Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD79.33
  • EUR92.63
  • OIL37.74
Мнения

Недружественное поглощение. Мир должен спасти Гонконг от репрессий и потери автономии

Google, Twitter и Facebook заявили о временном прекращении передачи данных пользователей властям Гонконга по их запросу. Причина – принятый Пекином 1 июля новый закон о национальной безопасности Гонконга, который фактически вводит прямой контроль Китая над самой свободолюбивой его территорией. Соучредитель и председатель британской организации Hong Kong Watch Бенедикт Роджерс считает, что скоординированный ответ Запада на действия Китая сегодня необходим не только Гонконгу, но и самому Западу.  

Выбор даты – 1 июля – неслучаен. Китай решил положить конец автономии Гонконга в тот день, когда исполнилось 23 года с момента передачи Великобританией Гонконга властям Китая. Оговоренный в 1997 году принцип «одна страна - две системы» должен был действовать 50 лет – до 2047 года. Но не прошло и половины этого срока, как Коммунистическая партия Китая вопиюще нарушила международный договор и взяла Гонконг под свой непосредственный контроль.

Первые 10 лет после передачи Гонконга Китаю принцип «одна страна - две системы» работал, не вызывая нареканий. Все это время сохранялась независимость судебной власти, соблюдались основные свободы, верховенство закона и принцип «гонконгцы управляют Гонконгом». Однако в последние шесть лет, особенно после «революции зонтиков» 2014 года <протесты против намерений  Пекина взять под контроль выборный процесс в местные органы власти – The Insider> и в условиях правления Си Цзиньпина, которое с самого начала в 2013 году становилось все более репрессивным, Пекин меньше и меньше церемонился с правами человека в Гонконге. А это означало и угрозу его автономии.

За эти годы жизнь в Гонконге очень изменилась – она стала опасной. Китай идет на любые ухищрения: от похищения продавцов книг до лишения полномочий и дисквалификации продемократических депутатов и кандидатов в депутаты Законодательного собрания Гонконга, от посадок мирных демонстрантов до все более жестких методов, применяемых полицией. В октябре 2017 года по приказу Пекина мне было отказано во въезде в Гонконг. Еще ряд иностранцев, в частности журналист Financial Times Виктор Маллет и исполнительный директор Human Rights Watch Кен Рот, были высланы из страны.

Но теперь кризис вышел на совершенно новый уровень. Принятие Пекином нового, полного неясностей драконовского закона о национальной безопасности Гонконга сводит на нет всё, что осталось от демократических свобод этого города. То, что он был навязан Всекитайским собранием народных представителей Коммунистической партии в обход Законодательного собрания Гонконга, – демонстративная насмешка над остатками гонконгской автономии. По сообщениям прессы, даже глава администрации Гонконга Кэрри Лам, ставленница Пекина, не видела текст закона, пока он не был одобрен в столице Поднебесной.

Закон предусматривает суровые наказания за действия, которые, как считается, подпадают под одну из четырех категорий: подрывная деятельность, сепаратизм, сговор с иностранными политическими образованиями и терроризм – вплоть до пожизненного заключения. И проблема в том, что Пекин поднаторел в толковании этих терминов. Китайское руководство уверено, что любая форма критики или инакомыслия – это подрывная деятельность, протесты – это террористические акты, мирное обсуждение самоопределения – это уже сепаратизм, а контакты с любым иностранным активистом, журналистом или парламентарием – это преступный сговор. По сути, это означает, что под угрозой находятся свобода выражения мнений, свобода собраний, свобода ассоциаций, свобода мирного протеста, свобода СМИ, свобода научной деятельности и религиозная свобода.

В Пекине протесты называют терактами, а контакты с иностранными СМИ – преступным сговором

Закон о безопасности Гонконга имеет экстерриториальное применение, то есть он действует во всем мире. Теперь гонконгцам, живущим за границей, думаю, нужно серьезно задуматься о своей безопасности. Но абсурдность еще и в том, что, согласно статье 38, нормы касаются даже лиц, которые не являются гонконгцами и находятся за пределами Гонконга. Поэтому, в теории, даже выступая в Лондоне я тоже могу нарушить этот закон. Более того, это может сделать почти весь британский парламент, Европейский парламент, Конгресс США, президент Дональд Трамп, госсекретарь США Майк Помпео, а также премьер-министр и министр иностранных дел Великобритании. И даже российский гражданин, решившийся выступить в поддержку гонконгцев. Так что этот закон – не только посягательство на свободу Гонконга, но и на свободолюбивых людей во всем мире. Теперь мы все гонконгцы.

Но законом о безопасности дело не ограничилось. В начале июля правительство Гонконга расширило полномочия полиции. Теперь она может без ордера проводить обыск частных объектов, блокировать активы, ограничивать передвижение, перехватывать сообщения, заставлять фирмы передавать и расшифровывать информацию и осуществлять цензуру в интернете. Другими словами, теперь в Гонконге вообще никто не сможет свободно выражать свое мнение.

В день, когда был принят закон, в Гонконге прошли масштабные акции протеста. Полиция задержала несколько сотен человек. В последующие дни протесты поутихли. Но все же несколько небольших акций состоялись: люди просто держали в руках чистые листы бумаги. Но полиции не понравилось и это: держишь белый лист – нарушаешь закон. Теперь, когда полиции были предоставлены широкие полномочия, продемократическому движению, чтобы не исчезнуть, придется изменить свою тактику. Оно будет действовать не столь очевидно, более аккуратно, креативно, принимая во внимание новые риски.

Гонконг, по моему убеждению, это новый фронт в борьбе между свободой и автократией. Пока западное сообщество сдает свои позиции, Пекин все активнее наступает. Не может быть никаких сомнений: если свободный мир не сможет отреагировать настолько решительно, насколько это возможно, объединив и cкоординировав свои усилия, китайский режим не остановится на Гонконге. Следующий в очереди Тайвань, и сейчас он находится в реальной опасности. Так что же делать?

По словам госсекретаря Майка Помпео, принцип «одна страна - две системы» очевидно мертв. Однако признание этого факта не означает, что западное сообщество отказывается от приверженности этому принципу. Это лишь влечет за собой признание того, что от него отказался Китай и должен за этот свой шаг заплатить самую высокую цену. Есть три подхода, которых теперь должен придерживаться Запад, причем одновременно: санкции, дипломатические усилия и спасательные операции.

Нужны целенаправленные индивидуальные санкции против представителей китайского режима и их марионеток в Гонконге, которые несут ответственность за нарушения прав человека, а также лиц, тесно связанных с режимом. На этой неделе Великобритания объявила о введении персональных санкций против тех, кто замучил до смерти в российской тюрьме Сергея Магнитского. Ранее подобные санкции были приняты в США и ряде других стран. Билл Браудер, чьи интересы представлял Магнитский, все последнее десятилетие вел по всему миру кампанию, продвигая эти меры. Сегодня пришло время последовать его примеру – создать подобие «списка Магнитского» для Китая, который сегодня представляет собой наибольшую угрозу.

Дипломатические усилия необходимы не для ведения «переговоров», а чтобы ситуация в Гонконге не исчезала из поля зрения остального мира. Эта работа должна включать в себя назначение специального посланника ООН и специального докладчика по правам человека в Гонконге, подотчетного как генеральному секретарю ООН, так и Совету по правам человека. Более 50 нынешних специальных докладчиков ООН призвали к созданию такого механизма за несколько дней до того, как Пекин издал закон о национальной безопасности. Так же поступили бывший верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн и восемь бывших докладчиков. C подобным призывом к генсеку ООН и Совету по правам человека могли бы совместно выступить государства, занимающие в этом вопросе единую позицию.

И, наконец, спасательные операции. Это не первоочередная мера, а средство на крайний случай, но, тем не менее, и к этому необходимо подготовиться. Пока в городе остаются отчаянные гонконгцы, которые будут сражаться несмотря на угрозу оказаться в тюрьме, будут и те, кто решит, что эта цена слишком высока, а будущего в Гонконге для них нет. Столкнувшись с серьезной опасностью, они решат, что надо бежать. Около трех миллионов гонконгцев имеют статус британских заморских граждан (British National Overseas - BNO), и Великобритания сделала щедрое предложение защитить их и открыть им путь к гражданству. Но проблема в том, что никто из рожденных после 1997 года таким статусом не обладает. Так что многие молодые активисты, борющиеся сегодня в Гонконге за свои права, подвергаются наибольшему риску – они совсем не защищены. А, значит, странам, готовым помочь Гонконгу, необходимо создать скоординированную схему спасательных шлюпок, чтобы в случае необходимости предоставить убежище тем, кто в нем нуждается.

Есть и другие шаги, которые тоже необходимо предпринять. Страны, заключившие с Гонконгом или Китаем соглашения об экстрадиции, должны их аннулировать, чтобы те, кто находится в опасности за границей, согласно положениям статьи 38 закона о безопасности, не подвергались риску. Западу также следует запретить внедрение и использование в своих системах оборудования Huawei и других китайских телекоммуникационных компаний. Не стоит забывать: они тоже являются частью репрессивного аппарата китайского режима. Необходимо диверсифицировать западные цепочки поставок. Очень важно следить за тем, что происходит в университетах, СМИ и внутренней политике, чтобы не допустить подрыва китайским режимом политических свобод, свободы СМИ и научной деятельности. И еще важно признать, что Тайвань – это динамичная демократия, открытое общество, которое борется за свободу и справляется с пандемией образцово, несмотря на то, что в силу своего политического статуса <признан международным сообществом лишь частично – The Insider> не может рассчитывать на поддержку ни одной международной организации. Но Тайвань – это друг Запада, а друзей надо поддерживать, укреплять с ними отношения, искать возможности их признать и быть готовыми их защищать.

Последние годы угрозы, создаваемые режимом Владимира Путина для либеральных демократий в Европе и за ее пределами, вызывали серьезные опасения на Западе – все внимание было приковано к тому, что говорит и делает российский президент. Путин все еще остается опасным противником. Но западные политики слишком долго закрывали глаза на еще большего дракона – Китай. А с ним Путин, что немаловажно, все чаще вступает в сговор. Сегодня китайский дракон становится все более агрессивным: его огненное дыхание пока что накаляет атмосферу в Гонконге. Но, очевидно, что некогда свободный и автономный город – не последняя его цель.

Бенедикт Роджерс является соучредителем и председателем Hong Kong Watch, соучредителем и заместителем председателя Комиссии по правам человека Консервативной партии Великобритании, а также членом консультативной группы Межпарламентского альянса по Китаю (IPAC).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari