Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD71.06
  • EUR82.62
  • OIL84.46
English
  • 4490
Мнения

Разбег на рубль, удар на копейку. Почему масштабные санкции против Беларуси не сильно пугают Лукашенко

Санкции волнами одна за другой накатывают на Беларусь. Европейский Союз, США, Украина, Швейцария, Норвегия и многие другие страны ужесточили режимы торговли товарами и услугами, осложнили доступ к финансам, заблокировали участие Минска в международных проектах и программах. Большинство ограничений вступят в силу со следующего года. Безусловно, жесткие меры нанесут ущерб белорусской экономике, но вряд ли это приведет к падению режима Лукашенко или даже освобождению политзаключенных, считает Ярослав Романчук, объясняя причины устойчивости белорусской экономики.

Нет сомнения, что из-за санкций власти Беларуси вынуждены будут корректировать своё поведение, в первую очередь, государственные финансы и систему управления активами. Конечно, общество ощутит на себе воздействие санкционного режима. Вопрос в том, приведут ли введенные санкции к достижению поставленных целей: освобождению политзаключенных, принуждению Александра Лукашенко к диалогу с оппозицией, проведению демократических, свободных выборов и ликвидации белорусского тоталитаризма.

Критически важны временные рамки. Можно надеяться, что санкции, в конечном итоге, помогут дожать белорусский режим, но если это произойдет лишь через 10–15 лет, то к этому времени население Беларуси сократится еще на миллион человек, от частного бизнеса останутся ошметки, а на фоне закатанных в асфальт СМИ, политических партий и гражданского общества главным субъектом принятия решений страны будет Кремль и его коммерческие структуры. Поэтому нам также необходимо учитывать три фактора:

1) временной аспект действия санкций,

2) наличие у режима ресурсов для своей работы внутри страны,

3) возможность получения поддержки из других источников, вне зоны санкций.

Первый источник – внутренние ресурсы и возможности. Как ни парадоксально, главным источником финансовой стабильности белорусского режима являются … сами белорусы. По состоянию на 1 августа валютные вклады юридических и физических лиц составили $10,25 млрд. Да, они сокращаются, но в долларовом эквиваленте превышают $17 млрд. С начала года они сократились в эквиваленте ~$650 млн., но эта сумма позволяет и правительству, и банкам работать в достаточно спокойной обстановке. У Нацбанка есть достаточно инструментов, чтобы сбить ажиотаж в случае набега на банки. Он продемонстрировал это в 2015 году. Сегодня под соусом национальной и экономической безопасности власти имеют право не только блокировать депозиты, но и переводить валютные в BYN-рублёвые.

Главным источником финансовой стабильности белорусского режима являются … сами белорусы

Второй источник – внутренние ресурсы и активы белорусской экономики. Рост экономики превышает 3% ВВП, промышленного производства - примерно 10%. За январь–июнь этого года экспорт товаров и услуг вырос на 32,7%, импорт – на 28,3%. Причем экспорт товаров взлетел на 37,6%, услуг – на 17,6%. Экспорт товаров и услуг добавил в бюджет $5,43 млрд. Положительное сальдо выросло с $782,4 млн до $1725,1 млн (2,9% ВВП). Это гораздо важнее получения $920 млн от Международного валютного фонда. Даже без денег МВФ давления на курс белорусского рубля нет, в том числе и потому что Национальный банк проводит достаточно жесткую монетарную политику.

В первом полугодии 2021-го объем наличных денег в обращении (М0) вырос на 4,7%. Для сравнения, в первом полугодии 2020-го рост составил 10,9%, в I полугодии 2019-го – на 8,4%. При этом темпы роста ВВП в этом году существенно выше, чем в предыдущие годы. Широкая денежная масса (М3) в I полугодии этого года сократилась на 2,6%, в то время как в прошлом году за первые шесть месяцев был рост на 4,8%.

Несмотря на стремительный рост экспортной валютной выручки, Национальный банк явно не хотел формирование большого BYN-рублёвого денежного навеса. Он понимает, что это бы еще больше подогрело и без того высокие инфляционные ожидания, привело бы к повышенному давлению на курс белорусского рубля. Отсюда такие параметры широкой денежной массы и достаточно прочное положение золотовалютных резервов, которые на первое августа 2021 года составили $7,44 млрд.

По итогам I полугодия 2021 года доходы консолидированного бюджета Беларуси составили 21,4 млрд белорусских рублей. В номинальном выражении это на 19,8% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. С учётом инфляции рост составил 3,5%. Расходы консолидированного бюджета составили 22,46 млрд белорусских рублей, прибавив 11,8% в номинальном выражении. Следовательно, дефицит консолидированного бюджета составил только примерно BYN 1,1 млрд (около 1,4% ВВП).

С учетом ресурсов Фонда социальной защиты населения доходы бюджета сектора государственного управления составили 28,2 млрд (35,7% ВВП), расходы – 29,1 млрд (36,9% ВВП). Поверить в то, что в этом году произошло столь существенное сокращение доли финансов государства к ВВП, сложно. По итогам прошлого года доходы расширенного правительства составили 38,4% ВВП, расходы – 40% ВВП. Очевидно, присутствуют искажения, вызванные оценкой уровня инфляции, но даже с учетом этом статистического креатива состояние государственных финансов Беларуси нельзя считать критическим и даже кризисным.

Состояние государственных финансов Беларуси нельзя считать ни критическим, ни даже кризисным

Отсюда сохранение курса правительства на рост зарплаты и поддержки госпрограммы строительства жилья при поддержке государства. В январе – июле 2021 года ввод жилья с господдержкой по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 27,9%.

Третий источник поддержки белорусского режима – внешние ресурсы. Это организационная, правовая и финансовая поддержка Беларуси вне зоны санкций. Здесь речь идет о России, Китае и арабских партнерах Лукашенко. Российские коммерческие структуры уже помогают белорусскому режиму с экспортом нефтепродуктов. Кремль уже поддерживает белорусский режим кредитами. Кооперация в сфере противостояния Западу, наработанные связи по управлению санкционными потоками товаров через Беларусь в Россию, активные связи белорусских и российских контрабандистов и агентов «серой» экономики – все это очевидный актив белорусского режима. Рассчитывать на Китай в такой же мере нельзя, но и он едва ли ужесточит свою позицию по отношению к Беларуси.

Есть еще класс финансовых спекулянтов, высокорисковых товарищей, которые в режиме личных договорённостей могут поддержать Лукашенко торговым, логистическим и финансовым схематозом. Это люди типа братьев Каричей, Гуцериева, арабских и африканских любителей белорусского релакса. Никуда не исчезли связи белорусского режима с европейскими партнерами (Кипр, Австрия, Германия, Литва, Латвия). Получить от них деньги «на перехватить», особенно под залог акций белорусского «фамильного серебра», Лукашенко труда не составит.

Получить у европейцев деньги «на перехватить» Лукашенко труда не составит

Одним словом, нынешний режим санкций ЕС/США по отношению к белорусскому режиму в контексте имеющихся у его ресурсов и активов едва ли приведет к быстрому достижению декларируемых целей. Помимо трех вышеуказанных источников поддержки, Лукашенко в режиме военного времени может приказать включить денежный печатный станок, ввести новые налоги или сократить расходы, объясняя все это соображениями национальной безопасности.

А из примерно $22 млрд доходов органов госуправления найти $1–1,5 млрд на щедрое финансирование силового блока вряд ли станет для режима проблемой. Ситуация может резко измениться только когда в мировой экономике резко сократится спрос на товары традиционного белорусского экспорта, а также когда сами белорусы активизируют информационно-просветительскую работу по формированию спроса, в том числе среди сторонников режима и нейтральной группы общества, на режим свободы, гражданского мира, согласия и системных рыночных реформ.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari