Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.20
  • EUR91.19
  • OIL49.34
  • 1886
Мнения

Кандидат против коррупции. Почему несмотря на усилия Кремля в Молдове лидирует оппозиционерка Майя Санду

В первом туре президентских выборов в Молдове победу одержала бывший премьер-министр страны, лидер оппозиционной партии «Действие и солидарность» Майя Санду. По данным ЦИК, она набрала 36,1% голосов избирателей. У действующего президента Игоря Додона – 32,6%. Второй тур состоится 15 ноября. Действующий президент в своей агитации будет делать ставку на то, что Санду — якобы агент Запада, а сама она, уже заработав безупречную репутацию, должна очень осторожно выбирать, поддержкой кого из выбывших кандидатов стоит заручиться, считает Денис Ченуша, исследователь Института политологии Гисенского Университета имени Юстуса Либиха (Германия), ассоциированный эксперт в Expert-Grup.

This text is also availiable in English.

Самым большим сюрпризом первого тура стала победа Майи Санду. Результат стал неожиданностью прежде всего для нее самой – она была готова к серьезным фальсификациям на выборах. И без них, разумеется, не обошлось: наблюдатели, например, зафиксировали около 40 случаев подвоза «избирателей» из самопровозглашенного Приднестровья. Но и это в итоге не смогло повлиять на исход первого тура.

По данным ЦИК Молдовы, на выборы пришло свыше 1,2 миллиона избирателей, которые проголосовали на примерно 2000 избирательных участках в стране и за рубежом. Большинство голосов разделились между действующим президентом Игорем Додоном и Майей Санду. Другой кандидат, принявший участие к избирательной гонке, Ренато Усатый набрал около 17%. Остальные пять кандидатов получили в общей сложности примерно 15%.

Явка

Избирательная активность на этих выборах недотянула до 43% (в 2016 году в первом туре явка составила 50,9%). У столь заметного снижения есть два объяснения. Первая и наиболее очевидная причина – пандемия. Хотя население и привыкает к новому образу жизни, распространение COVID-19 несколько ослабило стремление к прямой демократии. Сразу после выборов правительство Молдовы сообщило, что по уровню заражения страна находится на 9-м месте между Испанией и Францией, с 20 582 случаями заражения на миллион человек <население Молдовы — 3,54 млн человек – The Insider>. В день голосования число зараженных достигло 76 582 человек. Тем не менее треть пришедших на выборы старше 56 лет, то есть входит в группу риска — пожилые избиратели традиционно продемонстрировали свою дисциплинированность.

Еще один «спойлер» явки – это многочисленные опросы, которые проводились в последние несколько недель до выборов. Шесть опросов, опубликованных в сентябре-октябре, показали, что именно Додон и Санду – два явных лидера предвыборной кампании, и именно они будут соревноваться во втором туре. Причем, по опросам Додон заметно опережал Санду. Воодушевившись этой уверенностью, некоторые избиратели решили, что могут остаться дома, а проголосовать уже во втором туре. Если, конечно, не помешает пандемия.

Зато молдавские эмигранты и диаспора в этот раз продемонстрировали, что могут повлиять на исход выборов. Явка за рубежом достигла почти 150 000 человек. Это больше, чем во время первого и второго туров президентских выборов 2016 года (67 205 голосов и 138 720 голосов соответственно). И это при том, что для многих из-за карантина поездка на избирательный участок стала дорогостоящим и логистически сложным мероприятием. Больше половины голосов за рубежом отдали за Майю Санду – почти 80 000, Игорь Додон получил лишь около 5 000 голосов. По итогам выборов он даже назвал диаспору «параллельным электоратом», мнение которого по большей части не совпадает с мнением тех, кто живет в стране. Додона обошла «темная лошадка» первого тура – Ренато Усатый, которому симпатизируют более 20 000 избирателей за рубежом. Последнему, кстати, в России предъявлены заочные обвинения – его подозревают в выведении за рубеж более 500 млрд рублей через молдавский банк «BC Moldindconbank S.A.». При этом большая часть активов Усатого по-прежнему хранится в российских банках.

Оппозиционно настроенные избиратели в основном проголосовали за Майю Санду. Она набрала более 464 тысяч голосов. Другой кандидат от правоцентристских сил Андрей Нэстасе (партия «Платформа «Достоинство и Правда») набрал в десять раз меньше голосов — около 43 000 внутри страны и менее 4 000 голосов за рубежом. Скорее всего, все эти голоса во втором туре перейдут к Санду. Впрочем, и на выборах 2016 года Нэстасе поддержал Санду, в правительстве которой был ее заместителем (тогда он снял свою кандидатуру в пользу Санду за две недели до выборов).

«Хорошие люди» против денег Москвы

Незадолго до выборов молдавскую общественность шокировали громкие разоблачения, указывающие на вмешательство России в политическую жизнь Молдовы. Журналисты-расследователи из центра «Досье» Михаила Ходорковского раскрыли, как действующий президент Додон согласовывал свои выступления и международную политику с российскими официальными лицами. Контрагентами в Москве были Россотрудничество, администрация президента, Министерство иностранных дел и Служба внешней разведки. Особо тесными эти связи стали после избрания Додона президентом четыре года назад. В итоге в 2018 году Кремлю удалось втянуть Молдову в Евразийский экономический союз в качестве государства-наблюдателя, а весной 2020 года вынудить Кишинев согласиться на кредит в 200 миллионов евро – как тогда сообщалось, на «дорожные проекты». За месяц до выборов Додон напомнил об этом кредите (теперь он должен был пойти «на поддержку бюджета после засухи и пандемии»), который он рассчитывал получить от России до конца этого года.

Этот российский след лишь усилил критику в адрес Игоря Додона, и без того не раз оказывавшегося в центре коррупционных скандалов, связанных с Россией. В мае 2020 года вновь всплыли видеозаписи, продемонстрированные летом 2019 года на канале Publica TV, принадлежащем беглому олигарху Владимиру Плахотнюку. На одном видео Додон сообщает Плахотнюку и его помощнику Сергею Яралову о том, что лично докладывает Путину о своих действиях. На другом Плахотнюк передает черный пакет Додону – предположительно, с деньгами для финансирования партии Додона.

Однако прокуратура Молдовы уклонилась от расследования этого дела, поскольку видео было записано незаконно, и у правоохранительных органов возникли подозрения, что ролик был специально смонтирован так, чтобы очернить главу государства. Тем не менее, этот черный пакет стал главной темой предвыборной кампании Майи Санду. Она призывала голосовать за будущее, в котором будет объявлена жесткая война коррупции: к власти придут «хорошие люди» и очистят госучреждения от коррупционеров, начиная с Игоря Додона. По этой причине последний избегал любых публичных встреч с Санду и отложил открытое обсуждение проблем, токсичных для его имиджа. Другие кандидаты также пытались извлечь выгоду из этого скандала, но, похоже, большая часть голосов возмущенных избирателей досталась все-таки Санду.

Второй раунд

Безусловно, победа во втором туре еще не предрешена. Кандидатам предстоят две напряженные недели переговоров и попыток привлечь на свою сторону дополнительный электорат. После поражения в первом туре Игорь Додон может почувствовать себя вынужденным занять более радикальную позицию. Нельзя исключить, что в ход пойдут разного рода конспирология про вмешательство Запада на стороне Санду через организации гражданского общества. После выборов он заявил, что не позволит во втором туре выиграть тем, «кто хочет получить должность президента, чтобы стать марионетками внешних сил».

Еще один способ повысить шансы Додона на победу – это заручиться поддержкой избирателей Ренато Усатого (около 223 000) и Виолетты Ивановой (около 87 000). Но первый – давний враг Додона. Усатый и сам рассчитывал использовать Москву в своих целях. Поэтому он скорее предпочел бы, чтобы Додон с грохотом провалился, что позволило бы ему занять его место на левом фланге. Виолетта Иванова и ее партийный руководитель, беглый олигарх Илан Шор (партия так и называется — «Шор»), могут быть более открытыми для разного рода сделок с социалистами. Они, несомненно, уже просчитывают стратегию на будущее и задумываются о предстоящих досрочных выборах в парламент, после которых у них будет шанс пробиться к власти в качестве «младших партнеров» Партии социалистов.

В этих условиях Майе Санду необходимо мобилизовать всех более или менее прозападных избирателей Молдовы. А для этого ей предстоит собрать голоса подходящих кандидатов, проигравших выборы. В основном это Андрей Нэстасе и Тудор Делиу, партнером которых является бывший коллега Санду, бывший премьер-министр Влад Филат, осужденный в 2016 году за коррупцию и отпущенный на свободу досрочно в 2019 году. Именно Филат в 2012 году пригласил Санду в Кишинев из Вашингтона, где она была исполнительным директором Всемирного банка, и назначил ее министром образования в правительстве, которое тогда возглавлял.

Более того, Санду также может понадобиться поддержка двух кандидатов, которые выступают за воссоединение с Румынией – Октавиана Тику и Дорина Киртоакэ. Вместе они получили около 40 000 голосов. Тем не менее, Санду необходимо выбирать с умом, тщательно просчитав последствия, потому что объединение со спорными кандидатами может больше навредить ей, чем помочь.

Майя Санду по-прежнему может рассчитывать на поддержку своего главного электорального оружия – диаспоры (если только против Санду в этом смысле не сыграет пандемия), а также жителей Кишинева – разумеется, более обеспеченных, чем жителей провинции. В целом, она создала привлекательный и почти безупречный имидж для всех возрастных и профессиональных категорий. Но главное ее преимущество заключается в ее принципиальной честности, которая разительно контрастирует с тем, что широкая общественность узнала об Игоре Додоне в 2020 году. Тем не менее, во втором туре ей еще необходимо убедиться в том, что ее обаяние сможет покорить и пророссийских избирателей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari