Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD87.04
  • EUR93.30
  • OIL85.39
Поддержите нас English
  • 40
Мнения

Кирилл Белянинов: Трамп в панике - в Белом доме все больше обвиняемых. Мюллер идет по коридору

Президент Дональд Трамп лично опроверг слухи, которые всю последнюю неделю обсуждали в США. «Я не являюсь фигурантом уголовного дела, и это вам известно, - заявил глава Белого дома в телефонном разговоре с репортерами The New York Times, посоветовав им внимательно изучить обвинительное заключение по делу экс-руководителя своего избирательного штаба Пола Манафорта. – Даже если вы возьмете (этот документ), то там нигде нет упоминания Трампа. Все это вообще никак не связано с нами». Манафорта обвиняют в работе на пророссийских политиков в Украине и отмывании полученных в результате миллионов долларов. Ему грозит до 80 лет лишения свободы, его деловому партнеру Рику Гейтсу — до 70 лет.  Журналист Кирилл Белянинов специально для The Insider рассказал, как проходит охота спецпрокурора Мюллера на соратников Дональда Трампа, почему президент узнает об их арестах из теленовостей и каких обвинений в свой адрес он может опасаться.

Белый дом оказался на осадном положении в минувшую пятницу, сразу после того как канал CNN сообщил, что Большое жюри присяжных в Вашингтоне утвердило первое обвинительное заключение по делу о российском вмешательстве в президентскую кампанию 2016 года. Никаких подробностей телеканал так и не привел, упомянув только, что стоит ожидать первых арестов.

В Белом доме сенсационное сообщение никак не прокомментировали. В следующие два дня президент США опубликовал два десятка сообщений на своей странице в Twitter, ни словом не обмолвившись о набирающем силу скандале.

Лишь в понедельник в Twitter главы Белого дома без всяких объяснений появилось короткое сообщение  «....Also, there is NO COLLUSION!» (...И еще, никакого СГОВОРА НЕ БЫЛО!)

Если верить сообщениям американских СМИ, утром понедельника Дональд Трамп был в панике. Проснувшись еще до рассвета, он щелкал кнопками телевизионного пульта, переключая программы новостей на кабельных каналах. Потом без конца звонил своим личным адвокатам, и даже якобы опоздал к началу рабочего дня, спустившись в Овальный кабинет позже обычного.

В Белом доме эти сообщения поспешили опровергнуть. Во время первого же брифинга пресс-секретарь Сара Сандерс дала понять, что обвинительному заключению, первым арестам и вообще работе следственной группы под руководством спецпрокурора Роберта Мюллера в администрации не придают особого значения. Обвинения, предъявленные бывшему руководителю избирательного штаба Полу Манафорту и его бизнес-партнеру Рику Гейтсу, не имеют отношения к президентской кампании 2016 года, и никак не связывают команду Трампа с Кремлем.

Вместо давно обещанных сенсаций следователи спецпрокурора Мюллера раскопали старые истории о сотрудничестве Манафорта с Януковичем, «Партией регионов» и олигархом Дерипаской, предъявив ему обвинения в отмывании денег, уходе от налогов, финансовом мошенничестве и ведении лоббистской деятельности в пользу иностранного государства без уведомления об этом министерства юстиции США.

В тот же понедельник команда Мюллера, правда, взорвала еще одну «информационную бомбу», сообщив об обвинениях, предъявленных еще минувшим летом бывшему сотруднику избирательного штаба Трампа Джорджу Пападопулосу. Экс-советник по внешнеполитическим вопросам не только признался в том, что обсуждал с российскими представителями возможность получения компромата на Хиллари Клинтон и пытался организовать личную встречу Путина и Трампа, но и согласился сотрудничать со следствием, чем активно занимался три последних месяца.

В администрации в ответ на это немедленно заявили, что Джордж Пападопулос работал в избирательном штабе в качестве волонтера, не влиял на принятие решений, но все время проявлял ненужную инициативу, предлагая организовать различные встречи и переговоры. Более того, даже юристы министерства юстиции подтвердили, что в переговорах Пападопулоса с российскими представителями не было ничего противозаконного, а правонарушение состоит только в том, что он скрыл информацию об этих переговорах во время допроса в ФБР.

Вашингтонские адвокаты и ветераны спецслужб, правда, отнеслись к первым публичным действиям команды независимого спецпрокурора более чем серьезно.

«Мюллер действует так, как будто у него есть право расследовать любые преступления, по которым еще не истек срок давности, и привлекать к ответственности любых лиц, которые попали в его поле зрения, - считает адвокат Пледо Качерис, специализирующийся на делах, связанных с государственной тайной. – То есть, если кто-либо связанный с Трампом когда-либо совершил любое преступление, то ему стоит серьезно опасаться».

Специальный прокурор Роберт Мюллер, возглавляющий расследование о российском вмешательстве в избирательную кампанию 2016 года, действительно обладает широчайшими полномочиями. Когда 17 мая заместитель генпрокурора США Род Розенстин утвердил назначение бывшего директора ФБР на эту должность, Мюллеру официально было предоставлено право «расследовать любые связи и/или сотрудничество между представителями правительства России и сотрудниками избирательного штаба Трампа, а также любые дела и события, которые возникнут или могут возникнуть в ходе расследования».

Весной Дональд Трамп заявил в одном из интервью, что посчитает «пересечением красной черты» попытку спецпрокурора начать расследовать личные финансовые дела президента США. В августе представитель личной адвокатской команды главы Белого дома Джей Секулоу уточнил, что различные девелоперские контракты, заключенные Трампом, включая, например, сделку по строительству недвижимости в Грузии, должны «остаться вне поля зрения» спецпрокурора. 

Но, объявив об аресте Пола Манафорта, Роберт Мюллер ясно дал понять, что он не собирается играть по правилам, предложенным президентом. Более того, любую информацию о незаконных сделках и личной финансовой нечистоплотности людей, близких к Дональду Трампу, спецпрокурор считает крайне важной для продолжения расследования о российском вмешательстве.

Объявив об аресте Пола Манафорта, Роберт Мюллер ясно дал понять, что он не собирается играть по правилам, предложенным президентом США.

«Он будет тянуть за любую «нитку», которая позволить пролить свет на возможность сотрудничества с Кремлем, - считает бывший помощник директора ФБР Джеймс Моуди. – Например, если выяснится, что Трамп был вовлечен в схему по уходу от налогов и отмыванию денег, в которой участвовали русские, это будет расценено, как серьезный мотив для организации сговора во время предвыборной кампании, и, соответственно, повод для расследования».

Если следовать этой логике, то следующей мишенью для следователей может стать отставной генерал и экс-советник президента по национальной безопасности Майкл Флинн, который скрыл от властей, что до назначения в Белый дом он заключал лоббистские контракты с властями Турции и получал гонорары за участие в мероприятиях российского госканала RT. Все эти действия являются нарушением все того же закона FARA (Акта о регистрации иностранных агентов), как это было продемонстрировано в деле Пола Манафорта.

Члены семьи президента – дочь Иванка и Дональд-младший – несколько лет назад лишь чудом избежали уголовного дела, возбужденного прокуратурой одного из округов Нью-Йорка из-за махинаций с продажей квартир в комплексе Trump Tower SoHo в нижнем Манхэттене. Сам Дональд Трамп, неоднократно объявлявший о банкротствах, через посредников брал займы неясного происхождения. Давним бизнес-партнером президента США числится, например, выходец из СССР Феликс Саттер, отбывший в США срок за уголовное преступление и подозреваемый в связях с российским криминалом. 

Сам Дональд Трамп, неоднократно объявлявший о банкротствах, через посредников брал займы неясного происхождения.

Согласно закону, независимый спецпрокурор Роберт Мюллер не обязан отчитываться о своих действиях ни перед кем из чиновников администрации, включая президента США. Единственное ограничение, существующее в его работе, это то, что перед началом любой из «фаз» операции - ареста или предъявления официальных обвинений – он должен даже не получить одобрение, а лишь поставить в известность об этом заместителя генпрокурора Розенстина. В Белом доме на этой неделе были вынуждены признать, что всю информацию о действиях Роберта Мюллера президент Трамп получает так же, как и все остальные граждане США, – из программ телевизионных новостей.

В команде спецпрокурора сейчас работают почти полтора десятка высококлассных юристов, причем большинство из них – специалисты по финансовым преступлениям, уклонению от налогов и отмыванию денег. «Следователи минюста вообще очень любят заниматься «беловоротничковой» преступностью, - объяснил такой выбор бывший помощник директора ФБР Джеймс Моуди. – Финансовые преступления достаточно легко расследовать, а «следуя за деньгами», можно обнаружить куда более серьезные преступления».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari