Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.70
  • EUR97.10
  • OIL82.09
Поддержите нас English
  • 26
Мнения

Марат Гельман: Российский след в Черногории есть. Но вряд ли это Кремль

После того как Черногория заявила об аресте 20 человек, пытавшихся 16 октября совершить госпереворот, несколько человек по подозрению в причастности к инциденту были задержаны и в Сербии. На следующий день после заявления премьер-министра Сербии о задержании стало известно, что в Белград приезжает секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев. После его приезда сербское издание Danas со ссылкой на источник в правительственных кругах сообщило, что несколько граждан РФ были депортированы из Сербии «в связи с участием в подготовке террористических акций в Черногории». МИД РФ заявлял, что депортация задержанных в Россию - неправда, но ссылался при этом на сербского премьера Вучича, хотя тот данную информацию не опровергал. Проживающий в Черногории публицист и галерист Марат Гельман рассказал The Insider, что он думает о неудавшемся перевороте и о роли России в его организации.

Оценивая произошедшее в Черногории, следует сперва точно сформулировать вопрос: были ли эти люди вооруженными мятежниками? Да. Действительно ли они хотели присоединить Черногорию к Сербии? Да. Могли ли они это сделать? Нет. Надо иметь в виду, что сербские националисты в Черногории – это очень небольшая группа, которая на выборах не получила и 1%, они не были представлены ни в парламенте, ни в правительстве. Поэтому можно понять, почему эти люди могли избрать такой радикальный способ повлиять на ситуацию. Но в то же время всем очевидно, что реальных шансов добиться успеха у них не было. Из-за этого многие полагают, что власти специально дали им возможность довести свой план до такой стадии, и намеренно придают этой попытке переворота слишком серьезное значение (зарабатывая на этом очки), в то время как в реальности речь идет о горстке, в общем-то, не представляющих особой опасности людей, в основном пенсионеров, причем 11 из 20 арестованных в Черногории уже отпустили, а дело переквалифицировали с терроризма на организацию преступной группы.

Инициатор попытки мятежа, сбежавший в Сербию, успел повоевать на Донбассе.

Можно ли увидеть здесь русский след? Можно, но совсем не обязательно, что он связан с Кремлем. Инициатор попытки мятежа, сбежавший в Сербию, успел повоевать на Донбассе. Есть ли он среди арестованных в Сербии фигурантов, непонятно, их имена не разглашаются. Но это совсем не обязательно ставленник спецслужб и Кремля - это с равным успехом может быть и кто-то из неадекватных радикалов, движимых националистическими идеями, которых было много на Донбассе, вроде пресловутого Игоря Гиркина. Они вполне могли надеяться, что Россия и российские спецслужбы их поддержат, но совсем не факт, что у них были такие гарантии.

Что же касается визита секретаря Совета Безопасности Патрушева, который многие трактуют как попытку вызволить своих задержанных, тут мне сложно делать какие-то выводы, могу лишь предполагать. По моим наблюдениям, российские дипломаты здесь не очень разборчивы в контактах и общаются в том числе с совершенно маргинальными националистами. Они привыкли вести себя здесь как дома, забывая, что Черногория все-таки независимая страна, и здесь есть, в том числе, и свои спецслужбы. Поэтому после ареста мятежников они могли попасть в неприятную ситуацию, и я не могу исключать, что визит Патрушева как-то был связан с попыткой заступиться за наших дипломатов. Но хотя политики (вроде вице-спикера Госдумы Сергея Железняка) и дипломаты вели в Черногории активную деятельность, я не думаю, что они могли реально влиять на ситуацию. Даже если они сами думали, что имеют такое влияние или, возможно, хотели отчитаться перед Кремлем о своем влиянии в случае успеха мятежа. Если за мятежниками и правда стоит Россия, то это не Кремль, а, скорее, Константин Малофеев.

В России все эти события воспринимаются через призму планируемого вступления Черногории в НАТО, но изнутри ситуация видится совсем иначе. Граждане Черногории очень прагматичны, для них вступление в НАТО не идеологический выбор, а рациональный. Во-первых, вступление в Альянс – это сигнал для иностранных инвесторов о том, что страна воспринимается Западом как стабильная и заслуживающая доверия. Это, конечно, важно в условиях множества внутренних проблем, в том числе связанных с коррупцией, экономической отсталостью и т.д. Во-вторых, вступление в НАТО – это еще и вопрос урегулирования всех пограничных спорных вопросов с соседними странами (такие двусторонние соглашения с соседями идут «в одном пакете» с решением о принятии страны в организацию), что важно для Черногории как для страны, численность вооруженных сил которой 1200 человек (большинство из них носят декоративный характер).

И когда приезжают российские политики и начинают говорить про «славянский мир» и вести антизападную пропаганду, они не понимают, что в Черногории никто не рассматривает вопрос о НАТО в этих терминах. Здесь, действительно, очень любят русских и Россию, и если у вас случится, скажем, поломка на дороге, то обязательно помогут и денег не возьмут, но это не конвертируется в готовность сражаться вместе с Москвой против НАТО.

Поставив знак равенства между черногорской оппозицией и НАТО, Кремль сам себе навредил.

Кремль сам себе навредил, всеми усилиями своей пропаганды поставив знак равенства между черногорской оппозицией и НАТО. В оппозиции, на самом деле, нет единства по поводу НАТО, и привязка к антинатовской повестке ей скорее навредила. В итоге правящая «Демократическая партия социалистов» на состоявшихся месяц назад парламентских выборах набрала больше 40%, и если раньше были какие-то разговоры о возможности коалиции против Мило Джукановича, то теперь – особенно после этого неудавшегося мятежа – об этом все забыли. Тем более, что сам Джуканович, убедившись в том, что его партия добилась успеха на выборах, планирует уйти в отставку, что также позволит несколько ослабить конфликт с оппозицией.

Неудачной стала и попытка Кремля России погрозить Черногории «туристическими санкциями». Предыдущий посол России Нестеренко прямо заявил, что страна может лишиться российских туристов в случае вступления в НАТО. Это звучало настолько пошло и некорректно, что имело обратный эффект, здесь стали обсуждать как «слезть с российской иглы» (в духе того как у нас обсуждают как слезть с нефтяной), и популярности антинатовской повестке это не добавило.

Кроме того, что Черногория совсем не похожа на Турцию, куда россияне приезжают по путевкам, ведь в Черногории 70 тысяч квартир используется русскими как дачи (это где-то 200 тысяч человек в стране с населением в 670 тысяч). Можно запретить приезжать в страну военным или силовикам (которые облюбовали местечко около Святого Стефана), но большинство как ездили, так и будут ездить. Местные жители помнят, что после распада Югославии, несмотря на осложнение отношений, жители соседних стран продолжали ездить в Черногорию, привыкнув считать это своим курортным местом, так что риск охлаждения отношений с Россией не вызывает особых опасений. Одним словом, настоящего рычага давления здесь у Москвы нет.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari