Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.04
  • EUR86.86
  • OIL87.16
English
  • 19
Мнения

Лицензия на убийство. Что общего между "Новороссией" и "Исламским государством"?

131115_christian_carylThe Insider предлагает вниманию читателя перевод материала Кристиана Кэрила License to Kill, опубликованного в Foreign Policy.

Как так получилось, что молодой британский рэпер обезглавливает ни в чем не повинных журналистов, снимая это на видео - два самых ужасных видео-ролика за последние годы? Зачем трудным подросткам из Миннесоты ехать на другой конец света и погибать за дело джихада? И почему видный российский интеллектуал открыто призывает к геноциду против украинцев, а популярный московский телеведущий горделиво напоминает соотечественникам, что их страна может «превратить США в радиоактивный пепел»?

Между пророссийскими сепаратистами и исламскими боевиками в Сирии и Ираке есть множество различий. Они происходят из различных культур и руководствуются совершенно разными обстоятельствами и мотивами. (Кстати, «Исламское государство» недавно посчитало необходимым объявить Москву своим извечным врагом, которую считает угнетателем мусульман.) Но поскольку президент Барак Обама и другие западные лидеры пытаются выработать эффективную политику сдерживания этих враждебных сил, важно понять, что их объединяет. А объединяет их общее побуждение, которое либеральные демократии предпочитают приукрашивать или игнорировать. Оно иррационально, непредсказуемо и невероятно разрушительно.  Это чувство ярости.

В недавнем интервью этой проблемы коснулся глава немецкой контрразведки. Ханс-Георг Маассен заметил, что Исламское Государство стало еще популярнее у молодых людей, желающих стать джихадистами, чем аль-Каеда. И это происходит не вопреки видео, на котором джихадисты обезглавливают Джеймса Фоли и Стивена Солтоффа, а как раз благодаря ему. «Людей привлекает чудовищная жестокость, радикализм и суровость» - рассказал он.

Кого-то такой вывод может шокировать. Как «крайняя жестокость» может привлекать людей? Большинство из нас не желает видеть примеры ужасающего насилия, демонстрируемые на этих видео. Это слишком тяжело.

Однако многих кровопролитие возбуждает и даже приводит в экстаз. (В самом деле, различные версии видео казней в сумме набрали сотни тысяч просмотров только на YoutTube, несмотря на честные попытки СМИ предотвратить их нераспространение).

Still image from video of Sotloff kneeling next to a masked Islamic State fighter

Такие люди есть в любом обществе и наверное всегда будут. Помните тот приятный зуд во время просмотра одной из ужасных сцен в «Игре престолов»? Мы любим забывать о том, что люди тоже животные, и что глубоко внутри каждого из нас сидит атавистичное желание драться, доминировать, причинять боль. Мы не любим это признавать, но это присутствует в той или иной степени. В какой-то момент все мы ощущали его зов.

Часто на призывы к насилию откликаются считающие себя слабыми, обделенными, неудачниками. По их мнению именно это обостренное чувство несправедливости дает им право отбросить правила, придуманные победителями.

Современные общества создали сложные механизмы, чтобы защитить нас от наших собственных худших инстинктов: школьные правила, суды, полиция, системы общественной морали (не говоря уже о приемлемых предохранительных клапанах для выпуска агрессии, например, американском футболе или боях без правил). Однако иногда что-то идет не так. Иногда происходит так, что большие группы людей и даже целые общества не выдерживают и поддаются чувству коллективной ярости. В Руанде всего 20 лет назад пять шестых населения страны ополчились на оставшуюся шестую часть - что стоило жизни как минимум 800 000 человек. Часто на призывы к насилию откликаются считающие себя слабыми, обделенными, неудачниками. По их мнению именно это обостренное чувство несправедливости дает им право отбросить правила, придуманные победителями.

Когда политические лидеры решаются воспользоваться такими чувствами, они могут открыть прямой путь к катастрофе. В Руанде экстремисты «Hutu Power» разработали план геноцида, исходя из своих преувеличенных ощущений того, что они стали жертвами тутси, которые издавна являлись правящей элитой в стране. После распада Югославии Слободан Милошевич собрал воедино различные поводы для недовольство сербов в убийственный лазерный луч религиозной и этнической ненависти.

В демократиях имеются встроенные системы безопасности, предохраняющие от такого рода явлений. Политическое участие обеспечивает мирное разрешение конфликтов. Свобода слова позволяет группам людей и организациям излагать свои разногласия и отыскивать пути примирения. Защита меньшинств гарантирует, что победители на выборах не воспримут свою победу как оправдание, чтобы помыкать проигравшими. Ярость, как и несправедливость, существует везде. Демократии не претендуют на то, что покончили с ними. Однако они могут стремиться к разработке практических решений, не убивая при этом людей.

Но в таких местах как Сирия, Ирак и восток Украины мы наблюдаем провал этих защитных мер. На Ближнем Востоке джихадисты не скрывают свою жестокость и злобность, они даже бравируют ею, что является своеобразным методом запугивания, а также откровенным способом вербовки. Я бы даже предположил, что многих молодых жителей Запада, которых сподвигли присоединиться к святому воинству Сомали или Афганистана, привлек не ислам, а джихад - обещающий завораживающую жестокость, которая в обычной жизни стоила бы им свободы, но сейчас оправдывается несправедливостями прошлого, которые следует «стереть» из исторической памяти.

Всем достаточно хорошо известны беcчинства джихадистов. Но теперь и Москва нагнетает те же зловещие настроения. На востоке Украины циничная кремлевская пропаганда использует широко распространенное недовольство многих россиян распадом СССР и последовавшим за этим хаосом «демократии».  Президент Владимир Путин - строгий облик которого иногда, кажется, скрывает неугасимый гнев - изложил перечень их претензий в мартовской речи об аннексии Крыма.

Эта российская коллективная ноющая боль усугубляется широко распространенным мнением, что это дерзкий Запад, а не сами россияне, организовал распад СССР и последовавший за этим хаос. Этим же чувством несправедливости Москва пытается оправдать нарушение всех мыслимых международных правил. Сепаратисты и их сторонники знают, что им не нужно беспокоиться о таких мелочах как Женевская Конвенция, или соглашение, включавшее обещание уважения суверенитета Украины, заключенное Москвой в 1994 году.

23994475

Никто из общественных фигур в России не счел нужным осудить университетского профессора Александра Дугина за его высказывания, призывающие к «геноциду» украинцев - возможно, потому, что очень многое из того, к чему Дугин призывал за свою долгую карьеру радикального националиста, сейчас претворяется в жизнь правительством России. Напротив, депутат Думы Илья Дроздов тут же продолжил в том же духе: «Чем быстрее ублюдочное образование под названием «украина« исчезнет с карты мира,тем лучше!» Путин также не счел нужным напомнить Дмитрию Киселеву, главному пропагандисту на российском государственном телевидении, что ядерная война - это не то, чего следует желать. Кстати, некоторые россияне активно рассуждают о такой возможности. Сложно представить лучший пример ярости и недовольства в действии.

Недавнее публичное издевательство в Донецке над женщиной, которой выдвинули расплывчатое обвинение в поддержке украинского правительства, вполне укладывается в эту схему. Равно как и беспардонность, с которой сепаратисты похищают и пытают своих противников. Они спокойно выкладывают видео своих допросов на YouTube - обычно не стесняясь добавить пару добротных этнических оскорблений, и иногда призывая присоединиться к группе, осуществляющей допрос. При этом они не испытывают никакого стыда. Да и с чего бы, если они знают, что Владимир Путин - не говоря уже о Русской Православной Церкви - дарует безусловное отпущение всех грехов?

Диктаторы, как халифы, так и президенты, рады использовать гнев своих подданных. Они знают, что это хороший способ сохранить свою власть. Но именно потому, что их последователи не желают играть по правилам, таким лидерам нельзя доверять. Компромисс представляет их слабыми, а договоры существуют, чтобы их нарушать. Любой, кто стремится умерить силу ярости, должен это понимать.

Идеологии, основанные на насилии, ненависти и разделении - плохая основа для стабильности. Но это слабое утешение. Вопрос в том, сколько урона они успеют нанести, пока не уничтожат сами себя.

Также важно осознавать, что политика коллективной ярости в итоге саморазрушительна. Не думаю, что «Исламскому государству» уготовано долгое существование. Из-за нигилистической ярости этой организации многие страны уже создают единый фронт против него. Тем временем, появляются также признаки, что российский приступ национальной обиды отправляет ее экономику в штопор - причем в значительной степени вред себе нанесла сама же Россия. Идеологии, основанные на насилии, ненависти и разделении - плохая основа для стабильности. Но это слабое утешение. Вопрос в том, сколько урона они успеют нанести, пока не уничтожат сами себя.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari