Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD88.44
  • EUR96.24
  • OIL82.15
Поддержите нас English
  • 197
Мнения

Адвокат Иван Павлов: Госизмена как предчувствие. Чем можно объяснить новый виток поиска шпионов в России?

За последние два месяца в России по подозрению в госизмене или шпионаже задержаны семь человек — больше, чем за весь прошлый год. В причинах всплеска шпиономании разбирался руководитель правозащитного объединения «Команда 29»адвокат Иван Павлов.

Каждый апрель мы, адвокаты, в некотором напряжении ждем новостей: судебный департамент при Верховном суде публикует данные официальной статистики за год. Данные 2017 года нас, по меньшей мере, удивили: всего лишь четверых осудили по статье о государственной измене и всего двоих — по статье о шпионаже! Это “всего лишь” можно взять в кавычки, потому что дела о госизмене и шпионаже — штучные, и даже шесть подобных приговоров — уже слишком. Однако все последние годы цифры были куда больше.

Так или иначе, прошлый год показался мне затишьем — и вслед за затишьем, конечно, последовала буря. Середина 2018 года выдалась урожайной. 

За последние два месяца задержаны уже семь человек, которых подозревают в государственной измене или шпионаже. Это бывший член правления крупнейшей электроэнергетической компании “Интер РАО” Карина Цуркан, сотрудник ЦНИИмаша 74-летний Виктор Кудрявцев и — оттуда же — некий ученый, имя которого пока не разглашается. Кроме того, задержаны капитан запаса и любитель военной истории Андрей Жуков, Виктор Прозоров, о котором информации просто нет, бывшая директор Балтийского центра диалога культур в Калининграде Антонина Зимина, недавно в шпионаже начали подозревать осужденного за сексуальные преступления Евгения Янко. 

Семь человек за два месяца! Неудивительно, что начались разговоры о новом витке шпиономании, и поспорить с этим сложно. Шпиономания оказалась заразна: вот уже в США задержана российская гражданка Мария Бутина, которую обвиняют в работе иностранным агентом без соответствующей регистрации. Появились предположения: мол, Антонину Зимину задержали с целью последующего обмена на Бутину. Исключать такое нельзя: известны случаи, в которых события развивались именно так.

Новые дела пока вызывают куда больше вопросов, чем ответов. Мы, адвокаты Команды 29, уже вступили в дела Карины Цуркан, которую обвиняют в шпионаже в пользу спецслужб Молдавии, и ученого Виктора Кудрявцева, сотрудника Центрального научно-исследовательского института машиностроения — учреждения, в котором уже случилось не одно шпионское дело. 

И в деле Цуркан, и в деле Кудрявцева нам пришлось столкнуться с сопротивлением и ФСБ, и сотрудников изоляторов, и сотрудников аппарата судов — нас просто пытались не пустить к нашим подзащитным, не допустить в дело, отказывать в копировании материалов дела. Узнать, что происходит с Кудрявцевым, пока не удалось, но в деле Цуркан мы можем смело говорить о новых вершинах абсурда. Для начала, в ее деле нет никаких документов, которые подтверждали бы обоснованность выдвинутого против нее подозрения в шпионаже. 

Напомню, нашу подзащитную, занимавшую один из самых высоких постов в российской электроэнергетике, обвиняют в том, что в 2004 году она дала согласие стать агентом молдавской разведки. Спустя 11 (одиннадцать!) лет, по версии следствия, она неизвестно как получила и непонятно как передала румынской спецслужбе некий проект документа Минэнерго. В материалах дела нет документов, которые могли бы подтвердить факт получения от кого-то или передачи кому-то ею хоть какого-нибудь документа. Иными словами, обвинение голословно.

Сотрудники спецслужб не стесняются прямо заявить, что знали о “шпионской” деятельности Цуркан еще в 2016 году — и целых два года позволяли опасному шпиону занимать руководящий пост в “Интер РАО” и влиять на решения государственной важности. Не стесняются они и намекать Карине на возможные поблажки в обмен на показания против некоторых ее коллег.

Спецслужбы все больше и больше входят во вкус - растет и количество дел, и градус абсурда, который допускают следствие, прокуратура, суд

В 2012 году были приняты поправки в законодательство о преступлениях против государства, которые фактически позволили обвинить в госизмене любого, кто контактирует с иностранцем. Кажется, с тех пор наши спецслужбы все больше и больше входят во вкус — растет и количество подобных дел, и градус абсурда, который допускают следствие, прокуратура, суд. 

Раньше мы говорили о том, что дела о шпионаже нужны для создания образа врага, а процессы о госизмене следуют внешней политике: в войну с Грузией ищем грузинских шпионов, в войну с Украиной — украинских. Сейчас объяснить необходимость таких процессов лишь одной причиной уже не выйдет. 

Первые лица резко сменили риторику и отказываются комментировать большинство процессов, “госизменников” прячут в СИЗО. Спецслужбы то пытаются оправдать собственную необходимость (перед народом или начальством), то начинают неумеренно раздавать новые погоны тем, кто успел поучаствовать в подобном деле. 

Кажется, стройная система дает сбой, и правая рука перестает понимать, что делает левая. Не исключено, что в каждом из возбужденных дел есть своя собственная подноготная: желание подкрепить убедительность приговора, вынесенного в 2016 году еще одному сотруднику ЦНИИмаша — в деле Кудрявцева, подготовить удобного кандидата на обмен заключенными — в случае Зиминой. Где-то, может быть, банальная попытка выслужиться и “срубить палку”.

Происходящее все меньше становится похоже на спланированную акцию по устрашению населения, и начинает напоминать откровенную глупость: как еще назвать пачку подобных дел сразу же после Чемпионата мира по футболу, когда российским властям удалось, пусть и ненадолго, продемонстрировать готовность распахнуть границы и забыть о ненависти ко всему иностранному? Впрочем, в этом есть и хорошая новость: обычно первые лица государство боятся показаться вовсе не жестокими, а именно глупыми.  Может быть, на этот раз осознание наступит раньше последствий. 

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari