Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.15
  • EUR85.92
  • OIL45.22
Мнения

Никто не Сечин. Андерс Ослунд о том, как интересы главы «Роснефти» в который раз оказались важнее интересов страны

Впервые с января 2016 года цена Brent опустилась ниже $29 за баррель. Падение нефтяного рынка, спровоцированное коронавирусом, в марте резко усилилось из-за выхода России из сделки с ОПЕК и последующего решения Саудовской Аравии резко нарастить добычу нефти. Отказ от ОПЕК+ лоббировал, в частности, глава «Роснефти» Игорь Сечин. Профессор Андерс Ослунд, старший научный сотрудник Атлантического совета, уверен, что российские национальные интересы — в очередной раз — оказались в заложниках у друга Владимира Путина, что может кончиться очень плачевно для экономики страны.

Россия внезапно объявила ценовую войну за нефть. То, что Кремль в этом противоборстве может победить Саудовскую Аравию и Соединенные Штаты или извлечь для себя выгоду из этой войны, — чистой воды фантазия. Население Саудовской Аравии составляет 1/5 населения России, при этом эта ближневосточная монархия имеет такие же большие международные валютные резервы, как и Россия (по данным на январь 2020 года 577,8 млрд — у России, $501,8 млрд — у Саудовской Аравии). Огромная экономика США скорее выигрывает от низких цен на нефть. Сырьевая экономика России же, напротив, полностью зависит от высокой цены на «черное золото».

В 2016 году Россия начала сотрудничать с ОПЕК, чтобы контролировать мировые цены на нефть путем регулирования добычи и согласилась сократить добычу нефти на 300 тысяч баррелей в день. Игорь Сечин, взявший сегодня под свой контроль всю ценовую политику России в нефтяной сфере, естественно, был против любых ограничений на добычу нефти для своей компании и все время сопротивлялся сделке. Тем более, что российское налогообложение организовано таким образом, что для нефтяной компании совершенно не имеет значения, насколько высока цена на нефть — согласно бюджетному правилу, почти все доходы выше зафиксированной в бюджете цены барреля идут в Резервный фонд.

Это уже третий раз за последние шесть лет, когда Сечин поставил под угрозу макроэкономическую стабильность России. В декабре 2014 года он сам оказался в финансовом затруднении из-за непомерных международных займов, которые в 2013 году взял для покупки ТНК-ВР. Это привело к серьезному валютному кризису в декабре 2014 года. Но поскольку его никто за это не наказал, в конце 2016 года он устроил новый кризис, правда меньшего масштаба. Фактическая конфискация «Башнефти» у АФК «Система» и иск «Роснефти» к корпорации Владимира Евтушенкова вновь стали серьезным стрессом для российской финансовой системы, причем не связанным с внешнеэкономическим шоком. Эти события привели к резкому сокращению иностранных инвестиций. Но и после этого Путин, который любит себя называть гарантом финансовой стабильности в стране, позволил своему другу остаться во главе «Роснефти». На мой взгляд, Путин явно недооценивает ситуацию: Сечин — главная угроза экономике России и, следовательно, власти самого Путина.

Сечин — главная угроза экономике России

Еще одна «заслуга» Сечина перед российской экономикой — поддержка в размере почти $20 млрд безнадежных кредитов венесуэльскому диктатору Николасу Мадуро, которую Игорь Иванович «пробил» лично. В обмен на кредиты «Роснефть» получает поставки сверхтяжелой нефти и доли в проектах венесуэльской нефтегазовой госкомпании Petroleos de Venezuela (PDVSA).

В 2006 году «Роснефть» провела IPO на Лондонской фондовой бирже. Увы, сегодня акции стоят дешевле, чем тогда, — примерно $3,7 вместо $7,55. Любой нормальный владелец давно уволил бы столь нерадивого управляющего, регулярно наносящего ущерб компании. Но «Роснефтью» де-факто владеет Путин, а для него прежде всего важна лояльность. И к тому же он доверяет Сечину.

Зачем Сечину было начинать этот конфликт с Саудовской Аравией по поводу цены на нефть? Первая возможная причина — тактическая. Кремль думал, что таким образом подтолкнет саудовцев к более выгодной для себя сделке. Но мне этот сценарий кажется маловероятным. Обе стороны понимают, что они могут годами удерживать низкие цены на нефть. Кроме того, Саудовская Аравия не одинока. У нее надежный союзник — ОАЭ. Эти две страны утверждают, что к апрелю вместе могут увеличить добычу на 3,6 млн баррелей в день. Россия заявляет, что может добавить 300 тысяч баррелей в день. Таким образом, Саудовская Аравия и Россия просто-напросто играют в разных лигах. Поэтому тактические соображения в этой истории, вероятно, меньше всего принимались во внимание. А это указывает на то, что это не краткосрочный, а долгосрочный конфликт.

Саудовская Аравия и Россия играют в разных нефтяных лигах

Вторая возможная причина носит структурный характер. И Россия, и Саудовская Аравия — производители дешевой нефти. Обе страны заинтересованы в том, чтобы нокаутировать американские сланцевые компании. Москва заявляет об этом громко, Эр-Рияд — потише. Американские специалисты по сланцевой нефтедобыче заявляют, что бороться с новым видом добычи — нонсенс, ведь они могут быстро законсервировать производство без серьезных финансовых вливаний, а потом вернуться с усовершенствованной технологией и более низкими ценами.

Но главная причина кроется в глобальной политике. Сечин злится из-за наложенных на него Вашингтоном санкций. После 2014 года Соединенные Штаты и Евросоюз наложили на Сечина персональные санкции, но не только. Запрет был распространен и на предоставление России технологий в сфере добычи нефти (глубоководные шельфы, труднодобываемая нефть и арктические шельфы), а в феврале 2020 года под санкции США попала зарегистрированная в Швейцарии Rosneft Trading S.A. Ее наказали за поддержку Венесуэлы. В декабре 2019 года Соединенные Штаты наложили санкции на «Северный поток 2». Эти санкции не касаются лично Сечина, но они раздражают Путина, который взлелеял это проект.

Усилия по снятию санкций пока не оправдывают себя. Вроде бы большего друга в Белом доме, чем Дональд Трамп, Кремль вряд ли когда-нибудь получит. Но об этом знают все, и это общее понимание связывает Трампа по рукам и ногам. Когда в 2017 году Конгресс США принял федеральный закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), у Трампа не осталось иного выхода, как ему повиноваться. Так что, кто бы отныне не занял Овальный кабинет, он или она уже не смогут смягчить санкции — только их ужесточить.

Но и отношения c Саудовской Аравией у России не лучше. Они стали напряженными задолго до того, как Россия решила объявить войну за цену на нефть. Саудовская Аравия крайне недовольна участием России в конфликтах на Ближнем Востоке, особенно ее сотрудничеством с Ираном по Сирии. Есть и другая причина натянутых отношений между Москвой и Эр-Риядом. Мне видится, что прежде всего это личная борьба между двумя крайне неприятными личностями — Сечиным и наследным принцем Мухаммедом ибн Салманом. Они оба без всяких на то причин считают себя властителями мира, да к тому же вечными. И оба соревнуются в роскоши. Про Сечина пишут, что он купил яхту за $150 млн и построил дворец недалеко от Москвы за $350 млн. А Мухаммед ибн Салман купил дом во Франции за $300 млн и самую дорогую яхту в мире за $600 млн.

Разумеется, этот петушиный бой не имеет никакого отношения к каким-либо национальным интересам. Но поскольку они оба действуют от лица своих государств, то, независимо от результата, это ристалище обойдется обеим странам слишком дорого. Но, похоже, в Кремле этой угрозы пока не осознали.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari