Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.82
  • EUR89.66
  • OIL42.33
Мнения

Белые воротнички опаснее, чем маски-шоу. Почему бизнес стал бояться Минфина США больше, чем российских силовиков

Правила современного финансового мира сильно отличаются от российских реалий. И с этим всё чаще приходится сталкиваться бизнесменам, которые привыкли сосуществовать с силовиками, но не могут ничего противопоставить тихой силе американских «белых воротничков» из Минфина. Управляющий партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Антон Именнов объясняет, почему локальное могущество российской элиты заканчивается, когда возникает необходимость перевести деньги на Запад.

Бизнесмены в России обычно делят риски и угрозы на два периметра: российский и зарубежный. В привычной нам парадигме принято бояться силовиков. Они могут заявиться в любой офис, положить всех лицом в пол, арестовать любого, как показала практика последних лет, даже самого неприкасаемого. С этим нашим бизнесменам жить было хоть и страшно, но можно, поскольку правила игры более или менее понятны. Понятно и как нивелировать риски — было бы желание и, главное, умение.

Однако за последний год на первый план для большинства российских бизнесменов стали выходить риски с зарубежного периметра. И речь не только о санкциях. Делегация американского Минфина навестила Кипр, Прибалтику и страны Бенилюкса, и их банки стали массово закрывать счета российским офшорам и политически-значимым лицам (PEP). Только в 2018-м на Кипре было закрыто 230 000 счетов. Поэтому теперь наши бизнесмены вынуждены держать оборону по двум фронтам: считаться не только с внутрироссийскими рисками и угрозами, но и с таковыми, исходящими уже от западных органов власти. Причем с Запада атакуют не совсем традиционные «силовики».

В последнее время все в основном говорят об Управлении по контролю за зарубежными активами (OFAC) Минфина США, которое вводит и снимает санкции. Но есть и другие не менее примечательные подразделения. Одно из них — Управление по борьбе с финансовыми преступлениями (Financial Crimes Enforcement Network, FinCEN) в структуре Департамента контртеррористической и финансовой разведки. И это не силовики в истинно русском смысле этого термина. Им недоступны обыски, выемки и прекрасные в своём многообразии «маски-шоу», более того, они им не нужны. Сотрудники ходят на работу в белых воротничках и темных костюмах, и в их арсенале есть три значимых инструмента:

— право определять, какое поведение на финансовых рынках считается недопустимым;

— выявлять схемы отмывания денег или обхода санкций;

— устанавливать правила игры для американских финансово-кредитных учреждений и банков.

На практике это работает так.

В конце нулевых и в начале 2010-х годов в рамках программы «гражданство за инвестиции» многие богатые и дальновидные россияне разжились паспортом экзотического островного государства Сент-Китс и Невис. Уже тогда он давал право безвизового въезда в более чем 136 государств мира, включая страны Евросоюза, а для его получения даже не нужно было ехать в эту бывшую британскую колонию или покупать там недвижимость. Однако уже в середине 2014-го многие документы были аннулированы, а граждане столкнулись с тем, что их паспорт не перевыпускают после истечения 10-летнего срока действия. Паспортные «посредники» бормотали растерянным клиентам лишь новое и непонятное слово из 6 букв: FinCEN. Власти островного государства фактически свернули программу из-за строгого двухстраничного предписания FinCEN: паспорта Сент-Китс и Невис, полученные через участие в программе «гражданство за инвестиции», используются для облегчения совершения финансовых преступлений и для обхода санкций. Помимо российских бизнесменов страна была популярна у находящихся под санкциями иранцев и у криминальных элементов из Китая.

Но лучше всего о полномочиях и реальной мощи подразделения скажет статья 311-го американского закона 2001 года, известного под сокращённым названием «О патриотизме США». На её основании FinCEN вправе принять меры в отношении любой страны, юрисдикции или финансово-кредитного учреждения просто из-за подозрений в отмывании ими денег. Формы реакции на подтверждённые факты систематического или злостного нарушения правил игры: отключение от американской долларовой системы и финансовой системы мира. Поскольку доллар остаётся основной резервной валютой и основным платёжное средством, это равносильно смерти: добровольно отключаться от американской банковской системы не хочет даже упрямый Иран.

Доллар — основная резервная валюта и платёжное средство, добровольно отключаться от американской банковской системы не хочет даже упрямый Иран

Под санкции статьи 311 в начале ноября 2017 года попал банк Дандунь (Bank of Dandong) из одноимённого города, находящий во второй сотне китайских банков по объему активов. Его отключили от американской банковской и долларовой системы из-за отмывания денег, нарушения санкционных запретов и финансирования северокорейской программы создания вооружений «обходными путями». В результате все американские банки должны были закрыть корреспондентские счета Дандуня и не имеют больше права вести с ним дела.

А в середине февраля 2018 года каток доехал до Прибалтики и переехал латвийский банк ABLV. По данным FinCEN, через банк прошли «миллиарды долларов» коррупционных денег. Причиной стали незаконные практики по перечислению коррупционных денег из России, Украины и Азербайджана, игнорирование требований противодействия отмыванию денег и опять же связь с северокорейской ядерной программой. Латвийские власти тут же отозвали у банка лицензию.

Без всяких масок-шоу.

Для желающих посмеяться над этим и обвинить американцев в политических механизмах неконкурентного давления на мировой бизнес будет большим сюрпризом узнать, что «под раздачу» попадают не только иностранные юридические и физические лица. Так, 2016 год начался с проблем у американских риэлторов и продавцов дорогой недвижимости, в первую очередь, на Манхэттене и в Майями. Тогда FinCEN установил практику отмывания денег коррумпированными иностранными чиновниками. Они просто покупали недвижимость за наличные. Страховые компании обязали установить реальных владельцев или лиц, которые «напрямую или через посредников владеют 25-процентной или большей долей в компании, купившей объект недвижимости». Практика наличных расчётов и выписывания чеков на предъявителя в сделках с недвижимостью на территории США прекратилась.

Нашим гражданам, бизнесу и государству давно стоит понять, что мир контролирует тот, кто контролирует финансы. Можно быть богатым и могущественным чиновником и хранить дома сотни миллионов долларов. Но это могущество закончится в тот момент, когда вы решите перевести деньги в какую-нибудь западную юрисдикцию. Вот здесь и можно ощутить на себе всё действие правил современного финансового мира. Не в последнюю очередь они сформированы информационными сообщениями или предостережении FinCEN: например, картинками со схемами отмывания и примерами из судебной практики с поименным перечислением нарушителей. Западные финансово-кредитные учреждения моментально берут «под козырёк». Под карандаш FinCEN попадали наркобароны, северокорейские и иранские схемы обхода санкций с помощью проблемных стран и юрисдикций, модели коррупции высших венесуэльских чиновников.

В последнем таком сообщении (advisory) перечислены и «грехи» россиянина Александра Винника, арестованного в Греции по запросу властей США, и созданной им биржи BTC-e: структура биржи и её бизнес-модель сделали её главной в мире точкой по отмыванию денег преступниками, включая кибермошенников. FinCEN напоминает всем криптовалютным биржам и операторам цифровых финансовых активов о необходимости зарегистрироваться, если они ведут деятельность в США. А еще — иметь внутренние регламенты противодействия отмывания денег и финансирования терроризма и «знай своего клиента» (KYC) и следить, чтобы эти регламенты соблюдались. Например, Виннику придется заплатить штраф от FinCEN в $12 млн, а BTC-e — в $110 млн.

России для того, чтобы стать успешной, уже давно стоит выйти за пределы силовой политики и провести демилитаризацию сознания: в глобальном мире не только военная мощь страны является ключевым фактором. В этом смысле пример маленького управления Минфина США, которое не является силовой структурой, очень показателен. Именно оно на наглядных примерах диктует бизнесу, как не стоит поступать и что будет, если вы решитесь ослушаться их рекомендаций. Американский Минфин не стоит с дубиной в виде ракет или дивизий спецназа у вас за спиной. Соблюдение американских норм и правил о прозрачности и противодействии отмыванию соблюдается в первую очередь самим западным бизнесом: банками, страховыми компаниями и управляющими активами, потому что выгодно быть чистым.

Давайте к этому привыкать, если мы собираемся строить сильную и конкурентную страну.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari