Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.15
  • EUR85.92
  • OIL45.26
Мнения

Условно-досрочная победа. Как за счет предварительного голосования по поправкам был обеспечен нужный результат

По данным ЦИК РФ, явка на «общероссийском голосовании» составила 67,4%. Независимые наблюдатели говорят, что число проголосовавших явно завышено. Например, по подсчетам электорального аналитика Сергея Шпилькина, реальная явка составила 44%. Эксперт «Голоса» Андрей Бузин, который в ходе голосования был членом ТИК Войковского района Москвы с правом совещательного голоса, считает, что большая часть фальсификаций связана с «размазыванием» процедуры голосования на несколько дней.

Голосование проходило семь дней — c 25 июня по 1 июля включительно. При этом распределение явки по дням было следующим (по данным с сайта ЦИК РФ):

Явка почти такая же, как на выборах президента в 2018 году, но при этом она практически равномерно «размазана» по семи дням голосования. В «основной» день голосования явка составила 14,1% — показатель, характерный для тех российских выборов, которые совершенно не представляют интереса для населения (например, для некоторых муниципальных выборов). Таким образом, лишь 21% от всех проголосовавших граждан голосовал в «основной» день голосования, а 79% — в «дополнительные».

Такого голосования в России еще не было. Поскольку руководство страны напрямую заинтересовано в исходе, обычных 14% явки власть допустить никак не могла. В ход пустили экстраординарные меры административной мобилизации населения. В зависимости от региона число проголосовавших сильно отличается: минимальная явка 44,3% наблюдалась в Иркутской области, максимальная — по традиции 98,8% — в Чеченской Республике. Москва (где явка составила давно невиданные 59,8%) и Нижегородская область (74,1%), помимо прочего активно использовали интернет-голосование.

Вот картина официальных данных по голосованию за каждые 7 дней в разрезе регионов.

«Общероссийское голосование» регулировалось Законом о поправке к Конституции от 14 марта 2020 года и подзаконными актами ЦИК РФ. И то, и другое написано очень небрежно и предоставляет широкие возможности для произвольной трактовки того, как можно мобилизировать граждан и проводить агитацию. Организаторы голосования регулярно напоминали, что это не выборы и не референдум, поэтому главный российский закон о выборах — Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» — в этом случае не действует! Это давало возможность госорганам, включая даже избирательные комиссии, агитировать за поправки. Не противоречила законам и массовая раздача «сертификатов на подарки» участникам голосования. Как всегда, в этот раз не обошлось и без намеков (а где-то и прямых указаний) начальства, что надо бы принять участие в голосовании. Государственными и бюджетными служащими это воспринимается как приказ.

В итоге всех беспрецедентных усилий власти именно досрочное голосование стало наиболее продуктивным. Доля ответов «ДА» очень сильно коррелирует с явкой на досрочном голосовании (79% от числа проголосовавших) и практически не зависит от явки 1 июля. Это свидетельствует о том, что именно досрочное голосование определило его результат.

Если бы мы имели информацию участковых избирательных комиссий (УИК), а не ЦИК, о том, каково разделение голосовавших на голосовавших досрочно и 1 июля, а тем более по месту голосования, то мы могли бы исследовать зависимость результата от вида голосования более подробно. Но организаторы голосования постарались скрыть эту информацию от граждан.

Причем эта информация скрывается на всех уровнях избирательных комиссий. ЦИК РФ «урезала» традиционные протоколы УИК об итогах голосования, исключив оттуда пункты о числе граждан, голосовавших досрочно и «вне помещения для голосования». Более того, ЦИК РФ скрывает и имеющуюся у нее информацию о досрочно проголосовавших в разрезе участковых избирательных комиссий. Комиссии более низкого уровня — региональные и территориальные, через которые проходит эта информация, тоже не предоставляют ее. Вероятно — по указанию сверху. Попытки добыть эту информацию, предпринимаемые членами территориальных комиссий, наталкиваются на сопротивление. Это подтвердилось и моим личным опытом. С большим трудом мне удалось в конечном счете «выбить» информацию в той территориальной комиссии, где я был членом с правом совещательного голоса. Возможность сбора этой информации в участковых комиссиях тоже затруднена: в одной из УИК, куда я обратился, мне отказали предоставить такую информации до момента подведения итогов голосования.

При этом все данные о досрочном голосовании в разрезе избирательных участков собирались ежедневно и через территориальные избирательные комиссии (ТИК), председателями которых, как правило являются ставленники управ, поступали в региональные комиссии, а затем — в ЦИК РФ. Однако в принципе, по косвенным данным, по частично добытым данным из УИК и по некоторым сообщениям с мест, технология произошедшего одобрения ясна: после краткой, но массированной односторонней агитации за поправки при массированном, иногда незаконном привлечении граждан к голосованию, администрация добилась того, что каждый день голосовало примерно по 10 млн граждан. При этом есть большие подозрения, что в действительности часть из этих голосований была, мягко говоря, не совсем законной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari