Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD87.04
  • EUR93.30
  • OIL85.39
Поддержите нас English
  • 4401
Мнения

Джихад: перезагрузка. Атака «Исламского государства» на «Крокус» — начало новой глобальной кампании террористов

«Россия не может быть объектом террористических атак со стороны исламских фундаменталистов», — заявил Владимир Путин, продолжающий настаивать на украинском следе в теракте в «Крокусе». На деле атака террористов — часть широкой кампании по ребрендингу «Исламского государства» как ведущей террористической организации в мире, уверен старший научный сотрудник британского Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI), исследователь ИГ Антонио Джустоцци. Теракт в исполнении «Вилаята Хорасан» — афганского ответвления «Исламского государства» — преследует более глобальные цели, чем сведение счетов с Россией за участие в войне в Сирии и дружбу с талибами и Ираном. Россия оказалась легкой добычей для исламистов из-за неэффективной работы силовых структур и близости к Центральной Азии.

EN

Какова реальная роль «ИГ-Хорасан»?

В большинстве СМИ исполнителем теракта был назван афганский филиал «Исламского государства» — «Вилаят Хорасан», однако ответственность за нападение взял на себя центральный аппарат пропаганды ИГ. Хорасанское отделение отвечает за операции в Афганистане, частично в Пакистане, в Средней Азии и Иране. У вилаята нет особых причин нападать на Россию. Хотя российские власти действительно рассматривают правительство талибов в Афганистане как потенциально полезного союзника в борьбе с джихадистскими группировками, они не оказывали талибам ни военной помощи, ни иного содействия.

Атака в Москве может послужить для российских властей стимулом сделать первые шаги в этом направлении, а «Талибан» определенно выиграет даже от скромной помощи с ремонтом и обслуживанием своих вертолетов или от поставки беспилотников и другого оборудования, которое можно использовать для борьбы с боевиками «ИГ-Хорасан» (ИГ-Х), засевшими в горах.

По всей видимости, решение об организации атак в «местах большого скопления людей» в России, действительно, исходило от центрального руководства ИГ, а непосредственно осуществлением операции занимался хорасанский филиал. В 2022–2023 годах центральное руководство поручило ИГ-Х управлять всеми центральноазиатскими ячейками, поскольку само оно, скрываясь между Сирией и Турцией, было больше не в состоянии удерживать прямой контроль над обширной «террористической бюрократией».

Вынужденная всё тщательнее укрываться от авиаударов США, жесткого давления со стороны Турции, атак подконтрольных американцам «Сирийских демократических сил», а также конкурирующей с «Исламским государством» сирийской группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» верхушка ИГ находится в бегах и может позволить себе содержать лишь минимальный аппарат. Что же касается ИГ-Х, на севере Афганистана у него есть ресурс в виде сотен выходцев из Средней Азии, которые могут с легкостью управлять разрозненными ячейками своих соотечественников не только у себя дома, но также в Турции, Иране, Европе и России.

При этом ИГ-Х в Афганистане не угрожают авиаудары США, хотя американские беспилотники, летающие над страной, и перехватывают значительную часть ее сообщений. В то время как «Вилаят Хорасан» осуществляет повседневное управление этими рассредоточенными ячейками, «Исламское государство» как «головная организация» ответственно за определение целей и общей стратегии террора, а также, предположительно, за финансирование атак вне региона базирования ИГ-Х.

Перезапуск ИГ

Если в случае с «ИГ-Хорасан» не вполне ясно, есть ли у этой группировки по-настоящему веские причины тратить свои скудные ресурсы на распространение террористической угрозы во внешний мир, для центрального руководства ИГ дела обстоят иначе. После длинной череды территориальных поражений, «обезглавливания» верхушки и снижения активности, около двух лет назад руководство ИГ столкнулось с еще одной экзистенциальной угрозой в виде решительного подавления своих сетей в Турции.

Такое поведение турецких властей представляет опасность для жизненно важных финансовых центров, которые управляют денежными потоками не только центрального аппарата ИГ, но и его филиалов в Ираке, Сирии и Хорасане. Если так пойдет и дальше, в следующие пару лет сети «Исламского государства» в Турции вполне могут быть полностью ликвидированы. В условиях, когда финансовые резервы ИГ в Турции (в виде инвестиций в недвижимость и бизнесы) находятся под угрозой, единственным вариантом для организации остается попытка масштабного перезапуска. Не имея достаточных человеческих и финансовых ресурсов для захвата территории, ИГ сосредоточилось на подготовке крупнейшей террористической кампании за всю его историю.

Не имея ресурсов для захвата территории, ИГ сосредоточилось на подготовке крупнейшей террористической кампании за всю его историю

В период с 2020-го по февраль 2023 года разведка США раскрыла не менее 15 планов совершения террористических атак в Турции, Западной Европе и не только. После февраля прошлого года в Европе и самой Турции было предотвращено еще несколько терактов, а в январе этого года в Стамбуле было совершено нападение на церковь, в результате которого один человек погиб. В Иране за последние два года было совершено два теракта; остальные, по сообщениям иранских властей, им удалось предотвратить. Российские власти также отчитывались о неудавшихся попытках терактов до нападения на «Крокус», две из них пришлись на начало марта.

На перезапуск своего бренда «Исламское государство» готово выделить значительную часть своих ресурсов. Привлечение средств уже некоторое время идет ни шатко ни валко, особенно это было заметно в течение прошлого года, а средства, хранящиеся в Турции, постепенно истощаются из-за ареста активов ИГ турецкими властями. Группировке также необходимо финансово поддерживать свои филиалы в Африке, на Ближнем Востоке и в Южной Азии.

Теракты в Подмосковье и иранском Кермане свидетельствуют о том, что «Исламское государство» всё же готово выделить несколько миллионов долларов на поддержание продолжающейся террористической кампании. В то же время оно готово пожертвовать сотнями из нескольких тысяч своих преданных делу последователей. Одна только Турция утверждает, что в ходе нескольких волн арестов были задержаны сотни предполагаемых сторонников различных ветвей ИГ.

Почему Россия?

Всё это говорит о том, что теракт в «Крокус Сити Холле» следует рассматривать в контексте более широкой кампании, направленной на повышение авторитета ИГ в джихадистских кругах, а также в глазах отдельных сторонников и группировок, которые потенциально могли бы финансировать организацию. С этой точки зрения не столь важно, какие претензии могут быть у «Исламского государства» конкретно к России. Можно предположить, что они связаны с ролью России в сирийском конфликте, где она помогла нанести серьезный ущерб боевикам ИГ. Можно упомянуть, что Москва — важный союзник Тегерана, главного врага «Исламского государства». Можно даже принять во внимание тот факт, что в джихадистских кругах (на чью поддержку рассчитывает ИГ) еще свежа память о чеченских войнах и что Россия и Советский Союз до сих пор воспринимаются как враги афганских моджахедов 1980-х. Однако стоит учесть, что ИГ стремится организовывать теракты и в других местах, например, в Германии, чья роль в кампании по борьбе с этой террористической организацией ничтожно мала.

Главная цель террористической кампании, развернутой «Исламским государством», — не месть и не возмездие, а возрождение своего бренда, демонстрация своей мощи и способности нанести удар где угодно в мире.

Главная цель террористической кампании ИГ — не возмездие, а демонстрация своей мощи

Почему ИГ добилось успеха?

Выбор времени для атаки стал в России отдельной темой для обсуждения, но на самом деле ИГ на протяжении многих лет пыталось совершить нападения во всех перечисленных выше странах. Вопрос скорее в том, почему одна из его немногочисленных успешных (и при этом ключевых) операций стала возможна именно в России. В результате теракта в иранском Кермане в минувшем январе погибло 96 человек. При этом множество попыток террористических атак в Европе и Турции провалилось. Некоторые наблюдатели утверждают, что российские спецслужбы отвлеклись на украинскую угрозу после череды убийств русских националистических деятелей, приписанных украинским спецслужбам. Также возникает вопрос, почему было проигнорировано предупреждение США о готовящемся нападении.

Вообще защитить всех граждан и все объекты от любых террористических угроз невозможно. Ни одна страна мира не обладает достаточными для этого человеческими ресурсами. Единственный эффективный способ борьбы с терроризмом — полагаться на разведку и внедрять как можно больше своих агентов в ряды террористических организаций. И действительно, предотвращение терактов в Турции и Европе стало возможно именно благодаря разведывательной работе, а не эффективной защите бесчисленного множества уязвимых объектов.

Теракты в Турции и Европе были предотвращены благодаря разведывательной работе, а не эффективной защите уязвимых объектов

Это же объясняет, почему Россия находится в проигрышном положении, по сравнению с Европой и Турцией. Турки наблюдали за деятельностью ИГ у себя дома много лет, прежде чем решились на крайне жесткое подавление. Пока ИГ действовало в основном в Сирии, у турок не было особых причин уничтожать их сети, но при этом они занимались сбором информации и, возможно, внедрялись в некоторые ячейки. Когда же турецкие власти наконец решились на жесткие меры в отношении террористов, они были готовы к любым ответным шагам.

Европа столкнулась с несколькими атаками «Исламского государства» в 2015–2020 годах, и ее полиция и службы безопасности приложили немало усилий для борьбы с угрозой, мониторинга коммуникаций террористов и, вероятно, внедрения в их ряды. Однако главное преимущество европейских стран перед Россией заключается в том, что в последние годы ИГ задействует в своих операциях в основном выходцев из среднеазиатских республик (как правило, таджиков и узбеков). В рядах ИГ состоит порядка 1,5–2 тысяч боевиков из Центральной Азии, и у нескольких сотен из них достаточно высокая мотивация. ИГ всё чаще рассматривает их как расходный материал. От них мало пользы в Сирии и Ираке, где группировка действует подпольно и почти не использует иностранных боевиков. Кроме того, выходцам из Средней Азии становится всё сложнее скрываться в Турции из-за давления властей. С другой стороны, самому ИГ трудно закрепиться в Средней Азии.

ИГ рассматривает боевиков из Центральной Азии как расходный материал, они остаются главной ударной силой

В то же время после многих лет ожесточенной борьбы за защиту территориального халифата ИГ явно не хватает опытных и мотивированных арабских участников, а тех, кто остался, руководство держит при себе, поскольку они нужны ему для защиты своих укрытий, а также для того, чтобы флаг халифата по-прежнему развевался в Сирии и Ираке. Европейский контингент сторонников ИГ, о которых несколько лет назад часто упоминали СМИ, похоже, рассеялся. Таким образом, основной ударной силой террористов остаются выходцы из Центральной Азии.

Внедриться в Европу приехавшим из центральноазиатских республик довольно сложно. В Европу эти люди прибывают нечасто; в основном это чиновники, бизнесмены или студенты. Подозрительных приезжих быстро выслеживают и принимают против них меры.

Иначе дело обстоит в России. Здесь проживает многочисленная община трудовых мигрантов (в основном таджиков), а значит, у «Исламского государства» большая аудитория для вербовки. Кроме того, сюда проще внедряться новым людям — двое из нападавших на «Крокус Сити Холл», как сообщается, прибыли из Турции.

Наблюдение за подозреваемыми в террористической деятельности требует значительных кадровых ресурсов — мало где власти могут позволить себе держать под наблюдением несколько сотен потенциальных террористов. Велика вероятность того, что не все планы террористов будут раскрыты. Необходимость отслеживать угрозы, исходящие от украинских спецслужб, по-видимому, усугубила эту проблему для России — даже если на выполнение подобного рода задач были брошены дополнительные кадры.

Что дальше?

По этой причине «Исламское государство» по-прежнему представляет угрозу для России. Сообщалось, что многие граждане Таджикистана, опасаясь преследований и травли со стороны российских силовиков и обычных граждан, бегут обратно в Таджикистан. С одной стороны, это может уменьшить потенциальный вербовочный резерв террористической группировки, но с другой — притеснение и унижение мигрантов, которые остаются в стране, скорее всего, даст рекрутерам дополнительные рычаги.

Притеснение и унижение мигрантов в России даст рекрутерам «Исламского государства» дополнительные рычаги

Действительно, враждебное отношение к мигрантам со стороны местных чиновников, полиции и многих российских граждан, наряду с тяжелыми социально-бытовыми условиями жизни стали теми факторами, которые в прошлом привели многих приезжих из Средней Азии в ряды ИГ. Большинство из тех, кто сейчас является боевиками, были завербованы среди трудовых мигрантов в России, а не в Средней Азии.

Чтобы переломить негативную тенденцию последних лет, «Исламскому государству», безусловно, нужно осуществить еще несколько успешных операций — не только в России, но и, что гораздо важнее, в Европе и Турции. Ему необходимо вернуть себе имидж сильной организации, заслуживающей внимания тех немногих источников финансирования, что всё еще заинтересованы в джихаде.

В распоряжениях, издаваемых руководством ИГ, в числе основных целей для атак названы синагоги. И действительно, теракт, предположительно, предотвращенный российскими спецслужбами в начале марта, должен был состояться в одной из московских синагог. Другие джихадисты часто упрекают ИГ в том, что оно никогда не вкладывало ресурсов в борьбу с Израилем, и на фоне происходящего в Газе эта критика усилилась. У «Исламского государства» нет больших возможностей атаковать израильские объекты, поэтому максимум, что оно может сделать в ответ на подобные претензии, — организовать нападения на еврейские учреждения в других странах.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari