Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.15
  • EUR85.92
  • OIL44.67
Мнения

Россия после вируса. Евгений Гонтмахер о том, почему власть может столкнуться с кризисом доверия после эпидемии

Еще до коронавируса социологи — причем самых разных ориентаций — отмечали, что среди нашего народа растет запрос на изменения. Это объяснялось прежде всего «стабильностью», которая, по мнению наиболее активной части общества, переходила в самый настоящий застой. Тем более это становилось понятным на фоне хронического отсутствия экономического роста и затяжного падения реальных доходов населения. Люди, всматриваясь в будущее свое и своей семьи, все чаще ничего хорошего не видели. 

Каков же был ответ власти на этот запрос?

Владимир Путин сразу же после очередной своей инаугурации 7 мая 2018 года издает указ, содержащий в себе 9 «национальных целей» до 2024 года. Если реконструировать их в абрисы «образа будущего», то уже через 6 лет картинка жизни в России должна была быть весьма привлекательной:

— в базовых отраслях экономики, прежде всего в обрабатывающей промышленности и агропромышленном комплексе, созданы высокопроизводительные экспортно ориентированные сектора, развивающиеся на основе современных технологий и обеспеченных высококвалифицированными кадрами. Темпы роста экономики выше мировых, как результат — вхождение Российской Федерации в число пяти крупнейших экономик мира;

— на этой основе, естественно, расцветает социальная жизнь. Бедность сведена к минимуму, рождаемость стабильно выше смертности, ожидаемая продолжительность жизни достигает 78 лет, устойчиво растут реальные доходы, а пенсии повышаются быстрее инфляции. Наконец, ежегодно улучшают жилищные условия не менее 5 млн семей.

Для реализации этой благостной картинки правительство в виде «национальных проектов» запланировало выделить аж 25,7 трлн рублей, что на самом деле равно всего лишь четверти годового ВВП страны, растянутого на 5 лет до 2024 года. При этом львиная доля расходов будет из федерального бюджета, в котором под «национальные проекты» будут фактически переформатированы и без того запланированные расходы на образование, здравоохранение, развитие экономики и другие цели, обозначенные в майском указе Владимира Путина. Недаром Счетная палата, проанализировав всю эту затею с «национальными проектами», пришла к выводу, что их реализация не приведет к достижению «национальных целей». 

Сейчас, на фоне коронавирусной эпидемии, в массовом сознании уже подзабыты события 15 января этого года, когда Владимир Путин внезапно уволил правительство Дмитрия Медведева, объявил целый пакет социальных мер и начал процесс внесения масштабных поправок в Конституцию. Аналитики до сих пор теряются в догадках: а зачем он все это затеял? Может быть, чтобы отвлечь людей от явного провала его затеи — продать народу, все явственнее ждущему перемен, предложенное им в майском указе «светлое будущее»? 

Но и эта уловка, судя по всему, не должна была сработать, хотя бы потому, что Владимир Путин прямолинейно, через «поправку Терешковой», обозначил свое намерение оставаться на президентской позиции аж до 2036 года. Реакция общества, судя по социологии, была сдержанно-отрицательной. 

В этом смысле пришествие коронавируса спасло ситуацию. Общество сейчас не интересует ни «майский указ», который, кстати говоря, мало кто читал вообще, ни «всенародное голосование» по поправкам в Конституцию. Люди заняты выживанием, во все в большем числе случаев чисто физиологическим. 

Пришествие коронавируса спасло ситуацию для Путина

Однако сейчас, более чем через месяц после начала по сути принудительной самоизоляции, в интернете потихоньку начались дискуссии о том, что будет «потом». Хотя никто пока не знает, когда конкретно это время настанет. Видимо, интеллектуальные ресурсы застоялись без текущей суеты и пропаганде нечем заняться, кроме как обсасывать российские успехи борьбы с коронавирусом, что большинству просто неинтересно из-за вопиющего расхождения между телевизионной картинкой и реальной жизнью. Люди все чаще задумываются, как им жить дальше. И все чаще звучит мысль о том, что «потом» будет не так, как «до того». А как?

Не будем анализировать все больший поток аналитических публикаций на эту тему (с ними можно ознакомиться, в частности, на сайте экспертной группы «Европейский диалог»), зададимся другим вопросом: а есть ли какое-то представление о «потом» у нашей власти? 

Может быть, нужно вернуться к идее «национальных проектов»? Но их явная неадекватность была и «до того» понятна даже многим во власти. Кстати, первый полноценный год их реализации — 2019-й — показал, что они маловыполнимы хотя бы из-за крайне низкого уровня государственного управления. Так что, продолжать работу с «национальными проектами», как будто ничего не произошло? Но это значит и дальше транжирить бюджетные средства. И главное — это никак не поможет поднять упавший рейтинг Владимира Путина: социальные испытания коронавирусной эпидемии настолько тяжелые, что адекватным ответом на них была бы зримая прямая помощь людям здесь и сейчас, а не очередные обещания «светлого будущего» непонятно когда.

Да и сама конструкция «национальных проектов» уже не работает для улучшения общественных настроений. Хотя для нашей системы власти объявление «высочайшей воли» через герольдов на площадях — это, увы, вполне органично. Поэтому и возвращение к «майскому указу» — тупиковый вариант. Тем более что нужно кардинально пересматривать практически все заявленные в нем «национальные цели». О каком снижении бедности в 2 раза к 2024 году можно говорить, если в 2020-м и последующие минимум пару лет доходы людей не вернутся даже к уровню 2019 года? Смертность превышала рождаемость и до коронавируса. А уж теперь, если статистика будет показывать объективную картину, эта тенденция наверняка усилится. А что у нас с экономическим ростом? В этом году даже по официальным оценкам ожидается падение ВВП минимум на 5%. Вернуться на исходный уровень мы сможем, учитывая падение цен на нефть и продолжающуюся уже несколько лет деградацию и без того архаичных экономических институтов, в лучшем случае через несколько лет. А как же с объявлением в «майском указе» о создании «в базовых отраслях экономики, прежде всего в обрабатывающей промышленности и агропромышленном комплексе, высокопроизводительного экспортно ориентированного сектора, развивающегося на основе современных технологий и обеспеченного высококвалифицированными кадрами»? Отложим это на далекое, после 2024 года, будущее?

О каком снижении бедности можно говорить, если минимум пару лет доходы людей не вернутся даже к уровню 2019 года?

Когда коронавирусная эпидемия начнет уходить, то перед всеми нами во весь рост должен встать вопрос: как жить дальше? У нынешней власти на него, видимо, будет только один ответ: ничего менять не надо ради пресловутой стабильности, ждите очередного оглашения герольдами высочайшей воли о нашем будущем. Будет ли это обновленный «майский указ» вместе с новыми-старыми «национальными проектами» или очередное/внеочередное послание Федеральному собранию, я не знаю. В данном случае форма не имеет значения. Но содержание всех этих или подобных месседжей будет, к сожалению, так же оторванным от запросов реальной жизни, как и все предыдущие попытки предложить нам образы «светлого будущего». И дело здесь даже не в неадекватности властных и привластных аналитиков (среди них есть и весьма профессиональные люди), а в запросе тех, кто принимает решения в нашей стране. Им не нужны настоящие реформы, потому что они ставят под сомнение их несменяемость. Только в кошмарных снах они могут себе представить независимый суд, настоящую политическую конкуренцию, мощное местное самоуправление, свободные СМИ. А ведь только эти институты могут вывести Россию из нынешнего долголетнего тупика, еще более усугубленного тяготами коронавирусной эпидемии.

То, что нам надо будет выходить из воронки социально-экономического кризиса, который накрыл Россию, с обновленными политическими институтами, становится все более очевидным. Но чтобы нас не накрыло второй волной этого системного кризиса, сейчас крайне важно не ждать очередных откровений «сверху», а вести максимально открытую общественную дискуссию о том, что нам всем делать со страной «после». Это главная задача гражданского общества и тех политических сил, которые неравнодушны к судьбам России. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari