Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.75
  • EUR89.67
  • OIL66.16
  • 19
Мнения

Илья Пономарев: закон о хранении телефонных разговоров продавил Патрушев

В ближайшее время Владимир Путин должен подписать пакет принятых парламентом законов, известных как пакет Яровой, которые ущемляют целый ряд гражданских прав и свобод. В том числе эти законы принуждают мобильных операторов хранить до полугода хранить содержание сообщений и звонков абонентов. Глава Минкомсвязи России Николай Никифоров уже заявил, что в случае принятия «пакета Яровой» услуги связи могут подорожать в четыре раза. Илья Пономарев, недавно лишенный своего депутатского мандата, много лет проработал членом Комитета по информационной политике и хорошо знаком с ситуацией в сфере телекоммуникаций. Он объяснил The Insider, кто продавливал этот закон и почему он, скорее всего, так и не заработает.

- Как так вышло, что столь вредный и для рынка, и для абонентов закон так запросто Думу и Совет Федерации, все-таки у телекома всегда было сильное лобби?

- Насколько я знаю этот законопроект шел от Патрушева и Совета безопасности. Это тот лом, против которого ни у кого приема нет, это даже не администрация президента и не ФСБ, это ещё хуже. В Совете Федерации была робкая попытка дать отпор, было разделенное голосование и аж 5 сенаторов проголосовали против телекоммуникационной части. Одним из аргументов, подтверждающих, что это законопроект не ФСБ-шный, заключается в том, что у спецслужб и так уже есть полномочия и техническая возможность перехватывать телефонный трафик через систему СОРМ. Так что у ФСБ эти полномочия и так есть, а в результате принятого закона ФСБ потеряет на них монополию. Если раньше информация физически хранится у ФСБ-шников, то теперь все силовики – будь то МВД или новоиспеченная «Росгрвардия» - смогут получить ордер на доступ к оператору в рамках каких-нибудь оперативно-розыскных мероприятий.

- Но Патрушев-то в чьих интересах в данном контексте действует – МВД, Росгвардии, кого?

- Патрушев настолько велик, что он действует в своих интересах. У них же у всех там террариум единомышленников и они между собой канаты перетягивают, у нас Совет безопасности уже давно является отдельным мозговым центром и едва ли не отдельной спецслужбой. Там есть, например, такой генерал Буравлев, зам Патрушева, который за всю эту тему отвечает.

- Получается у нас в государственной системе существует обособленная от ФСБ структура, которая является самостоятельным субъектом контроля?

- Ну, это отдельная структура власти, это не силовая структура, просто в силу происхождения её лидеров она имеет силовой крен.

- Те, кто продавливал закон, они уже представляют себе какого рода информацию они хотят получать из этого доступа, или просто они хотят дополнительных полномочий на будущее?

Сейчас приняли, а потом можно и назад чего-нибудь отмотать, но уже не бесплатно

- Я думаю, что это исключительно вопрос просто дополнительных полномочий. Я не думаю, что за этим стоит какая-то конкретика. Здесь у разных сторон разные интересы: Яровой важно переизбраться, поэтому она сейчас там исполняет абсолютно любые поручения, чтобы выслужиться. Кроме того, там возникают финансовые потоки, ведь этот закон дает рычаг давления на сотовых операторов: сейчас приняли, а потом можно и назад чего-нибудь отмотать, но уже не бесплатно.

- А кому откатывать будут?

- Это уже зависит от того, кто будет субъектом законодательной инициативы, то есть это же лоббировать по-разному можно, да, то есть сейчас закон принят, а дальше может Минкомсвязи действовать, может аппарат правительства, может администрация президента действовать, могут и отдельные депутаты, конечно, но там сильных лоббистов в новом составе Думы, по-видимому, не будет: они там всех тех, кто занимался интересами телеком-отрасли (таких как Резник, например) уже вычистили.

- Иными словами, этот закон не имеет конкретных задач, это скорее перераспределение полномочий внутри власти…

- Да и вообще весь этот пакет Яровой качественно ситуации не меняет ситуацию с точки зрений полномочий государства – будь то ответственность за недоносительство, или уголовная ответственность с 14 лет, или контроль телефонного трафика, все эти возможности у государства в той или иной форме были, так что этот закон – это своеобразный акт запугивания общества и перетягивание каната внутри власти.

- Насколько вероятно, что этот пакет (в том числе часть, касающаяся сотовых операторов) изначально согласовывался с Владимиром Путиным?

- Я не думаю, что это поднималось на такой большой уровень, это слишком технический вопрос, там люди, которые в теме и уполномочены на такие решения, зачем ему вникать в каждую запятую. Если проблема вдруг станет слишком острой, то его проинформируют.

- Ну вот и возникла же острая проблема, операторы грозят огромными убытками.

- Никакой убыли никаким операторам не будет. Будет, как с законом о персональных данных, который в течение 5 лет с момента его вступления выхолащивался. Я не помню сколько в этот раз дается времени операторам на переход к новым требованиям, но все равно это уже будет новая Дума, а там уже или ишак, или падишах…

- Но если на секунду допустить, что выхолостить не удастся – к каким последствиям это привело бы? Чем это грозило бы операторам?

- Это грозит не операторам, а пользователям, как говорится в известном анекдоте - это не я буду меньше пить, а ты будешь меньше есть. Просто это приведет к росту тарифов, вот и все.

- Но суммы в которые обойдется хранение столь большого объема информации, настолько велики, что и абоненты могут не потянуть…

- Вот именно, поэтому я и не верю, что этот закон заработает в том виде, в котором он есть. Это просто нереально, тупо нереально. А самое главное - это просто ненужно, как я уже говорил, все необходимые полномочия у государства уже есть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari