Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.02
  • EUR95.74
  • OIL83.25
Поддержите нас English
  • 44
Мнения

Настоящий выбор. Почему не так важно, кто такая Хиллари Клинтон

В воскресенье Хиллари Клинтон официально заявила о намерении баллотироваться в президенты, на что тут же отреагировали тысячи комментаторов, анализирующих ее фигуру со всех возможных сторон. Обозреватель The New York Times (и нобелевский лауреат по экономике) Пол Кругман объясняет в своей колонке, почему изучать особенности личности Клинтон - бессмысленное занятие и почему президентская кампания в США в этот раз более чем когда-либо предоставит избирателям реальный и принципиальный выбор. Перевод Дарьи Вахрушевой.

Krugman_New-popup-v2

Итак, Хилари Клинтон включилась в президентскую гонку — и в этом нет ничего удивительного. И вы знаете, что сейчас начнется: бесконечные попытки подвергнуть кандидата психоанализу, бесконечные попытки найти скрытый смысл того, что она говорит или не говорит о президенте Обаме, бесконечные обзоры ее «позиционирования» по тому или иному вопросу.

Пожалуйста, не обращайте на всё это никакого внимания. Политический анализ, основанный на личности кандидата, — это всегда сомнительное предприятие. Исходя из моего опыта, политические обозреватели ничего не смыслят в человеческих характерах. Те, кто в 2000-м году уже следил за выборами, помнят как мы были уверены в том, что Джордж Буш был славным, приятным парнем, который будет проводить умеренную двухпартийную политику.

В любом случае, в американской истории еще никогда не было столь малозначимым то, какие личные черты приписываются кандидату. По мере приближения к 2016 году позиции каждой из партий будут консолидироваться по основным политическим вопросам — и эти консолидированные позиции будут между партиями сильно различаться. Огромный и принципиальный разрыв между партиями будет влиять на позиции тех, кого они будут выдвигать на пост президента, и почти наверняка затем отразится в конкретных политических мерах победившего кандидата.

Например, любой демократ в случае избрания будет выступать за поддержание базовых американских программ социального страхования — «Social Security», «Medicare», и «Medicaid» — такими, какие они существуют сегодня, в то же время продолжая и расширяя реформу здравоохранения и защиты пациентов («Affordable Care Act»). Любой республиканец, напротив, будет стремиться отменить реформу здравоохранения, проводимую Обамой, сильно сократит расходы на «Medicare» и, может быть, попытается превратить ее в ваучерную систему.

Любой демократ закрепит повышение налогов в отношении американцев с высоким уровнем дохода, которые вступили в силу в 2013 году, и, возможно, даже попытается увеличить их еще больше. Любой республиканец попытается уменьшить налоги для состоятельных слоев населения — на следующей неделе сторонники республиканцев, занимающие места в конгрессе, собираются голосовать за отмену налога на имущество — вместе с урезанием программ, помогающих малообеспеченным семьям.

Любой демократ постарается сохранить финансовую реформу 2010 года, которая в последнее время кажется намного более эффективной, чем о ней говорили критики. Любой республиканец поставит своей целью «откатить» ее назад, уничтожая систему защиты прав потребителей и отменяя усиленное регулирование особенно крупных, «системообразующих» финансовых институтов.

Любому демократу хотелось бы продвинуться в вопросах о климатической политике — если необходимо, то посредством очередного президентского указа, в то время как любой республиканец, вне зависимости от того, признает ли он факт глобального потепления, заблокирует все попытки ограничить выбросы парникового газа.

Как вышло так, что партии настолько отдалились друг от друга? По мнению политологов, это тесно связано с проблемой неравных доходов. По мере того как состоятельные слои населения становятся всё богаче по сравнению с остальными, их политические предпочтения сдвигаются вправо — и они притянули республиканскую партию еще ближе к себе и своим интересам, сделав позиции партии более радикальными. В то же время, влияние денежных мешков на демократов немного уменьшилось с тех пор, как обитатели Уолл-Стрит массово покинули партию, возмущенные введением финансовых ограничений и небольшим увеличением налогов. Результатом всего этого стал крупнейший политический раскол со времен гражданской войны.

Сегодня некоторые не согласятся с тем, что выбор, который предстоит сделать в 2016 году, является таким уж принципиальным, как я описал. Политические аналитики, специализирующиеся на анализе персоналий, а не проблем, никогда не признают, что их так называемая «экспертиза» не имеет смысла. Самопровозглашенные центристы займутся поиском компромисса, которого на самом деле не существует. А как следствие, мы услышим множество заявлений, что кандидаты имеют в виду совсем не то, что они говорят. Однако, в том, как будет представлен этот предполагаемый разрыв между риторикой и реальными взглядами, будет существовать некоторая асимметрия.

С одной стороны, представьте, что Хилари Клинтон действительно стала кандидатом от демократической партии. В таком случае, будьте уверены, что рано или поздно её обвинят в неискренности, в том, что она не такой уж прогрессивный либерал, как сама заявляет.

С другой стороны, предположите, что республиканцы выдвигают кого-то умеренного, например, Джеба Буша или Марко Рубио. В обоих случаях мы бы совершенно точно услышали целый ряд заявлений от политических экспертов о том, что этот кандидат не верит в большую часть из того, о чем сам говорит. Но в случае с республиканскими кандидатами эта якобы неискренность преподносилась бы как благодетель, а не грех: конечно, господин Буш говорит сумасшедшие вещи о здравоохранении и глобальном потеплении, но на самом деле он имеет в виду другое, и, заступив на свой пост, он будет справедлив и адекватен. Прямо как его братец.

Как вы можете догадаться, я с ужасом ожидаю следующие 18 месяцев, которые будут наполнены бессмысленными фразами и гневными репликами. Ну хорошо, пару фактов мы все же можем узнать - когда миссис Клинтон публично заявит о торговых соглашениях вроде Транс-Тихоокеанского партнерства? В какой мере возрастет влияние республиканских борцов с федеральным правительством? - однако расхождения между партиями настолько очевидны и кардинальны, что невозможно представить себе следящего за событиями человека,  который еще не определился в своем выборе уже сейчас. Сложно также представить, что чье-то мнение может сильно измениться в период до самих выборов.

Я уверен в одном: у американских избирателей будет реальный выбор. И пусть победит достойнейший!

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari