Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.20
  • EUR91.19
  • OIL49.34
  • 146444
Мнения

Гражданин начальник. Что связывало убитого «хозяина» Выборга с Владимиром Путиным

Неделю назад в поселке Великое под Выборгом был убит «авторитетный бизнесмен» и отец гонщика «Формулы-1» Александр Петров, которого открыто называли хозяином города. Дмитрий Запольский, автор книг «Путинбург» и «Кремлевская кухня», рассказывает, почему Выборг десятилетиями был лакомым куском для криминала, как Петров получил власть над городом, кто может стоять за покушением и что связывало хозяина Выборга с руководством Санкт-Петербурга и Владимиром Путиным.

Александра Петрова убили на террасе его собственной бани под Выборгом. Снайпер стрелял либо из винтовки Драгунова, либо из Калашникова. Был, естественно, глушитель. И минимум два выстрела — на участке нашли пулю, которая была деформирована очень слабо, то есть срикошетила. А вторую, которой был убит Петров, пока ищут. В любом случае устранение «хозяина Выборга» было выполнено очень профессионально. И произошло за два дня до предполагаемой беседы в Следственном комитете: Александра Петрова собирались допросить насчет хищения бюджетных денег руководством города. Привязать бизнесмена к уголовному делу было бы очень сложно: формально он рядовой депутат муниципалитета, руководитель спортивного клуба и владелец некогда легендарной гостиницы «Дружба», представлявшей собой в лучшие времена главный бордель Выборга.

Советский рай для туристов

Тут нужно пояснить, что этот город с шестидесятых годов ХХ века стал «Клондайком» из-за своего уникального положения на границе с Финляндией, водка тут даже в барах стоила дешевле, чем в финской государственной сети, особенно если расплачиваться рублями, предварительно продав валютчикам финские марки не по официальному, а реальному курсу. Так что для финских алкотуристов это был просто рай. Ну и для валютчиков, швейцаров, официантов, путан и их сутенеров. И для сотрудников отдела по предотвращению преступлений против иностранцев, и даже для местного КГБ, который возглавлял Георгий Полтавченко.

Практически весь город так или иначе был завязан на «финском транзите» — кто-то фарцевал, кто-то обслуживал туристов, кто-то торговал на рынке, где финны были главными покупателями, кто-то продавал туристам ворованные на заводах инструменты, золото, технические алмазы, иконы, антикварные безделушки. Почти все выборгское поколение, родившееся в 70–80-х, неплохо знало финский язык. Через Выборг шел транзит контрабандного спирта в Финляндию. И, естественно, таможенники и пограничники были свои, выросшие в городе — они ходили в одни ясли, детские сады и школы с контрабандистами. Тогда Выборг был похож на Одессу начала ХХ века, а не на Кущевку. И даже не на Сицилию, потому что мафии как таковой и гангстеров еще не было. Просто одна дружная семья, которой повезло: рядом граница. Да и и вообще городок красивый, сделанный по уму шведами, богатый и стильный. Европейский.

В 1983 году в Выборге стали появляться дискотеки. И в самой первой «рублевой», которая загрохотала в гриль-кафе, отдыхали фарцовщики, валютчики, бармены из «валютных» клубов для финнов, обслуга отелей, сутенеры и их подопечные, жаждущие «расслабиться» по-западному. Диджей зарабатывал за вечер рублей триста. А вместе с ним и администратор, и буфетчик. Да и на взятки в тресте столовых хватало. А там где деньги, там необходим порядок. И появилась принципиально новая профессия: «вратарь». Проще говоря, вышибала. Тогда юный боксер Саша Петров нашел себе работу — швейцар Выборгского городского треста столовых. И не только он один, потребовалась целая команда спортсменов.

Петров стал рядовым бойцом в коллективе, где не было явного лидера, но были четкие интересы: поддерживать строгий порядок в общей семье, не подпуская чужих близко к «золотому месторождению»: финскому алкотуризму и контрабанде. По отношению к туристам выборгская «семья» придерживалась четких правил: не грабить трезвых (а пьяных, конечно, обирали на улицах), не брать документы, не бить даже самых наглых и шальных. Все должно быть цивилизованно и честно: не будет туристов — не будет валюты.

Золото партии

Тем временем в конце восьмидесятых-начале девяностых генерал Филипп Бобков, ярый оппозиционер перестройки и протеже Андропова, бессменный заместитель председателя КГБ СССР и руководитель Пятого (политического) управления конторы, задумал помочь в вывозе и выводе имевшихся в распоряжении комитета ресурсов. Это были большие деньги и возможности. То самое золото партии, которая уже агонизировала. Тогда под эгидой КГБ стали повсеместно возникать совместные предприятия. Одно из них, созданное резидентурами КГБ в Швейцарии и Венгрии, называлось «Инномедиа» (мне довелось там работать). Возглавляли его агент КГБ Арамис (Рамис) Дебердеев и некий Борис Понизовский. А центральную роль там играл владелец антикварных кооперативных салонов Илья Трабер.

Идея была авантюрная: вывозить «кооперативный» лес-кругляк и сосновый брус по «серой» схеме через Выборг и Финляндию в Германию и заодно вывозить главное — валюту (якобы как средство расчетов за лес, но на самом деле для пополнения счетов в европейских банках; попутно же отмывались миллионы долларов), антиквариат и контрабандные советские промышленные изделия, пользующиеся огромным спросом на Западе: линзы, бинокли, приборы ночного видения, объективы, точные измерительные приборы, победитовые сверла и резцы, алмазный инструмент и просто оружейные части. А лес в Германии легко менять на списанные ООНовские джипы Nissan Patrol. Ввозить их в СССР и дальше снова менять на лес, каждый раз удваивая обороты. Бобкову схема понравилась: через советско-швейцарско-венгерское предприятие пошел большой поток — через Финляндию.

Но тут случилась загвоздка — таможенники были выборгские, они были нелояльны к чужим, и контрабанда шла со сбоями. Не было энтузиазма на границе, слишком тщательно проверяли документы, пытались препятствовать беспошлинному вывозу леса. И Трабер с Дебердеевым получили наказ от генерала Бобкова: нужно «войти» в выборгскую власть, КГБ поможет, а горком партии посодействует. Придумали изящную схему: в Выборге создается городское телевидение, причем под эгидой горкома. Вроде как бы государственное, но в сотрудничестве с частными фирмами и кооперативами. Вроде как на деньги КПСС и с оперативным сопровождением КГБ, но с привлечением западных партнеров. Это телевидение получает от управления делами ЦК КПСС несколько грузовиков современной телевизионной аппаратуры, военные антенны, передатчики и миллионы долларов, а заодно заказ от Госкино СССР на съемки фильмов про балет (к фильмам из архива просто приделывали титры). Так в Выборге появилось «Русское видео», ставшее впоследствии учредителем банка «Россия». Во главе проекта встал успешный ученый-биолог и каскадер Ленфильма Владислав Резник, а номинальным директором назначили его одноклассника.

Городской телеканал (где мне тоже довелось поработать) начинает вещание с нуля, раскручивая в Выборге «новое мышление» — на выборах поддерживают агентуру КГБ (самую что ни есть «демократическую»), «мочат» через критические репортажи «не своих», поднимают «выборгский патриотизм» — кругом враги, только выборжане осознают ценность своих «скреп». Через короткое время совместными усилиями власть от горкома партии переходит к совету народных депутатов и его исполкому, который сформирован под захват власти.

Появление Путина

Итак, «выборгский коллектив» вместе с Петровым становится сплоченной бандой, мафиозным кланом, обслуживающим интересы новых хозяев города — Резника, Трабера, начальника горотдела КГБ Георгия Полтавченко и офицера горотдела Владимира Кириллова. Поток контрабанды налаживается, и коллектив, в принципе, доволен — помимо финского туризма теперь город кормится от потоков сырья через транзит. Коридор создан — на запад идут эшелоны нефти. Прибыль колоссальная. Начинается приватизация и скупаются гостиницы, предприятия и самый ценный выборгский актив ­— Судостроительный завод, способный выпускать океанские нефтяные платформы.

Начальник службы безопасности Трабера Виктор Корытов, бывший сотрудник КГБ (как и сам Илья), приводит к нему своего приятеля Владимира Путина: давай, дескать, пристроим парня, Германия объединяется, «Штази» разгоняют, его скорее всего уволят, куда он пойдет? Трабер соображает, что надо бы расширяться: через Выборг поток идет, да коридор слишком узкий, надо бы пошире — например, морской порт в Ленинграде. А еще военно-морская база в Ломоносове — там можно сделать коммерческие причалы. Да еще без таможни вообще! И готовая схема есть: нужно сделать «правильное» телевидение в городе (народ верит, приходит на выборы и голосует как надо). А у Трабера есть свои любимые покупатели антиквариата — например, Людмила Нарусова, жена народного депутата СССР Анатолия Собчака. Кстати, потенциальный глава города. Ему ведь нужны советники! А почему бы не пристроить паренька? Потом сможет помочь в расширении коридоров! Да и «Русское видео» в Выборге свою работу сделало, можно перевести его на уровень Ленинграда. Вскоре Путин окажется сначала помощником проректора ЛГУ по международным вопросам (не может же Собчак взять его сразу из КГБ!), а «Русское видео» переезжает на Каменный остров, оставив в Выборге крохотный филиал. И постепенно выборгский транзит всей команде становится не слишком интересным.

Тогда выборгский «коллектив» спохватывается: пришло время вернуть город под свой контроль. Понятно, что дивиденды учредителям придется выплачивать, зато какая перспектива открывается! Но нужен реальный лидер! Начинается борьба за кресло Крестного отца. Участвуют десятки. Среди них Петров не входит даже в первую пятерку претендентов. Он по-прежнему лейтенант, а не генерал и даже не полковник. В Выборг заезжают опытные мафиози братья Рубиновичи — Сергей и Спартак. Начинается крупная драка, в которой они устраняют конкурентов за контроль над Выборгской энергетической компанией и сетью бензозаправок. В могилах оказываются десятки, Спартак Рубинович убит, Сергей теряет контроль над «коллективом».

Новый хозяин Выборга

И тут упавший скипетр поднимает Александр Петров. Он не стремится занять официальный пост главы города, его устраивает титул хозяина, решающего все и вся, но официально ни к чему не причастного. Скромный владелец доли в акционерном капитале Выборгского судостроительного завода и изрядно обветшавшей гостиницы «Дружба», которую в общем-то проще снести, чем перестроить в соответствии с современными требованиями к отельному бизнесу. И организатор школ кадрового резерва — спортивных центров по подготовке новых бойцов. При этом весь город платит ренту хозяину, начальник горотдела МВД каждую неделю приезжает на доклад в персональный бункер Петрова, ему «засылают» из бюджета долю. Под рэкетом оказываются все таксисты, официанты, бармены, торговцы (те, что до сих пор продают финнам победитовые резцы и штангенциркули на рыночной площади). Петров задумывается, что пора выходить на серьезный федеральный уровень.

Для этого надо каким-то образом по-настоящему заинтересовать своего давнего знакомого — Владимира Путина. Ведь близкий ему Николай Шамалов — совладелец выборгской верфи. Петрову приходит в голову потрясающая идея: Путин любит игрушки и умиляется спортивным победам России. Петров покупает болид «Формулы-1» и оплачивает тренинги своего сына Виталия. Ну и еще вкладывает огромные деньги — гонки дело очень затратное. Путин замечает — он встречается с Виталием Петровым, катается на болиде (правда, на том самом болиде у него не получается и его сажают на уменьшенную «юношескую» реплику с радиоуправлением).

Петров с триумфом выкатывает идею: для развития гоночного спорта и грядущих побед России на трассе в Монако «Газпром» просто обязан разместить на Выборгской верфи миллиардные заказы. Почему-то эта идея не очень нравится Путину и Миллеру. К Петрову в Выборг приезжают золотовские парни и объясняют на привычном ему языке, что акции завода придется отдать. Спорить бесполезно. Он отдает под гарантию собственной безопасности и неприкосновенности коллектива. Во владение вступает близкий к Миллеру Селезнев-младший, сын бывшего спикера Госдумы Геннадия Селезнева. Ну а потом контрольный пакет консолидируется в Объединенной судостроительной корпорации (ОСК). И вот нежданный сюрприз: главой ОСК становится тот самый начальник горотдела КГБ Георгий Полтавченко.

Петрова обманули, неприкосновенность оказалась призрачной: в 2013 из Москвы высаживается десант правоохранителей и начинается зачистка силовой части «коллектива» — банды МС-47 (молодые спортсмены 47-го региона, Ленинградской области). Нескольких сажают. Через пару лет — новый десант и новые посадки. А в 2020 году пришли за главными и вскоре предъявили железобетонные доказательства, что выборгский «коллектив» присвоил десятки миллионов евро, выделенных из бюджета на реставрацию и капремонт. И что организовывал это хозяин-Петров, который контролировал весь город и всю городскую власть.

Кто может стоять за убийством?

Официально обвинить Петрова было сложно, но у него осталось немало врагов. Например, один из братьев Рубиновичей, Сергей, который до сих пор время от времени приезжает в Выборг, каким-то образом открутившись от обвинений в убийстве партнеров по топливной компании ВТК. Хватило бы у него средств на киллера? С учетом рыночного тренда — когда после событий на Донбассе на рынке возник избыток профессиональных снайперов — вполне. Но не думаю, что Петрова заказал Сергей Рубинович. Скорее, кто-то надеющийся потом доложить в Москву кураторам «выборгской зачистки»: мы вам упростили процесс. За это не трогайте нашу долю в «коллективе», мы на вашей стороне, нам тоже этот беспредел надоел. И генералы промолчат, но одобрят: если бы Петров был жив, его нужно было бы сажать, а тут и до хабаровских протестов недалеко. Нехорошая была бы ситуация…

Интересно также, кто в Москве направил в Выборг очередной десант? Не похоже, что сам Путин — его ведь интересует стабильность, а не дестабилизация. Да и владельцы завода и коридора — люди для него не чужие и во всяком случае о многом информированные, включая механизмы прихода его, Путина, во власть. И тут возникает вопрос: не начинается ли таким образом демонтаж системы, которая из Выборга перекинулась в Питер, оттуда на всю страну? Выборгская история очень напоминает ситуацию конца девяностых, когда по личному указанию Евгения Примакова было разгромлено «Русское видео» в Санкт-Петербурге и в результате арестован Владимир Гусинский, купивший эту компанию. А вместе с падением империи Гусинского в тень ушел и его советник по безопасности: отставной генерал армии Филипп Денисович Бобков…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari