Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD87.04
  • EUR93.30
  • OIL85.39
Поддержите нас English
  • 50
Мнения

Наблюдение за наблюдающим. "Голос" рассказал о новых ограничениях на выборах

Сегодня ЦИК приняла за основу свод новых правил аккредитации для журналистов на выборах. Помимо всего прочего в документе установлены причины для отказа в аккредитации работникам СМИ. А чуть ранее Госдума приняла поправки в закон о выборах, также ограничивающие возможности для наблюдения. Сопредседатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц рассказал, как государство ведет борьбу с независимым наблюдателями и с какими новыми ограничениями им придется столкнуться.

melkonyants-grigoriy

Новые препоны, которые поставили перед журналистами противоречат Конституции и закону о СМИ. По сути, у нас произошло разделение журналистов на людей первого и второго сорта.

Например, теперь для того, чтобы издание могло направить журналистов на избирательные участки для освещения выборов, необходимо иметь в штате сотрудников, имеющих гражданско-правовые договоры, заключенные с издательством в возмездном виде - это первое условие. Второе условие - этот договор должен быть заключен за 5 месяцев до дня голосования. Чем плохо журналисты, принятые на работу за 4 месяца до голосования - непонятно.

Более того, издание должно пройти процедуру аккредитации. Даже если у СМИ есть журналисты, отвечающие всем критериям, на следующем этапе оно должно аккредитовать их в ЦИК или в нижестоящей избирательной комиссии, в зависимости от масштаба территории распространения СМИ. Для этого издание обязано предоставить на каждого 9 сопроводительных документов. Это копии договора, паспорта, журналистского удостоверения и так далее, то есть, полный пакет. Если издание планирует направить на выборы не одного журналиста, а, например, по одному в каждый регион, то безусловно, это серьезным бременем ложится на издание.

Также в проекте этого нового постановления предлагается создавать некие «экспертные советы», которые будут определять соответствие того или иного журналиста нужному статусу и решать, давать ему аккредитацию либо не давать. Несомненно в наше время допущений это создает определенные коррупционные риски, -  неугодных журналистов в отсутствие четких правил и процедур будут удалять.

Скажем, «Голос» и другие наблюдательские движения использовали возможность доступа на избирательные участки посредством партнерских средств массовой информации. По сути, независимые наблюдатели - это и есть гражданские журналисты, которые ведут репортажи о том, как проходят выборы, и несомненно, именно против этих гражданских журналистов эти поправки и принимались.

Депутаты фактически признали, что эти меры направлены против общественных наблюдателей, что странно - если вы за открытые честные выборы, чего вам бояться?

Это серьезный удар по формату наблюдения - с 2005 года в России отсутствуют общественные наблюдатели как субъект. Единственная возможность присутствовать в независимом статусе  на избирательном участке - это роль представителя средств массовой информации. Мы как бы вынуждены пользоваться этой формой и, по сути, это отчасти содержание, потому что активисты занимались журналистикой - они активно освещали выборы в СМИ, и в Twitter, писали статьи на сайтах - освещали избирательный процесс. Депутаты фактически признали, что эти меры направлены против общественных наблюдателей, что странно - если вы за открытые честные выборы, чего вам бояться?

У наблюдательских движений остается только одна возможность - вступать во взаимодействие с политиками, объясняя, что наблюдатели не собираются отстаивать персональные интересы того или иного кандидата или партии, будут отстаивать позиции закона, неважно, кто будет его нарушать. Это достаточно непростой процесс.

Сейчас делается все, чтобы загнать в угол наблюдательское движение, которое активно развивалось с 2011 года, и просто закрыть все возможности для маневра, потому что на избирательном участке, один наблюдатель от партии, даже грамотный и профессиональный, не может противодействовать всем тем безобразиям, которые там могут происходить.

Наблюдателям от партий они тоже постарались ограничить права: раньше наблюдатель от кандидата мог присутствовать на одном избирательном участке, потом переместиться на другой, на его место мог прийти какой-то запасной человек. Теперь есть новое ограничение: один наблюдатель - один избирательный участок, то есть одно физическое лицо не может на выборах быть направлено более чем на один избирательный участок - и его удалят, то он больше нигде не сможет наблюдать.

Зная, где будут наблюдатели, можно более или менее прилично внешне организовать процесс, а заранее зная, где их не будет, организовать злоупотребления или фальсификации.

Проблема заключается еще в том, что сообщить в ЦИК о том, где будет этот наблюдатель, необходимо не позже чем за 3 дня до дня голосования. Соответственно, у избирательных комиссий (если избирательные комиссии будут недобросовестными), у штабов политических партий, у администраций заранее будут списки, где наблюдатель будет, а где наблюдателей не будет в день голосования. Это можно использовать для двух вещей: зная, где будут наблюдатели, можно более или менее прилично внешне организовать процесс, а заранее зная, где их не будет, организовать злоупотребления или фальсификации.

Более того, информация о том, кто будет на каком избирательном участке, его адрес будет находиться в распоряжении избирательной комиссии, и опыт «Голоса» показывает, что любые списки наблюдателей, которые куда-то «утекают», используются недобросовестными лицами для оказания давления на «зависимые» группы наблюдателей, например, на студентов, на бюджетников, сотрудников различных предприятий и организаций.

Не исключено, что люди запишутся в наблюдатели, и с ним после этого проведут беседу - у нас опыт такой уже есть: например, в республике Адыгея. Наблюдателя вызывают в деканат и проводят работу, объясняя ему, что не нужно наблюдать на выборах, что они рекомендуют отказаться и при этом не сообщать «Голосу», что они отказываются, а предлагают просто втихую не выйти на избирательный участок в день голосования. То есть он должен пройти все тренинги, взять все материалы, которые ему выдаются, но просто не выйти, сказать, что он заболел или придумать любую другую причину. В итоге наблюдательские движения или кандидаты, будут думать, что у них на тех или иных избирательных участках уже должны быть наблюдатели, по факту в день голосования после массового давления может оказаться, что наблюдение сорвано.

Люди, связанные с «Голосом», это люди мотивированные, которые хотят, чтобы все было честно.  Конечно, оптимальным для работы на выборах является статус члена комиссии с правом совещательного голоса, потому что у него больше прав, чем у наблюдателей, но, боюсь, что партии могут не согласиться выдавать нам эти статусы.

Партии будут публично заявлять, что у них все нормально, что в услугах независимых наблюдателей они не нуждаются, хотя, на самом деле, у них нет людей

Не факт, что партии вообще согласятся сотрудничать с наблюдательскими организациями. Я не исключаю, что их напугают: например, КПРФ в Москве уже обвиняют в госизмене, и в том, что они что занимаются шпионажем (Рашкин и Дегтярев). Я думаю, что власти будут пугать партии, чтобы те не сотрудничали с наблюдательскими организациями - а партии будут публично заявлять, что у них все нормально, что в услугах независимых наблюдателей они не нуждаются, хотя, на самом деле, у них нет людей. Но мы надеемся, что на наш призыв все-таки откликнутся какие-то партии предоставить нам место в команде.

Для нас тут есть масса рисков, связанных с тем, что они могут и отказать в последний момент и подвести:  такие случаи известны - кандидаты ведут политические интриги. Наблюдательские движения, по сути, вынуждены идти на поклон к политическим партиям, иначе просто никак нельзя попасть на избирательные участки.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari