Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.61
  • EUR87.04
  • OIL45.17
Мнения

Юрий Рубинский: Дебаты Ле Пен и Макрона стали худшими за всю историю общенародных выборов

Опросы телезрителей по итогам дебатов кандидатов в президенты Франции говорят о победе Эмманюэля Макрона. По данным французского канала BFM TV, более убедительным его назвали 63% респондентов, 34% - Ле Пен, остальные воздержались. Оба кандидата часто переходили на личности, Ле Пен назвала Макрона «надменным и избалованным» банкиром, который хочет «принести в жертву Францию» во имя «большого капитала». Тот ответил обвинениями в ведении «кампании ненависти» и подталкивании страны к гражданской войне. Руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский в интервью The Insider рассказал, почему эти дебаты называют «худшими за всю историю», что помогло Макрону победить и с каким проблемами он столкнется, если станет президентом.

Во Франции перед каждыми выборами, начиная с 1965 года, когда впервые состоялось всенародное голосование за главу государства, проводятся такие дебаты, и они имеют большое значение и для результата, и для политической атмосферы. Оценка французских аналитиков по поводу вчерашних дебатов совпадает с моей.

Многие говорят, что это были худшие дебаты из всех предшествующих даже по форме - кандидаты перебивали друг друга, говорили одновременно, уклонялись от тем. Хуже того, они использовали такие методы, как личные оскорбления, и взаимно угрожали компроматом друг на друга. Раньше кандидаты такого себе не позволяли.

Я очень хорошо помню знаменитые дискуссии Жискара д'Эстена с Франсуа Миттераном и Миттерана с Шираком – это было достойное, зрелище высокого уровня, здесь же все было не очень солидно, все эксперты это отметили.

Аналитики объясняют это тем, что сам ход кампании был нетипичным - он продемонстрировал распад системы, оба финалиста - несистемные в том смысле, что они не являются частью прежнего истеблишмента.

Конечно, Макрон - типичный представитель французских техно-бюрократических и бизнес-элит, но все же в политике он очень недолго. Он был министром около года, до этого советником президента, но не больше того.

Главный аргумент Ле Пен против Макрона состоял в том, что именно он якобы несет всю ответственность за итоги пребывания у власти уходящего сейчас крайне непопулярного президента Олланда и социалистов в целом, к которым она причисляет и самого Макрона. А он, соответственно, отвечал, «а вы вообще никогда во власти не были, и у вас не то что опыта, даже знаний и подготовки, чтобы претендовать на пост президента, нет», - такого уровня аргументы звучали с обеих сторон.

В итоге Макрона посчитали победителем 63% опрошенных зрителей, однако здесь необходимы некоторые поправки. Макрон действительно был более убедителен и лучше подготовлен в экономической тематике. Ле Пен, пожалуй, была сильнее в вопросах эмиграции, обеспечения безопасности граждан, борьбы с терроризмом, - эти темы она вывела на первый план. Были затронуты и международные вопросы, но им посвятили совсем немного времени - из 2 часов 20 минут где-то минут 10-15.

По мнению Ле Пен, Франция должна быть прежде всего суверенной, освободиться от всех ограничений своей свободы действий в рамках Евросоюза, поставить вопросы об изменении договоров о его создании, а в случае неудачи, провести референдум о выходе из Евросоюза, начиная с выхода из еврозоны и шенгенского соглашения, вернуться к национальной валюте. В итоге Франция должна сохранять независимость, занимая равноудаленные позиции между Соединенными Штатами Трампа и Россией Путина.

Макрон подчеркнул, что его ценности и приоритеты иные, чем у России.

Со своей стороны Макрон подчеркивал, что его главная задача – укрепление Евросоюза на базе франко-германского тандема, на фоне компенсации существующего экономического дисбаланса с Германией за счет модернизации французской экономики. Что касается России, то у нее, по его словам, конечно, есть право на место за столом для решения украинской или ближневосточных проблем, особенно в ситуации с Сирией и в борьбе с ИГИЛ, но, подчеркнул Макрон, его ценности и приоритеты иные, чем у России.  Таким образом, программы обоих кандидатов диаметрально противоположны в международных вопросах.

Наиболее уязвимой стороной Ле Пен в этой дискуссии, на мой взгляд, был ее агрессивный наступательный тон, который шокировал значительную часть избирателей. Это было использовано ее противником: он подчеркивал, что приход «Национального фронта» опасен для сохранения демократии. Пищу для этого дало высказывание Ле Пен о политизации правосудия, с учетом того, что во Франции вопрос независимости суда имеет принципиальный характер, Макрон не преминул обернуть неосторожность соперницы в свою пользу.

Это позволило Макрону не только критиковать экономическую программу Ле Пен, но и апеллировать к той значительной части избирателей, которая опасается «Национального фронта» даже после того, как ее отец уже сошел с политической сцены. Тем самым Макрону удалось нейтрализовать попытки его соперницы «дедемонизировать» образ Нацфронта, сделать его обычной партией, имеющей все основания бороться за власть.

В первом туре французы голосуют сердцем за того, кто нравится, во втором - умом, чтобы не пустить того, кто тебе больше всех не подходит.

Во втором туре результат голосования определят не те, кто выступает за программу Макрона, а те, кто против «Национального фронта».

Во французской политической культуре и при мажоритарной системе голосования в два тура, в первом избиратели голосуют «сердцем» за того, кто нравится, во втором - «умом», чтобы не пустить того, кто больше всех не подходит. Поэтому сами кандидаты в первом туре апеллируют к своему убежденному «ядерному» электорату, максимально акцентируя свои темы, а во втором - стараются привлечь голоса со стороны, и для этого смягчают свою тональность, делают ее более гибкой.

На этот раз ситуация сложилась иная - Ле Пен фактически с начала до конца вела кампанию первого тура, то есть всячески подчеркивала непримиримость в отстаивании собственной программы. Аналитики считают, что тем самым она авансом как бы делала заявку на роль лидера оппозиции будущему победителю на протяжении ближайших пяти лет, чтобы стать его альтернативой на выборах 2022 года.

Со своей стороны Макрон придерживается противоположной тактики - то есть всячески избегает уточнения своей программы, чтобы привлечь голоса как слева, так и справа. Поэтому его упрекали в склонности постоянно повторять «в то же время» - например, «это черное, и в то же время - белое», примирять непримиримое, высказывать противоположные положения.  В этой связи вспоминается известная французская шутка о летучей мыши, которая говорит «я - птица, вот мои крылья, но я и мышь, да здравствуют крысы!»  

Главное событие после второго тура – это выборы в нижнюю палату, Национальное собрание, которые состоятся 11 и 18 июня. Ни один из кандидатов в президенты не имеет гарантированного большинства, не имеет собственной сильной партии, в то время как обе прежние системообразующие партии - социалисты и республиканцы - по существу сошли со сцены, а их лидеры уходят в прошлое. Вопрос состоит в том, удастся ли Макрону, если он станет президентом, выдвинуть кандидатов от созданной им партии «Вперед»" во всех 577 избирательных округах. Он уже заявил, что половина из них будут новыми людьми из организаций гражданского общества, а представители других партий (левых или правых) должны выступать только под его флагом. Прогнозы на эту тему разошлись, большинство аналитиков не верит, что Макрон получит правительственное большинство, а будет вынужден искать партнеров для разношерстной центристской коалиции по типу Четвертой республики. Это существенно снижает его возможности для принятия жестких, часто непопулярных реформ.

Во Франции существует серьезная проблема так называемого «третьего тура» - возможная реакция профсоюзов на то, как будут осуществлены довольно жесткие экономические и социальные реформы, то как на них будет реагировать улица, выходящая за правовое поле. Такие случаи уже бывали, например, в 1995 году, когда власти пытались реформировать пенсионное обеспечение государственного и частного сектора, уравнять его, это привело к тому, что страна накануне Рождества встала на три недели из-за всеобщий забастовки. Сейчас такая ситуация тоже не исключена. Трудовое законодательство – главный камень преткновения, связанный с занятостью и безработицей. Макрон обещает пересмотреть весь трудовой кодекс, и это вызывает большие опасения у профсоюзов.

Для обоих противников в ходе дебатов главный вопрос заключался в поисках средств для решения проблем безработицы, преодоления дефицита бюджета, развития образования и так далее. Речь шла о выборе между преимуществами экономии госсредств или введения новых налогов. В любом случае борьба шла за вопрос: какие социальные слои будут платить больше или меньше. 

Когда меня спрашивают, в кризисе ли Франция, я отвечаю - в стране сейчас то, что я называю национальным кризисом: низы не хотят жить по-старому, а верхи - править по-старому. Но это не революция, в соседних странах аналогичная проблема есть, причем в более острой форме. В Италии, Испании и особенно в Греции число безработных, особенно молодежи, вдвое больше. Но в центральной и северной Европе, прежде всего, в Германии, ситуация заметно лучше, и это вызывает у французов глубокий комплекс опасений, что страна потеряет свою традиционную принадлежность к «первой лиге». Реформы, уже давно проведенные в той же Германии, во Франции явно затянулись. Это очевидно и привело к плачевному итогу деятельности двух президентов подряд - и правого, и левого, Саркози и Олланда. Теперь французы ищут новые варианты, для них ощущение, что Франция - шестая экономика мира в Европе, оттесняется на второй план, во вторую лигу, как в футболе, - это очень болезненный вопрос.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari