Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.75
  • EUR89.67
  • OIL66.38
  • 47
Мнения

Джонсон и Джонсон. Как британский премьер расколол страну и чем он (не) отличается от Трампа

Избрание Бориса Джонсона отозвалось фейерверком острот о том, что Джонсон и Трамп — близнецы-братья, разлученные в детстве. Один журналист даже пошутил, что родившийся в США Джонсон теоретически мог бы стать президентом США, а Дональд Трамп по своей материнской шотландской линии мог бы получить гражданство Британии и претендовать на должность премьера Соединенного Королевства. Но насколько они действительно схожи?

Джонсон внешне немного напоминает американского президента, прежде всего цветом волос и диковатой прической. Но дело, конечно, не в физическом сходстве: оба они обязаны своим приходом к власти волне правого антилиберального популизма, захлестнувшего англо-саксонский мир. Обоих подозревают в ксенофобии и расизме. Подвиги Трампа хорошо известны, а Джонсон в свои журналистские времена называл африканских детей piccaninnies (примерно то же, что «негритосики», только более оскорбительно). Издевался он также над Тони Блэром по поводу его визита в Африку и над местными жителями, презрительно отзывался о шотландском национальном характере. А уже совсем недавно в колонке в Daily Telegraph обидел мусульманских женщин, носящих паранджу, сравнив их с «ходячими почтовыми ящиками». Неслучайно и то, что оба они имеют репутацию не слишком правдивых политиков, по мнению многих  либералов, их «кавалерийский стиль» отношения к фактам типичен для правых популистов.

Джонсона уволили с его первой в жизни работы в газете Times за выдуманную цитату, потом в качестве брюссельского корреспондента он давал волю воображению, повествуя об ужасах бюрократии Евросоюза. В Еврокомиссии его ненавидели, считая чуть ли не отцом евроскептицизма, настроившим значительную часть британской элиты на разрыв с ЕС. Джонсон ассоциировался с разного рода сомнительными агитационными приемами, применявшимися перед референдумом 2016 года, в том числе печально известными красными автобусами, разъезжавшими по стране с рекламой на борту. На них гигантскими буквами было выбито обещание, что британцы сэкономят 350 млн фунтов в неделю в случае отказа от выплат членских взносов в ЕС. Брекзитеры внушали населению, что эти деньги будут направлены на нужды здравоохранения.

Судя по всему, эта заведомо ложная информация оказала огромное влияние на многих британцев. Ведь плачевное состояние бесплатной государственной медицины — больная тема для миллионов. Доказательств нет, но, возможно, эта реклама предопределила исход голосования на референдуме. По крайней мере до появления автобусов на улицах опросы предрекали победу, хоть и с минимальным отрывом в три-четыре процента, сторонникам сохранения членства Британии в ЕС. А в итоге получилось наоборот.

15 лет назад Борис Джонсон опубликовал комический триллер «Семьдесят две девственницы». В отличие от неудачных графоманских потуг многих политиков, это произведение вполне читабельное — оно демонстрирует литературную одаренность автора и его чувство юмора. Но это и саморазоблачение тоже. Главный герой, явное альтер-эго Джонсона – депутат парламента от консервативной партии по имени Роджер Барлоу почти случайно спасает из рук исламских террористов американского президента. С потрясающей самоиронией автор рисует портрет Барлоу: он всегда растрепан и неряшлив, он ездит в парламент, как это делал и сам Джонсон, на велосипеде, и живет в постоянном страхе, что газетчики уличат его в супружеской неверности.

Даже внешне он похож на человека, которого «застали врасплох в кровати чужой жены, и он вынужден был бежать, спустившись по водосточной трубе и продираясь затем сквозь живую изгородь». И с соответствующей прической, разумеется. Но важнее всего характеристика, данная своему боссу влюбленной в него секретаршей по фамилии Кэмерон (sic!), которая не может найти даже «кусочка принципов в густом минестроне его взглядов; он, кажется, не верит ни во что на свете». Роман наполнен смешными, но грубыми расистскими и сексистскими остротами – ровно такую книгу мог бы, наверно, написать и Дональд Трамп, будь он грамотнее и образованнее, и имей он хотя бы толику джонсоновского таланта.

Роман Джонсона наполнен смешными, но грубыми расистскими и сексистскими остротами – ровно такую книгу мог бы, наверно, написать и Трамп, будь он образованнее, и имей он хотя бы толику джонсоновского таланта

В недавних предвыборных выступлениях перед членами консервативной партии Джонсон снова отличился. Размахивая пакетом с копченой селедкой, он сетовал на брюссельскую «тупую бюрократию», которая вынуждает несчастных британских торговцев рыбой тратить большие средства на нелепую упаковку. Потом, правда, выяснилось, что такого оформления требуют внутренние британские правила, а приехал селедочный пакет с острова Мэн, который в состав ЕС не входит и его правилам не подчиняется. Но, как предупреждают знатоки, не дай вам бог напомнить Джонсону о его промахе: не забудет и не простит. Он, как и Трамп, чрезвычайно обидчив и злопамятен. Газета The Guardian выражает распространенное среди либеральной интеллигенции мнение, когда пишет о Трампе и Джонсоне: «Оба они — горластые дети-мужчины с тянущимися за ними по жизни шлейфами скандалов и супружеских измен. Своим успехом оба обязаны доставшимся им по наследству огромным привилегиям, недобросовестному оппортунизму и неустанной саморекламе, которой способствует благоприятная медийная среда. Они придерживаются «неортодоксального» подхода к политике, а также стиля «говори все так, как есть» — эвфемизма, означающего безрассудный оппортунизм и сочетание гомофобии, расизма и сексизма».

Но почему же именно такие люди оказались вдруг востребованы во многих западных странах, а в США и Британии даже пришли к власти? Общим местом уже стало объяснять этот феномен «восстанием» так называемых «забытых» или «оставленных позади» («left behind») — белого рабочего класса и нижней, не очень образованной части среднего класса, не вписавшихся в глобализацию и компьютеризацию. И, наверное, в значительной мере это так.

Символом перемен стало отторжение политкорректности массами. Огромное число людей не желает проявлять такт по отношению к национальным и сексуальным меньшинствам, наоборот, им доставляет особый кайф оскорблять их. Симптоматично, что ненависть среди значительной части белых малообразованных американцев вызывал и вызывает Обама: да как он смеет изображать из себя чуть ли не ученого, имея дипломы сразу по двум специальностям — международным отношениям и английской литературе, плюс образование юриста. Получается, что он умнее всех нас что ли? Да как же это возможно, ведь он же черномазый! Он должен ощущать себя неполноценным по сравнению с нами, а он в президенты пролез, пока мы отвлеклись, пока мы не лезли в политику. Пока не нашли своих героев-защитников.

До недавнего времени такое можно было безбоязненно произносить разве что в России или в узком кругу друзей. Но теперь стало можно «говорить все, как есть». За этими эмоциями скрывается, конечно, комплекс неудачника и фрустрация, ощущение, что жизнь проходит стороной. Великое множество людей добросовестно десятилетиями стояли у станка, ненавидели свою однообразную работу, пытаясь тем не менее сохранить чувство самоуважения и собственного достоинства. Но в этом новом, ужасном мире по их самооценке нанесен страшный удар. Откуда-то взявшиеся айтишники, все эти интеллигенты-либералы играючи зарабатывают во много раз больше на своей непыльной работе. Они говорят на уже не совсем понятном языке и о не совсем понятных вещах, разъезжают по миру, любят иностранцев. И к тому же еще, захватив контроль над большей частью СМИ, требуют от народа уважать цветных, геев и лесбиянок, не говоря уже о трансгендерах, жалеть забирающих рабочие места иммигрантов. Звучит тысячеголосый стон: где герой, что вернет страну в достославные времена, когда цветные и извращенцы знали свое место? И вдруг такой герой появляется. Даже если он прямо не говорит, но прозрачно намекает, подмигивает: я такой же, как вы. Я хочу вперед — в прошлое величие. «Сделаем свою страну снова великой». (То есть раньше она такой и была, а теперь, после Обамы и власти либералов, величие утрачено, но ничего, я поправлю дело). Нет, нет, я не расист, ни в коем случае, ни одной во мне расистской косточки, но имейте в виду,  с обеих сторон — в боях между фашистами и антифашистами — «есть прекрасные люди». Кто надо, намек понял…

В британском случае те же эмоции принимают немного иную форму: обращенной против европейцев, вообще иностранцев, ксенофобии. Но суть процесса та же — такие же страдальцы ищут и находят своего героя-освободителя. На примере Британии яснее видно, что для торжества правого популизма нужен союз двух сил: униженных и оскорбленных низов и части прежних традиционных элит, по своим корыстным или идеологическим причинам тоже стремящимся повернуть историю вспять. Почти по Марксу, без поддержки снизу верхи останутся «классом в себе», не способным самостоятельно изменить свою участь. Нужна передовая партия, чтобы возглавить революцию. И в роли такой партии в Британии выступило движение за выход из Европейского союза.

Но теперь о различиях. Все же Борис Джонсон — пусть и сноб, но при этом блестяще образованный джентльмен (критики скажут: барчук). Тонкий лингвист и стилист. Обладатель фантастического чувства юмора и мощной харизмы. Сильный, опытный оратор-импровизатор, способный быстро расположить к себе аудиторию. Безграмотность и кондовость Трампа не могут его не коробить. Но в какой мере эти отличия могут иметь значение в практической политике? Трудно сказать. На некоторые важные места в правительстве Джонсон назначил людей, скажем мягко, не имеющих репутации интеллектуалов. Для него важнее было обеспечить идеологическое единство кабинета. И заодно отомстить тем, кто осмеливался его критиковать, и тем, кто поддержал на выборах лидера партии его соперника. В результате сформировалось правительство, в котором преобладают люди, еще недавно числившиеся среди консерваторов крайне правыми маргиналами.

https://youtu.be/3hRwnXmdRCo

Но Трамп имеет огромное преимущество. Он апеллирует к массам на их языке. Поэтому они и считают его своим в доску, несмотря на богатство и высокомерие. Из-за этой горячей массовой поддержки вынуждены подстраиваться под примитив и высоколобые консерваторы-республиканцы. Изысканную же форму речей Джонсона способна оценить в основном интеллигенция, которой зато активно не нравится их содержание. Видимо, для того, чтобы надолго остаться у власти и изменить страну, ему придется научиться говорить и писать так же до безграмотности простенько, как это умеет Трамп. Но, кажется, процесс обучения уже пошел. На первом заседании своего нового правительства Борис Джонсон объявил: «Мы сделаем Британию самой великой страной в мире». Ни много ни мало! Без тени фирменного джонсоновского юмора, на полном серьезе. Под бурное, единодушное (думаю, теперь оно всегда будет единодушным) одобрение всех собравшихся. Одобрямс! А в палате общин он говорил о том, что его приход к власти ознаменует начало «нового золотого века» в британской истории (то есть именно нового, значит, был другой золотой век, в прошлом, но был да сплыл). А вот цитата из речи победителя, произнесенной сразу после объявления итогов голосования на выборах лидера консерваторов: «Мы снова (!!!) будем верить в себя и в то, на что мы способны. Подобно задремавшему великану, мы поднимемся, встанем на ноги и сорвем с себя оковы сомнения и негативизма». Эта фраза звучит еще несколько витиевато, но смысл понятен: путинизм («вставание с колен») и возвращение прежнего величия (трампизм) в одном флаконе.

Речи Джонсона звучат витиевато, но смысл понятен: путинизм («вставание с колен») и возвращение прежнего величия (трампизм) в одном флаконе

Когда Джонсон триумфально въезжал в ворота резиденции премьер-министра, собравшаяся у ворот толпа встретила его криками протеста. Перед этим, по дороге в Букингемский дворец за назначением к королеве, его кавалькаде пришлось остановиться — такого еще не знала история. Дорогу перегородила шеренга демонстрантов, требовавших от нового правительства заняться климатической катастрофой, а не каким-то вшивым Brexit. Пожалуй, самый яркий и тоже совершенно беспрецедентный пример раскола — облик бульварной, но чрезвычайно популярной газеты Sun в день триумфа Джонсона 24 июля. Английское издание отмечало победу на своей первой странице, где был изображен ликующий Джонсон с цитатами из его речи. Но в тот же день та же газета вышла в Шотландии с совсем другой обложкой. Джонсон фигурировал там в карикатурном виде в качестве бестолкового персонажа «Истории игрушек» Базза Лайтера. Под лозунгом: «Вперед, в безумие и дальше». Различия понятны: в Шотландии Джонсон крайне непопулярен. Что не удивительно, учитывая, что большинство шотландцев решительно настроены против Brexit, да и обидные выпады прошлых лет здесь не забыли.

Британия расколота. Одна половина ненавидит Джонсона, другая — обожает. Можно не сомневаться, что в ближайшие месяцы, а то и годы в стране будет нарастать «холодная гражданская война». В ней пленных не берут и с врагами не мирятся. Джонсон вряд ли окажется способным на политическое великодушие. Логика смертной политической схватки, скорее всего, навсегда рассорит его с либералами, к которым он вроде бы относит и себя. К тому же в его речах уже прозвучал прозрачный намек: в случае если жесткий Brexit, вопреки его заверениям, приведет к тяжелым для Британии экономическим последствиям, виновным в этом будет назначен Европейский Союз. И по известной логике тут же наверняка найдется и «пятая колонна» внутри страны, будут выявлены и преданы позору «национал-предатели». И дороги назад тогда уже не будет. И все же давайте пока последуем совету Джонсона и отбросим «негативизм». Вспоминая о прочных корнях британской либеральной демократии, можно надеяться, что государственный организм Соединенного королевства отвергнет популистскую отраву.

Можно не сомневаться — в ближайшие месяцы, а то и годы в стране будет нарастать «холодная гражданская война»

В России сильный эффект произвела статья Бориса Джонсона, в которой он давал отповедь Владимиру Путину, утверждавшему, что эпоха либерализма в мире подошла к концу. Джонсон резко возражал и на фактах доказывал, что, несмотря на все сложности исторической ситуации, либеральная демократия более чем жива и единственная способна обеспечить людям мир, процветание и достоинство. В то время как Россию антилиберальная политика завела в тупик. От этой действительно убедительной статьи у многих могло возникнуть ощущение, что Борис Джонсон настоящий защитник либеральных ценностей. Но западные, прежде всего, британские либералы ему не верят. Ни на йоту. И вовсе не только «леваки». Многолетний главный редактор правой газеты «Дейли телеграф» Макс Хастингс, бывший начальником Джонсона в 80-е годы, опубликовал в The Guardian статью, в которой показал своего былого подчиненного в крайне нелестном свете — как труса и самовлюбленного обманщика, которому нельзя доверять. «Он совершенно не подходит для роли премьер-министра», — написал Хастингс.

Джонсон и Хастингс, 2002

Дифирамбы Джонсону поют в основном фанатики «жесткого Brexit любой ценой», им он дал обещание «сделать или погибнуть». Они рассчитывают на то, что он покажет себя жестким авторитарным лидером — не зря Дональд Трамп считает его другом и единомышленником.

Либерализм Джонсона, если он действительно не придуман,  вряд ли выдержит испытания  политической реальностью. В жесткой схватке с ЕС и либеральной интеллигенцией, его ненавидящей и каждый день оскорбляющей (а он такого не прощает), он, скорее всего, начнет дрейфовать в сторону Ле-Пен, Орбана, Сальвини и прочих полуфашистов. Не исключено, что и Путина «возлюбит». Такое развитие событий будет по-своему логичным, ведь оттолкнувшись от одного берега, ему придется пристать к другому.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari