Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD77.03
  • EUR91.34
  • OIL42.59
Мнения

Запрети себе сам. Сэм Клебанов о том, как Швеция борется с пандемией без карантина

По состоянию на 27 марта в Швеции свыше 2800 зарегистрированных случаев COVID-19. Рекордный прирост за прошедшие сутки – более 300 заразившихся. Всего скончались 77 человек. Основной центр эпидемии – Стокгольм и окрестности (2,3 млн человек), там зарегистрировано уже 1216 случаев, причем 146 прибавилось только за последние сутки. Но пока другие страны Европы закрываются на полный lock down, Швеция не стала официально объявлять ни чрезвычайную ситуацию, ни карантин — с воскресенья будут запрещены лишь мероприятия численностью свыше 50 человек. Страна выбрала свой «особый путь» в борьбе с эпидемией COVID-19 – настолько особый, что это вызвало пристальное внимание и возмущенную реакцию окружающего мира. Британская газета The Guardian даже назвала шведский метод «русской рулеткой». Проживающий в Швеции Сэм Клебанов рассказывает о том, как хорошая самоорганизация и дисциплина заменяют шведам карантин. 

Повседневная жизнь в Гетеборге, где я живу, продолжает удивлять своей нормальностью. Моя шестилетняя дочка по-прежнему ходит и в садик, и в школу плавания. Продолжают работать общеобразовательные школы. Открыты все магазины, рестораны, большинство спортивных центров, бассейнов и фитнес-клубов, люди продолжают работать и заниматься спортом. Дома никого насильно не держат – наоборот, эксперты призывают всех больше гулять на свежем воздухе и наслаждаться весенним солнцем, чтобы укреплять свой иммунитет. Но желательно это делать в одиночестве или в минимальной компании и на безопасном расстоянии друг от друга.

Означает ли это, что Швеция действительно отказалась от борьбы с коронавирусом, как было написано в статье с некоего азербайджанского новостного сайта с сотнями тысяч перепостов в соцсетях? Нет, конечно. Эта – чистый фейк. Швеция, как и все другие страны мира, пытается бороться с инфекцией. Но по-своему. Разница в том, что у нас ставка сделана не на полицейские меры и жёсткое принуждение, а на сознательность, информированность и личную ответственность граждан. По всем возможным каналам коммуникации транслируются два главных месседжа: если у вас есть хоть малейшие признаки простуды, оставайтесь дома и ни с кем не общайтесь, пока всё не пройдёт, плюс ещё два дня без симптомов. Если вам больше 70 лет или вы входите в группу риска в связи с хроническими заболеваниями, постарайтесь максимально самоизолироваться и не вступайте ни с кем ни в какие контакты. Всем остальным рекомендуется жить более-менее нормальной жизнью с соблюдением ряда мер предосторожности: постоянно мыть или дезинфицировать руки; держать социальную дистанцию – не подходить слишком близко к другим людям, не здороваться за руку и не обниматься при встрече; избегать поездок по стране без крайней необходимости; не навещать пожилых родственников, родителей, бабушек и дедушек, чтобы случайно не заразить их. Всем, кто имеет такую возможность, рекомендовано перейти на дистанционную работу из дома.

При этом постепенно вводятся и более серьёзные ограничения. С 17 марта все гимназии (высшая ступень школьного образования), университеты и система образования для взрослых переведены на дистанционное обучение. С 18-го – границы страны закрыты на въезд для неграждан и нерезидентов (с рядом исключений для дипломатов, медперсонала и т.д.). Несколько дней назад были введены и ограничения для кафе, ресторанов и баров. Теперь они могут обслуживать только клиентов, сидящих за столиками. То есть больше никакой толчеи у барной стойки.

Экономика страны продолжает работать, хотя и в сильно сокращённом режиме. Временно закрыты фабрики Volvo Cars (легковые автомобили) и Volvo AB (грузовики и автобусы). Это, кстати, давно уже совершенно не связанные друг с другом компании. Остановлено производство грузовиков Scania, не работает и ряд других крупных предприятий. На время эпидемии закрыта крупнейшая в стране сеть кинотеатров Filmstaden, отменено множество культурных и спортивных мероприятий. Чемпионат Швеции по хоккею закончен досрочно без объявления победителей, начало футбольного чемпионата отложено на неопределённый срок. Финал национального первенства по хоккею с мячом всё-таки состоялся, но при пустых трибунах.

В продуктовых магазинах всё относительно спокойно. Короткий, но интенсивный всплеск массовых закупок случился в середине марта, когда в самых дешёвых супермаркетах с полок смели практически все продукты и, конечно, всю туалетную бумагу. Но уже на следующий день после пика продаж ассортимент восстановился и, хотя, в разделах риса, муки, и макарон по-прежнему пустовато, кажется, что в основном все уже затоварились на случай возможной самоизоляции и вернулись в обычный режим. Похоже, что люди закупались прежде всего потому, что всерьёз восприняли пояснение шведского Управления Здравоохранения, что лечить будут не всех, а только тех, кому потребуется госпитализация. Остальным, даже с типичными для COVID-19 симптомами, рекомендуется сидеть в полной изоляции дома, пить парацетамол и ждать пока всё пройдет само. Можно позвонить на специальный номер для медицинских консультаций. Или вызвать скорую, если станет совсем плохо. Ходить к врачам категорически не рекомендуется, чтобы не перезаражать всех вокруг. Всё равно лекарств от коронавируса пока нет, большинство переносит болезнь в очень легкой форме, а все медицинские ресурсы следует направить на тех, кому они нужнее всего. Больничный на время эпидемии брать не нужно, как минимум, на первые две недели.

В целом, объяснений, как себя вести во время эпидемии, вполне хватило, чтобы повседневное поведение людей изменилось. Все более-менее стараются соблюдать дистанцию, и, вообще, народу везде стало явно меньше – и на улицах, и в магазинах, и в открытых пока заведениях. Утром, отводя дочку в детский сад, я наблюдаю такую картину: стоят два знакомых папы и о чем-то оживленно говорят… примерно в двух метрах друг от друга. В магазинах IKEA на полу перед кассами появились наклейки, размечающие очередь так, чтобы расстояние между людьми было не менее метра. Повсюду – от подъездов домов до магазинов и спортклубов – развешаны листовки с информацией о коронавирусе и правилами предосторожности. Премьер-министр страны Стефан Лёвен обратился в воскресенье к нации по телевидению, где назвал борьбу с коронавирусом делом личной ответственности каждого, но предупредил, что в любой момент могут быть введены новые ограничения.

Но есть и другие примеры. На прошлой неделе много шума наделали репортажи со шведских горнолыжных курортов в Сэлене и Оре, где все еще устраивались After Ski вечеринки на 499 человек (поскольку верхний предел для «массовых мероприятий» пока еще 500 участников, с воскресенья - уже 50). Всеобщее возмущение, вызванное этими сюжетами, привело к закрытию некоторых заведений местными властями и сыграло свою роль во введении новых ограничений на всю ресторанную сферу. Тем не менее горнолыжные трассы и подъёмники продолжают свою работу, но всем отдыхающим настоятельно рекомендуется разойтись после катания по домам и отелям.

В основе «шведской модели» борьбы с коронавирусом лежат несколько очень шведских факторов, которые делают ее трудновоспроизводимой в других странах. Прежде всего – это уникально высокий уровень доверия властям и готовность следовать их предписаниям, не дожидаясь введения штрафов и жестких мер. Кроме того, в Швеции мнение экспертов играет очень большую роль, поскольку структура управления устроена так, что очень многие важные решения принимаются не министрами и политиками, а относительно независимыми управлениями, где работают специалисты в этой конкретной области. Поэтому в  их решениях прагматизма, как правило, больше, чем политических мотивов. И, главное, выбранный правительством путь очень соответствует шведскому менталитету и любимому шведскому слову lagom, означающему примерно «не слишком мало, и не слишком много, а в самый раз».

В основе шведской модели — уникально высокий уровень доверия властям и готовность следовать их предписаниям

С другой стороны, шведское общество давно уже очень неоднородно, и эти методы работают не со всеми и не всегда. В Стокгольме – наиболее поражённом коронавирусом городе страны – одним из главных очагов распространения инфекции стал иммигрантский пригород Ярва. А одна из самых пострадавших групп – выходцы из Сомали, на нее приходится около половины жертв коронавируса в стокгольмском регионе. Причин этому несколько – от культуры, предполагающей более тесные семейные и социальные связи, в том числе и обязательное навещение приболевших родственников, до элементарного незнания шведского языка старшим поколением иммигрантов. Поэтому власти сейчас в срочном порядке привлекают популярных рэперов, музыкантов и блогеров из пригородов – те в соцсетях распространяют важную информацию среди этнических диаспор. Кроме того, срочно печатаются и раздаются листовки о COVID-19 на 15 (помимо шведского) самых ходовых среди мигрантов языках.

За прошедшие с начала эпидемии недели крупнейшей звездой шведских медиа стал главный эпидемиолог Андерс Тегнелл. Теперь его знает в лицо вся страна. Кажется, он вообще не исчезает с экранов телевизоров, появляясь во всех выпусках новостей и проводя ежедневные пресс-конференции. Наверное, когда этот кризис закончится, он сможет претендовать на звание самого стрессоустойчивого человека в мире. Сложно представить себе больший груз, чем ответственность за здоровье нации во время пандемии. Нести этот груз ему, естественно, приходится под непрекращающимся шквалом критики. Потому что, с одной стороны, путь Швеции разительно отличается не только от пути всех соседних стран, но и рекомендаций ВОЗ и других организаций. И это вызывает множество вопросов. С другой стороны, Швеция, как, впрочем, и все остальные страны, оказалась не готова к подобной пандемии.

До сих пор, практические результаты «шведской модели» говорили скорее в её пользу. Положение оставалось относительно стабильным и количество больных росло, но не такими быстрыми темпами, как во многих других европейских странах. «Каждый день в таком режиме – наша маленькая победа», - говорил Тегнелл. И с неизменным выражением лица раз за разом спокойно объяснял, что от закрытия школ и детских садов пользы пока меньше, чем вреда, что не следует копировать методы других стран, а выбирать те, которые дают лучшие результаты, и что страна находится на правильном пути.

Тем временем распространение инфекции ускоряется и вступает в фазу быстрого роста. Как сказал во вторник директор Управления здравоохранения Стокгольмского региона Бьёрн Эрикссон, «шторм уже здесь». И хотя, при пересчёте на душу населения, Швеция по количеству заболевших по-прежнему благополучнее многих европейских стран, в том числе и соседних, ситуация становится всё более тревожной.

Понятно, что статистика зарегистрированных случаев весьма условна. Тестируют далеко не всех, а только тех, кто входит в группы риска, нуждается в госпитализации или является медперсоналом. Такова, впрочем, тактика и в большинстве стран. Следовать рекомендациям ВОЗ и тестировать всех, кто под подозрением, на практике не получается ни у кого – не хватает ресурсов. Но, по крайней мере, еженедельное количество тестов постоянно растёт. С показателем около 2,5 тысяч тестов в расчёте на миллион человек населения, Швеция занимает одно из лидирующих мест в Европе, значительно опережая Францию, Финляндию и Великобританию, но сильно уступая Германии и Норвегии. На днях фонд семьи Валленбергов пожертвовал на расширение программы тестирования 50 миллионов крон (около 5 млн долларов), большая партия новых тестов уже находится на пути в Швецию.

Главный вопрос, который сейчас волнует всю страну – справится ли система здравоохранения, хватит ли мест в отделениях интенсивной терапии, оборудования, аппаратов ИВЛ, медицинского персонала, средств индивидуальной защиты? Сможем ли мы обеспечить требуемый уход всем, кто в нём нуждается, или врачам придётся, как в Италии, сортировать больных на тех, кому жить, а кому – умирать?

До начала эпидемии в Швеции было 526 мест в отделениях интенсивной терапии. Двести из них уже занято больными COVID-19, а их количество, несомненно, будет расти. Последние пару недель больницы по всей стране лихорадочно пытаются увеличить в несколько раз количество коек для интенсивной терапии. Армия разворачивает полевые госпитали в Уппсале и Гётеборге, выставочный центр Stockholms Mässa срочно переоборудуется в больницу на двести мест, которая уже в понедельник сможет начать принимать пациентов. Регионы договариваются, как будут распределять между собой пациентов. Всех людей с любыми формами медицинского образования и квалификации, включая, между прочим пенсионеров и студентов-медиков, просят выйти на работу и принять участие в борьбе с эпидемией. Пресса сообщает, что свою помощь уже предложили свыше пяти тысяч добровольцев. Сотни временно уволенных сотрудников авиакомпании SAS в экстренном порядке проходят срочные курсы младшего медперсонала. И, на всякий случай, готовятся и к худшему сценарию – в Стокгольме устанавливают дополнительные морозильные камеры на случай, если морги не справятся с резким увеличением смертности.

На днях ведущий новостной программы Aktuellt задал Андерсу Тегнеллу прямой вопрос: «Правда ли, что цель вашей стратегии – выработка коллективного иммунитета?». «Нет, конечно, – ответил Тегнелл, – это не может являться нашей целью. Но это тот итог, к которому рано или поздно придут все страны. Наша цель, чтобы на этом пути мы максимально сгладили кривую, избежали пиков и понесли наименьшие потери». Битва с коронавирусом вступает в Швеции в решающую стадию. Её итоги покажут, насколько удачным оказался этот эксперимент и правильный ли «особый путь» выбрали десять миллионов шведов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari