после каждой речи президента публикуют длинные простыни фактчекинга, а президент утверждает, что они врут из тупой ненависти к нему. Избиратель же винит и Трампа и прессу, но ее в большей мере: он что-то делает, трудится в поте лица, а она только критикует и вставляет палки в колеса.

Избиратель в смятении, и в этих условиях трудно было ожидать «синей волны», которую обещали американцам вожди демократов (синий – цвет Демпартии, красный – Республиканской). Обещать-то они обещали, но сами оказались не на высоте задачи. Партийная машина на местах то и дело давала сбои: праймериз выигрывали совсем не те кандидаты, на которых сделало ставку руководство. К тому же на этих выборах оказалось нехарактерно высокое число вакансий: ряд членов Конгресса и губернаторов от обеих партий объявили, что уходят в отставку, и это обострило борьбу как на внутрипартийном уровне, так и в финале гонки и внесло дополнительную сумятицу в умы избирателей.

Ветры перемен

И все-таки есть ощущение, что американцы отдают себе отчет в том, что Трамп – последний бастион, уцелевший после великой либеральной революции 1960-х. Задача Трампа – демонтировать ее завоевания, потому что он не узнаёт страну, в которой родился 72 года назад. Страну, где привилегии по праву рождения обеспечивали гладкий жизненный путь и умножение богатства. Отсюда и его психология коменданта осажденной крепости: кругом враги, отовсюду угроза. Он понимает только игру с нулевой суммой и не знает иного авторитета кроме авторитета силы. От молодой, динамичной, инновационной и открытой миру Америки его отделяет глубокий крепостной ров.

Не факт, что маятник качнулся в сторону демократов. Он качнулся в сторону обновления

Прилив все же состоялся – это прилив свежих сил в американскую политику, и это лучшее, что могло произойти на этих выборах. Не факт, что маятник качнулся в сторону демократов. Он качнулся в сторону обновления.

Из 964 кандидатов на выборные должности федерального уровня 272 – женщины, 215 – представители этнических меньшинств, 26 – члены ЛГБТ-сообщества. В настоящее время доля белых мужчин среди членов Конгресса и губернаторов составляет 68%. Среди кандидатов этого года их 58. У демократов они вообще в меньшинстве (41%), тогда как в демографической структуре населения белых мужчин только треть.

После 6 ноября в США может появиться первый в истории губернатор-афроамериканка (и где – в Джорджии, некогда оплоте расовой сегрегации), первый губернатор-азиат (в Род-Айленде), первый губернатор-индеец (в Айдахо, и это тоже женщина, молодая статная красавица Полетт Джонсон), первый губернатор-гей (в Колорадо), первый губернатор-трансгендер (в Вермонте). О Конгрессе и говорить нечего.

Это значит, что Дональду Трампу и его единомышленникам не удалось обратить время вспять, «сделать Америку великой снова», то есть вернуть ее в середину прошлого века, превратить в расистскую и сексистскую страну, когда любая белая рвань мужского пола была привилегированным сословием. Это то, о чем мечтает люмпенизированный электорат Трампа вроде Сесара Сэйока, рассылавшего «врагам» президента бомбы по почте. Америка будет великой, но не такой, какой им хочется.

Владимир Абаринов

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari