Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.74
  • EUR83.24
  • OIL69.98
English
  • 487
Мнения

Союз списателей. Кто и как на Кавказе наживается на долгах за газ

Ситуация со «списанием» Чечне долгов за газ на сумму более 9 млрд рублей, всколыхнувшая российское общество и вызвавшая массовые призывы к списанию долгов за ЖКУ остальным регионам России, требует подробного разбирательства. Давайте попробуем понять, что же на самом деле происходит на Северном Кавказе с платежами за газ, действительно ли речь идет о списании задолженности, и стоит ли ставить вопрос о списании долгов за коммунальные услуги в масштабах всей страны.

Долги Северо-Кавказского федерального округа за газ действительно велики. В соответствии с презентацией члена правления «Газпрома» и гендиректора «Межрегионгаза» Кирилла Селезнева, собираемость платежей за газ в СКФО составляет всего 62%, при том, что ни в одном из остальных федеральных округов она не опускается ниже 90%. По общему долгу перед группой «Межрегионгаз» (более 37 млрд рублей) относительно небольшой СКФО занимает второе место среди всех федеральных округов, уступая лишь Центральному федеральному округу (50 млрд). Проблема платежной дисциплины в СКФО становится постоянным предметом разбирательств на самом высоком уровне, в частности, в прошлом году ее отдельно рассматривал совет директоров «Газпрома» (хотя ситуация после этого не особо сдвинулась с мертвой точки).

Читать обо всем этом довольно странно на фоне рапортов с самого Северного Кавказа о том, что там улучшается платежная дисциплина среди населения — например, еще три года назад руководство Грозного рассказывало, что в 2015 году уровень собираемости платежей за ЖКУ превысил 100% (превышение показателя в 100% означает, что жители не только платят по текущим счетам, но и оплачивают долги прошлых периодов). Действительно, вся имеющаяся объективная информация с мест подтверждает, что население республик Северного Кавказа за газ и другие коммунальные в целом платит — возможно, далеко не 100%, но тем не менее, реальная платежная дисциплина намного опережает непонятно откуда взявшиеся цифры миллиардных долгов.

В чем же дело? На самом деле на Северном Кавказе существует давно отработанная схема хищения газа для коммерческих нужд приближенных к власти структур, после чего украденные объемы приписываются населению. Либо реальным жителям (что вызывает массовое недовольство, люди не хотят платить за приписанные, но не потребленные объемы газа), либо «мертвым душам». Другой способ — похищение средств, выделяемых на модернизацию распределительных газовых сетей с целью уменьшения потерь газа. Из-за изношенности сетей потери высокие, но выделенные на решение этой проблемы средства разворовываются, и потери тоже часто пытаются распределить между населением.

На Северном Кавказе существует схема хищения газа для коммерческих нужд приближенных к власти структур, украденные объемы приписываются населению

Подробное описание этой схемы вы можете найти, например, в большом материале независимого дагестанского сайта «Черновик»: здесь в деталях рассказывается обо всех подобных способах хищения газа, долги за который потом неправомерно начисляются ничего не подозревающему населению. Дагестан является еще более крупным должником «Газпрома», чем Чечня.

После выхода этого материала, в декабре 2018 года, упоминаемый в нем экс-глава ООО «Газпром Межрегионгаз Махачкала» Владимир Анастасов был арестован в связи с неоправданным начислением газовых долгов. Также была задержана начальник отдела абонентского учета компании Зарина Абазова — как утверждается, она под угрозой увольнения давала подчиненным прямые указания незаконно начислять потребителям долги за газ. Уже в январе этого года прокуратура Дагестана возбудила новое уголовное дело (далеко не первое) в связи с необоснованным начислением населению долгов за газ.

Информационная закрытость Чечни намного выше, чем у Дагестана, поэтому здесь просачивается меньше конкретной информации о подобного рода махинациях, однако логично было сразу предположить, что тут работает та же самая дагестанская схема. По крайней мере, оспариваемый «Газпромом» долг в 9 млрд рублей, по поводу которого было принято пресловутое судебное решение о «списании», точно никак не мог возникнуть из-за чеченской войны: речь идет о долге за 2007-2015 годы, при том, что официально о завершении «контртеррористической операции» в Чечне было объявлено в апреле 2009 года, а реальные масштабные боевые действия прекратились гораздо раньше. В 2015-м, как уже отмечалось выше, платежи жителей Грозного за ЖКУ превысили 100%, однако откуда-то взялся огромный «долг».

Долго гадать не пришлось: 24 января со специальным заявлением по этой ситуации выступил Рамзан Кадыров, который фактически признал, что речь идет об украденном газе, который попытались приписать населению республики. Цитирую заявление Кадырова: «договора в большинстве случаев составлялись без ведома населения», «в списках «потребителей» оказались десятки тысяч граждан, давно выехавших за пределы Чечни и страны, а также лица, погибшие в период военных действий», «на несуществующие, нежилые дома, погибших или выехавших граждан начислялась задолженность за непотребленный газ».

И хотя заявление Кадырова сдобрено обильной порцией риторики о том, как Чечня пострадала из-за войны, и что якобы возникновение долгов также является следствием боевых действий, на самом деле все приведенные выше фразы прямо подтверждают — мы имеем дело со все той же «дагестанской схемой», когда связанная с властью мафия ворует газ, использует его в коммерческих целях, либо ворует деньги, выделенные на ремонт и уменьшение потерь, а лишний потребленный газ потом расписывает на население, либо вообще на «мертвые души». Кадыров официально подтвердил применение этих схем в Чечне.

Одним словом, неверно говорить о низкой платежной дисциплине северокавказского населения как об основной причине проблем. Главная причина — годами отработанная система хищения газа при прямом участии представителей местных элит. Кстати, глава «Межрегионгаза» Кирилл Селезнев в уже упомянутой прошлогодней презентации о ситуации на внутрироссийском рынке газа привел интересные цифры, из которых следует, что большинство заявлений «Газпрома» в правоохранительные органы СКФО по нарушениям платежной дисциплины либо остаются без ответа, либо отклоняются силовиками — в среднем по СКФО процент отказов в возбуждении уголовных и административных дел по заявлениям «Межрегионгаза» составляет 60%, а в Дагестане — 75%. То есть имеет место очевидная круговая порука местных газовых структур, властей и силовиков, покрывающих воровство газа.

Из этой же серии — нашумевшее решение Грозненского районного суда о «списании» задолженности по требованию местной прокуратуры, опасавшейся «волнений» из-за попыток истребования долгов за газ. Теперь вы, наверное, поняли, что волнения поднялись бы вовсе не из-за того, что жители Грозного не хотят платить за потребленный газ, а потому, что они возмущены незаконным начислением им платы за газ, украденный кем-то другим. А на самом деле суд и прокуратура действовали с одной целью — покрыть тех, кто украл газ и пытался повесить долги за него на население.

Что будет дальше с этой конкретной историей о 9 млрд долгов за газ? «Газпром», скорее всего, его обжалует, а Генеральная прокуратура уже начала проверку действий чеченской прокуратуры, подавшей иск о списании задолженности — то есть, судя по всему, инициаторам этого «списания» дадут по рукам и заставят Чечню как-то заплатить «Газпрому». Виноватый тон недавнего заявления Кадырова тоже свидетельствует о том, что ему объяснили: не надо так уж откровенно идти против «Газпрома», придется договариваться. Скорее всего, «Газпрому» что-то из этого долга удастся вернуть, по крайней мере частично.

Но это не отменяет того факта, что система воровства газа коррумпированными северокавказскими элитами укоренена и отработана годами, на этом хорошо зарабатывают, и нет никаких гарантий, что ситуация не будет воспроизводиться снова.

Еще один вопрос, который возникает в связи с попыткой списания газовых долгов Чечне — возникшая в результате волна предложений по списанию долгов по ЖКУ другим регионам. Некоторые популисты с энтузиазмом подхватили эту тему. Однако тут не все так просто: хотя часть неплательщиков за коммунальные услуги не может платить из-за бедственного материального положения, но есть и вторая — достаточно обеспеченные россияне, которые просто не платят и экономят на ЖКУ. Например, неплатежи за ЖКХ — распространенный «вид спорта» среди депутатов Госдумы.

Есть достаточно обеспеченные россияне, которые просто не платят за ЖКУ. Например, неплатежи за ЖКХ — распространенный «вид спорта» среди депутатов Госдумы

Почему дисциплинированные россияне, исправно платящие по дорогим коммунальным счетам, должны спонсировать этих неплательщиков, которым предлагается вдруг взять и списать долги? Лично я категорически против. Есть и другая сторона проблемы: как только органы власти примут решение о списании долгов ЖКХ, это тут же даст основания коммунальным компаниям требовать включить недополученные средства в тарифную выручку, то есть — увеличить тарифы (и они будут иметь на это право). По оценке Минстроя, сегодня задолженность населения за услуги ЖКХ составляет порядка 750 млрд рублей — списание этой суммы может повлечь за собой увеличение тарифов ЖКХ примерно на 25%. При этом злостные неплательщики останутся в выигрыше, а по-настоящему малоимущим гражданам гораздо дешевле оказать адресную помощь.

Объектом пристального внимания должны быть тарифы ЖКХ, а не долги. Тарифы сегодня формируются непрозрачно, у монополий явно есть огромные резервы их сдерживания, никакого общественного контроля за структурой тарифов и экономикой коммунальных компаний нет. Вот за это нужно бороться. Списание долгов, которое по чеченской модели сегодня предлагают политики-популисты в разных регионах, — плохая идея: она просто поощрит злостных неплательщиков (в том числе богатых россиян, которые просто не хотят платить) и обернется значительным повышением тарифов для всех остальных. Нашумевшая чеченская схема списания долгов — явление того же порядка: кто-то украл газ, а расплату за него в итоге повесят либо на ни в чем не повинное население Чечни, либо на потребителей «Газпрома», которым при очередном повышении цен начислят потери от списания чеченских долгов.

Нужна прозрачность коммунальных тарифов и прекращение их роста (если не снижение), и это главное. Списание долгов за ЖКХ (кроме безнадежных, но их гораздо меньше и их периодически и так списывают) — вредная мера, и дискуссию на эту тему следует свернуть.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari