Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD77.55
  • EUR91.26
  • OIL37.23
Мнения

Кто играет на трубе? Разговоры о блокировке «Северного потока-2» — манипуляция для отказа от реальных санкций

Отравление Алексея Навального вызвало к жизни призрак «Северного потока-2». В Европе заговорили о том, что для наказания отравителей нужно принять меры — например, отказаться от газопровода. Эксперт по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин напоминает, что проект еще зимой был не просто приостановлен, а убит, поэтому объявление о закрытии «Потока» окажется подменой реальных санкций.

О существовании газопровода «Северный поток 2» можно было забыть еще в декабре прошлого года, когда законодатели США объявили режим санкций против любой компании, которая решилась бы его достраивать. Именно тогда швейцарцы и итальянцы, занимавшиеся укладкой труб на дно Балтики, поспешили покинуть проект, не использовав полагавшийся им по американскому закону период размышления перед принятием такого решения. Санкции — дело страшное и неоспоримое для любой компании по всему миру. Никто не хочет лишиться ни американских виз, ни счетов в американских банках, ни американских партнеров и клиентов.

С тех пор «Газпром» смог, не нарушая санкционный режим, только укрепить уже уложенные трубы в потенциально опасных местах, подсыпав туда камней и гравия, и провести незначительные работы на береговых сооружениях. Обслуживание подводной трассы ради обеспечения ее безопасности для окружающей среды и проходящих поверху судов американцы не запретили. Но оставшийся до немецкого берега участок в эксклюзивной экономической зоне Дании и в германских водах строить стало некому. Проект не просто приостановлен. Он убит.

Призрак «Северного постока 2» вновь вызвало к жизни совершенно не касающееся его событие — отравление Алексея Навального, которое по всем признакам никак не могло состояться без непосредственного участия российских властей. И теперь в Европе заговорили о том, что для наказания отравителей приличия требуют принятия хоть каких-нибудь мер — и нашлось немало политиков, которые усмотрели возможность таких мер в германских или даже общеевропейских санкциях против уже скончавшегося проекта. Кто-то, судя по всему, рассчитывает, что объявление о закрытии российского газопроводного проекта станет подменой реальных санкций: наказать, в действительности не наказывая. Притвориться, что наказывают, но обойтись пустой демагогией. Другие, что характерно, просто не в курсе кончины «Северного потока 2» и разглагольствуют о его закрытии или сохранении, не подозревая, что всю работу за них еще в декабре сделали американские законодатели.

И понеслось… Федеральный канцлер Ангела Меркель твёрдо стала на сторону проекта, отказываясь публиковать его некролог. Ранее, игнорируя американские санкции, она уже заявляла, что прокладка газовой магистрали будет непременно завершена. Поговорив с коллегами по Евросоюзу, Меркель с явным облегчением объявила 7 сентября, что меры воздействия на московских отравителей должны быть общеевропейскими и солидарными, а не только германскими, что исключает использование недостроенного газопровода в качестве инструмента наказания или давления на Кремль. Ей стали вторить многие немецкие политики, которые, закрыв глаза на фактический статус проекта, утверждают, что его прекращение нанесет Германии колоссальный вред.

В России тоже не желали признавать поражения от американцев. В январе, уже после введения американских санкций, Владимир Путин заявил на совместной пресс-конференции с Меркель, что завершение строительства потребует нескольких дополнительных месяцев, но подчеркнул, что «Газпром» сумеет всё сделать без иностранной помощи. После той пресс-конференции и российский президент, и глава «Газпрома» Алексей Миллер стали обходить молчанием неудобную тему провалившегося проекта.

А в сентябре о газопроводе вдруг решил упомянуть глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин. То ли с подачи руководства страны, то ли по собственной инициативе главный российский шпион объявил, что «Северный поток 2» стал одной из главных мишеней кампании «некоторых западных стран по раскручиванию так называемого дела Навального». Среди основных тезисов Нарышкина — американцы добиваются закрытия проекта, чтобы помешать конкуренции с их поставками газа в Европу, и Европа замерзнет зимой без поставок по «Северному потоку 2». И то и другое утверждение, мягко говоря, не соответствуют действительности и носят наивно-пропагандистский характер.

Во-первых, российский трубопроводный газ конкурирует не с американским, а со всеми поставками сжиженного природного газа из многих источников. Ни Белый дом, ни Конгресс, ни Госдеп США газом не торгуют, в отличие, кстати, от «Газпрома», который был не раз уличен в использовании поставок как политического инструмента Кремля (достаточно вспомнить расследование его «монопольных практик» Еврокомиссией в 2012–2018 годах). Сжиженный газ в Европу поставляют компании-трейдеры, которые закупают его и в Америке, и в Африке, и на Ближнем Востоке, и на Ямальском полуострове в России, и везут его туда, где продажная цена выгоднее. И успешно конкурируют с газом, поставляемым по трубам. Домыслы Нарышкина о политических усилиях Вашингтона и его союзников по продвижению американского газа в Европу в пику России рассчитаны на крайне примитивную аудиторию.

Ни Белый дом, ни Конгресс газом не торгуют – в отличие от «Газпрома», который использует поставки как политический инструмент

Во-вторых, у Германии, да и у Западной Европы в целом, имеется много источников импорта газа, помимо российских. В 2012 году эксперты Еврокомиссии провели стресс-тест, чтобы выяснить, кто из членов ЕС может пострадать больше всего, если в Кремле опять решат прекратить поставки газа в разгар отопительного сезона, как это уже случалось в 2006 и 2009 годах. Оказалось, что даже в условиях очень холодной зимы эффект будет относительно невелик. Венгрия, например, сможет получить только 56% необходимого газа, а вот Германия, Франция, Италия практически не заметят перебоев. Более того, и без «Северного потока 2» в Германию идут из России газопроводы такой мощности, что в принципе ни «северные», ни «турецкие» потоки не нужны. Их задача — не увеличить объем поставок, а перенести их с украинской территории на море. Нарышкина, видимо, плохо проинформировала его агентура о том, как обстоят дела с энергетической безопасностью Европы.

"Северный поток" и его возможные ответвления. Источник: "Газпром"
"Северный поток" и его возможные ответвления. Источник: "Газпром"

Но раз «Северный поток 2» — это избыточная газотранспортная инфраструктура, без которой европейцы вполне могут обойтись, то откуда вообще взялся не нужный в принципе проект? Договоренность о строительстве первого и второго «Потока» через Балтику общей мощностью 110 млрд кубометров в год была достигнута Россией и Германией, когда должность федерального канцлера занимал Герхард Шрёдер, который, судя по всему, уже тогда действовал в интересах «Газпрома». Немцам объяснили, что без каких-либо затрат с их стороны Германия сможет получать российский газ напрямую, минуя транзитные страны, и в перспективе усилит свои экономические и политические позиции в Европе как основной центр распределения этого газа. Ангела Меркель поначалу высказывалась против проекта, но представители германского бизнеса быстро объяснили новому канцлеру преимущества российской «халявы».

Особенно ярко интерес немецкой стороны проявился в конце 2019 года, когда германские власти на словах объявляли, что имеют гарантии Путина на сохранение украинского газового транзита, а сами сражались с антимонопольными регуляторами рынка в Еврокомиссии, отстаивая газпромовские взгляды на строившийся «Северный поток 2», то есть занимая на практике антиукраинскую позицию. Этот двуличный подход оборвали только американские санкции, которые положили конец газопроводу и вынудили «Газпром» подписать новое, выгодное для Украины пятилетнее соглашение о транзите. Пока в Берлине рекламировали мнимую заботу об интересах Украины, конгресс США на деле отстоял эти интересы — в пику Меркель. Именно этим отчасти и объясняется нежелание немецких властей признать проект закрытым. Это означало бы согласие с американским подходом к делу и капитуляцию перед Вашингтоном.

В России же нашлось сразу несколько заинтересованных в проекте сторон. Политические руководство рассчитывало наказать Украину за отказ следовать курсом Москвы путем лишения ее доходов от газового транзита — примерно $2 млрд в год. Сначала эта цель маскировалась заявлениями о том, что новые газопроводы прокладываются для новых объемов газа, потом пошли обещания оставить какой-то объем на украинский транзит, а потом настоящую цель перестали скрывать. Оба «Северных потока» плюс «Южный поток», который позже превратился в урезанный «Турецкий», полностью заменяли поток газа, который шел из России в Европу через Украину. Дорогостоящая затея наказания Украины провалилась по вине американцев с их санкциями. Однако другая функция проекта — перевод огромных сумм из бюджета «Газпрома» в карманы подрядчиков строительства — сработала вполне эффективно.

Дорогостоящая затея наказания Украины провалилась по вине американцев, но подрядчики уже получили свои деньги

Паразитируя на геополитической цели Кремля, пользу из проекта поторопились извлечь близкие к президенту бизнесмены. Именно они пролоббировали строительство нового газотранспортного коридора к «потокам» с Ямала, хотя и старые трубопроводы вполне могли справиться с поставленной задачей. Выгода этой группы лиц — контракты на поставку труб и постройку этого коридора. Как подсчитали в 2007 году в газпромовском институте ВНИИГАЗ, новая инфраструктура от Ямала до Торжка (2200 км) должна была обойтись в $79–93 млрд плюс стоимость веток до Балтики и Черного моря. Тот же институт, кстати, указал, что эти капиталовложения не окупятся никогда, и на каждой тысяче кубометров газа, поставленного с Ямала в Европу по новому маршруту, «Газпром» будет терять $6,40. Так что, когда пропагандисты говорят об относительно низкой стоимости «потоков», они учитывают лишь затраты на прокладку подводной их части, забывая о новой, неокупаемой инфраструктуре внутри России. Деньги эти в пользу населения России уже не вернуть.

В качестве заинтересованных лиц «Газпром» привлек в проект несколько респектабельных западных компаний, заключив с ними финансовое соглашение. Для строительства подводного участка «Северного потока 1» в Швейцарии была зарегистрирована компания-оператор — консорциум Nord Stream AG, в котором половина акций распределена между E.ON, Wintershall, Gasunie и Engie, а оставшуюся половину оставил себе «Газпром». По соглашению участники консорциума распределяют между собой доходы от газопровода, причем «Газпром экспорт» платит им не за прокачку физических объемов газа, а из расчета проектной мощности трубопровода. То есть, раз профинансировав строительство подводного участка, эти компании гарантировали себе доход на много лет вперед независимо от того, движется ли газ в трубах… В выигрыше и швейцарская «дочка» российского монополиста. Деньги просто переводятся из России на ее банковские счета в кантоне Цуг.

Сделка для иностранных инвесторов весьма выгодная, и аналогичное соглашение «Газпром» заключил в 2017 году для финансирования строительства «Северного потока 2» с компаниями Engie, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall. Вот только кончина этого проекта в декабре 2019 года не позволяет воспользоваться прибылью от вложений, да и вложения эти придется, по-видимому, списать как потери — примерно по миллиарду долларов каждой из иностранных участниц.

Потерпевшей от провала проекта стороной помимо Кремля, которому не удалось наказать Украину, следует считать население России. Ему не достались деньги, которые управляемая государством компания «Газпром» могла перевести в бюджет вместо того, чтобы потратить их на контракты «привилегированным» подрядчикам на строительстве трассы с Ямала. И американские санкции здесь ни в чем не виноваты: средства были «освоены» задолго до них.

Потерпевшей стороной, помимо Кремля, следует считать население России

Германия мало что потеряла. Газ из России как шел, так и идет: мощности уже имеющихся труб, идущих из России через Украину и Беларусь, более чем достаточно и без «потоков». Да, для приема газа из «Северного потока 2» «Газпром» с европейскими партнерами профинансировал строительство трассы EUGAL общей стоимостью около $3 млрд, но ее вполне можно использовать как элемент уже работающей газотранспортной системы.

А вот шансы на завершение строительства пока не проглядываются. Любой политик или аналитик, отстаивающий идею о непременном вводе «Северного потока 2» в эксплуатацию, замолкает или начинает неубедительно изворачиваться, как только его просят назвать компанию, готовую бросить вызов американским санкциям и приступить к прокладке труб злополучного проекта.

Все усилия, которые приложил «Газпром» для спасения проекта, на поверку оказываются лишь бессмысленной демонстрацией усердия ради отчета руководству России. Переход трубоукладочного плавучего крана «Академик Черский» с Дальнего Востока на Балтику, перевод регистрации этого судна с «Газпрома» на фиктивного владельца, получение новых разрешений от датских властей, угроза подать в суд на виновников срыва работ и так далее — всё это не поможет. Законодатели США предусмотрели все эти уловки и закрыли им дорогу.

В этом свете надо рассматривать позицию Германии по проекту как пустую риторику, как полемический аргумент в постоянных трениях с Соединенными Штатами. Санкции хорошо работают в Берлине как вопиющий пример бесцеремонного американского вмешательства во внутренние дела Германии, это верно. Но словесные баталии и пустые обещания завершить строительство не в состоянии оживить усопший газопровод.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari