Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.46
  • EUR90.36
  • OIL39.54
Мнения

Шкура недобитого медведя. Григорий Голосов о том, почему «Умное голосование» — эффективная оппозиционная стратегия

Выборы, недавно прошедшие в российских регионах, возобновили общественную дискуссию о стратегии «Умного голосования». Сторонники обращают внимание на то, что стратегия снова показала себя как эффективная: во многих регионах УмГ позволило альтернативному кандидату победить претендента, поддержанного администрацией. Противники же утверждают, что в ряде случаев кандидаты от УмГ разделяли шовинистские взгляды, в то время как в тех же округах были настоящие независимые кандидаты, пусть и менее популярные. Профессор Григорий Голосов, декан факультета политических наук Европейского университета, уверен, что при авторитарных выборах, к которым допускаются лишь системные партии, «Умное голосование» — единственная из возможных стратегий, которая способна стать серьезной проблемой для властей.

Альтернативное мнение, изложенное одним из лидеров «Яблока» Львом Шлосбергом, читайте здесь.

Итоги региональных и муниципальных выборов, состоявшихся в России 13 сентября, все еще подводятся. Поэтому трудно оценить общую эффективность стратегии «умного голосования» (УмГ), которая была реализована на этих выборах штабами Алексея Навального в регионах. Известны и широко обсуждаются лишь отдельные яркие эпизоды, вроде успехов некоторых оппозиционных активистов на выборах городских советов Томска и Новосибирска. Довольно громко звучат и голоса, осуждающие тактику УмГ — например, наиболее популярных региональных активистов партии «Яблоко» Льва Шлосберга и Бориса Вишневского.

В частности, с подачи активистов «Яблока» приобрела широкую известность история о том, как на выборах в Новосибирский горсовет в одном из округов при поддержке УмГ победил Ростислав Антонов, придерживающийся националистических взглядов, в то время как баллотировавшийся в том же округе кандидат от «Яблока» проиграл. Учитывая локальность явления, от него можно было бы отвлечься как от незначительного эпизода, однако за претензиями активистов «Яблока» стоит широкая концептуальная проблема, касающаяся как целей УмГ, так и допустимых средств их достижения в применении к старейшей демократической партии России. Для решения этой проблемы обсудим (1) природу УмГ; (2) современное состояние «Яблока» и правомерность претензий его активистов к УмГ в контексте выборов 2020 года; (3) возможные уроки на будущее.

Что такое УмГ?

УмГ — это подход к стратегическому голосованию, разработанный для авторитарных выборов по системе относительного большинства. Авторитарный характер выборов в России, как и во всем мире, проявляется в двух моментах. Во-первых, это выборы, на которые не допускается наиболее активная, непримиримо настроенная к властям часть оппозиции. В них участвует, как правило, лишь та часть оппозиции, которая рассматривается властями как сравнительно безобидная, не представляющая существенной угрозы. Смысл УмГ состоит в том, чтобы помочь кандидатам от такой оппозиции, соглашательский характер которой в целом очевиден, выигрывать места в представительных собраниях, нанося тем самым ущерб представительству доминирующей партии режима — «Единой России».

Во-вторых, результаты авторитарных выборов фальсифицируются. Понятно, что если фальсификации носят тотальный характер, то ни УмГ, ни любая другая тактика оппозиции не может сократить представительство доминирующей партии: она всегда будет побеждать. Однако практика показывает, что в России это пока еще не так. Локальные очаги относительно честного подсчета голосов продолжают существовать. Более того, власти сочетают усилия по облегчению фальсификаций на выборах, особенно заметные в целом ряде нововведений 2020 года вроде многодневного голосования, с упорным стремлением представить выборы как «свободные и честные». Такое стремление неискоренимо у всех режимов, для которых выборы недопустимы в качестве средства передачи власти, но необходимы для ее легитимации. А российский режим именно таков.

Что касается институциональных условий, то УмГ не имеет смысла при мажоритарной системе выборов в два тура, которая в России по-прежнему формально применяется на губернаторских выборах. При этой системе голосование за любого кандидата, не представляющего власть, повышает шансы на проведение второго раунда голосования. Не важно, «умное» это голосование или совсем глупое, — важно только то, что голос отдан за какого-то альтернативного кандидата. Вопрос об УмГ при голосовании за партийные списки (по пропорциональной системе) более сложный, к нему вернемся в конце статьи.

«Яблоко» в современной российской политике

Основная объективная сложность, во многом объясняющая коллизию вокруг УмГ и «Яблока», связана с тем, что эта партия не вполне вписывается в обрисованную выше аналитическую схему. С одной стороны, это системная партия, которая сохраняет официальную регистрацию и поэтому может выдвигать своих кандидатов на выборах. С другой стороны, «Яблоко» отличается от основных системных партий — КПРФ, ЛДПР и СР — последовательной приверженностью ценностям демократии и стремлением реализовать эти ценности в трудных условиях современной России. Для меня, как для жителя Петербурга, совершенно очевиден колоссальный положительный вклад, который упомянутый выше Вишневский вносит в политическую жизнь города. Думаю, то же самое могут сказать многие жители Псковской области о Шлосберге. На слуху активность «Яблока» в Москве и Петрозаводске, в некоторых других регионах.

Значит ли это, что поддержка кандидатов от «Яблока» совместима с приоритетами УмГ? Нет, не значит по определению. Если цель стратегии состоит в сокращении представительства ЕР, то поддержка кандидатов от «Яблока» оправданна лишь в том случае, если у партии — не только в отдельных местностях, но и в стране в целом, — действительно есть кандидатский корпус, способный побеждать на выборах. Но это не так. Для обоснования такого утверждения я проанализировал по данным ЦИК результаты выборов региональных законодательных собраний, состоявшихся в стране с октября 2012 г. по сентябрь 2019 г., т.е. в новых институциональных условиях, сложившихся после изменения правил регистрации партий в 2012 г. Результаты анализа — в таблице.

Приведенные в таблице данные не отражают реального уровня успеха трех основных системных оппозиционных партий, поскольку подавляющее большинство своих депутатов они проводят по партийным спискам. Но «Яблока» это не касается — общее число депутатов, избранных от него по пропорциональной части избирательной системы за тот же период, составило 5. Что касается четверых победителей в округах, то трое из них были избраны в Московскую городскую думу в 2019 г. при поддержке УмГ, о чем сегодня активисты «Яблока» предпочитают не вспоминать, — отчасти, видимо, потому, что Вишневский и тогда активно агитировал против УмГ .

В целом приведенные в таблице данные свидетельствуют о двух проблемах «Яблока». Во-первых, его кандидаты участвуют в выборах в меньшинстве округов. Разумеется, это вина не столько самого «Яблока», сколько отказов в регистрации, которые его кандидаты получают в массовом порядке. Но факт состоит в том, что во многих случаях УмГ не могло бы поддержать кандидата от «Яблока» даже при желании. Однако главная проблема в том, что кандидаты от «Яблока» выигрывают выборы значительно реже кандидатов от других системных партий. А смысл УмГ именно в том, чтобы побеждал кандидат, не выдвинутый «Единой Россией», кем бы он ни был. Кандидаты от «Яблока» просто не соответствуют этому требованию.

Конечно, можно предположить, что при поддержке УмГ кандидаты от «Яблока» добились бы большего успеха. Но серьезных оснований для такого предположения нет. Исследование муниципальных выборов в Санкт-Петербурге показало, что даже в городе с довольно массовыми оппозиционными настроениями «умное голосование» давало кандидату прибавку примерно в 7% голосов. В других регионах эта прибавка, вероятно, была бы меньшей, но все же достаточной для некоторых кандидатов от КПРФ и ЛДПР, которые часто идут «ноздря в ноздрю» с единороссами. Однако «яблочники» обычно оказываются в конце списка.

Зададимся теперь вопросом: действительно ли стратегия УмГ полностью игнорирует интересы «Яблока» и подыгрывает коммунистам и жириновцам? Для ответа на этот вопрос я проанализировал только что завершившуюся кампанию по выборам законодательных собраний и представительных собраний административных центров регионов в одномандатных округах, используя официальные публикации ЦИК и данные по УГ, которые собрал путем запросов мой коллега и ведущий соавтор по данной тематике Михаил Турченко. Результаты анализа — в таблице.

Анализ показывает, что кандидаты от «Яблока» присутствовали в значительном меньшинстве округов, и это было связано не только с отказами в их регистрации, но и с тем, что их исходно было мало. Это отражает слабость региональной сети «Яблока». Тем не менее, по доле кандидатов, поддержанных УмГ, «Яблоко» значительно превзошло ЛДПР и СР, уступив лишь КПРФ. Но если первенство коммунистов объясняется тем простым обстоятельством, что именно их корпус кандидатов способен нанести наибольший ущерб «Единой России», то второе место «Яблока» никак не связано с общей стратегией УмГ. Такую ситуацию можно объяснить лишь тем, что многие активисты штабов Навального испытывают симпатию к «Яблоку» ввиду его политических позиций.

Что из этого следует?

Власти не могут проиграть авторитарные выборы, иначе эти выборы не были бы авторитарными. Но утверждать, что электоральные поражения доминирующей партии не несут для режима никакой угрозы (а именно на этом тезисе строятся многие аргументы против УмГ) — значит проявлять элементарную интеллектуальную недобросовестность. Авторитарные выборы выполняют преимущественно символические функции, служат ключевым оправданием для сложившейся конфигурации власти. Чем меньше представительство ЕР, тем более зыбкими выглядят претензии режима на народную поддержку, и тем большую автономию приобретает системная оппозиция. Это ясно показали события в Хабаровском крае, где суперлояльная ЛДПР — отнюдь не «Яблоко» — послужила триггером для крайне неблагоприятного для властей стечения обстоятельств.

Чем меньше представительство ЕР, тем более зыбкими выглядят претензии режима на народную поддержку

Поэтому аналитикам штабов Навального следует задуматься о том, следует ли и дальше ставить «Яблоко» в привилегированное положение при подборе кандидатов в списки УмГ. Прямым целям стратегии это не соответствует. Но все же есть аргумент в пользу такого подхода. Параллельно с выборами в одномандатных округах обычно проходят выборы по партийным спискам, и нет сомнения, что прохождение «Яблока» в любое представительное собрание (а особенно в Госдуму, выборы которой состоятся в будущем году) послужит делу демократии в России. А поскольку научно установлено, что в условиях смешанной избирательной системы шансы партийного списка повышаются при наличии заметных, пусть и проигрывающих кандидатов в округах, то поддержка «яблочников» в рамках УмГ приобретает некоторую целесообразность, не исчерпывающуюся непосредственными задачами стратегии.

К сожалению, нынешние, зачастую страстные, выступления некоторых из наиболее авторитетных представителей «Яблока» против УмГ могут склонить авторов стратегии к иному решению. В политике слово не остается без последствий, и если один политик нападает на другого, то создание коалиции между ними становится затруднительным даже тогда, когда она политически необходима. У «Яблока» всегда были проблемы с коалиционным строительством, выражавшиеся в известном подходе, при котором единственной приемлемой формой взаимодействия с любой другой оппозиционной силой считалось поглощение этой силы «Яблоком». УмГ не может по своему мандату — и поэтому никогда не будет — поддерживать всех кандидатов «Яблока» просто в силу их партийной принадлежности. У этой стратегии иные задачи, которые, однако, не исключают продуктивного взаимодействия с «Яблоком», Реализуются ли такие возможности, во многом зависит от самого «Яблока».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari