Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD72.51
  • EUR84.68
  • OIL78.01
English
  • 86
Мнения

Айк Халатян: Пашинян может прийти к власти, но времени мало - люди уйдут с улиц

Лидер оппозиции в Армении, депутат Никол Пашинян призвал сторонников прекратить блокировать улицы в Ереване и восстановить нормальное движение транспорта. Накануне он вновь вывел армян на улицы и потребовал капитуляции правящей в стране Республиканской партии. Сегодня же парламент постановил, что выборы нового премьера вместо свергнутого ранее Сержа Саргсяна состоятся 1 мая. Политический обозреватель из Армении Айк Халатян рассказал The Insider, в чем секрет успеха Пашиняна и почему правящая партия все же не лишится своего влияния даже в случае его победы. 

События последних дней можно сравнить с битвой Давида и Голиафа: Пашинян с несколькими десятками сторонников начал борьбу с правящим режимом, с его мощнейшим силовым, финансовым и административным ресурсом. Однако спустя менее двух недель оказалось, что народная поддержка сильнее всех ресурсов власти.

Чтобы понять причины нынешнего кризиса, надо немного углубиться в историю постсоветской Армении. После первых общереспубликанских выборов в независимой Армении начала формироваться порочная практика фальсификации ее результатов властями. Как следствие общество высказывало недовольство. Первый президент Армении Левон Тер-Петросян и возглавляемая им партия Армянское общенациональное движение (АОД) пришли к власти на волне  карабахского конфликта и победили, как признают многие, на единственных честных выборах за последние десятилетия, проведенных еще в СССР. После этого правящий режим разработал эффективные методы обеспечения нужного результата, которые с каждым избирательным циклом лишь совершенствовались.

Единственная смена власти за эти годы - дворцовый переворот 1998 года, когда ближайшее окружение Тер-Петросяна в лице всемогущего министра обороны Вазгена Саркисяна, премьер-министра Роберта Кочаряна и министра внутренних дел и национальной безопасности Сержа Саргсяна заставило президента уйти в отставку. Противники не согласились с его видением путей решения карабахского конфликта.

В итоге в стране  создавалась парадоксальная ситуация – с каждыми выборами партия власти (и  ее союзники) набирали все больше голосов, но при этом все больше снижалось доверие общества к политической системе страны в целом, и к властям в частности. Акции протеста оппозиции жестко пресекались властями  с применением силы. Если надо было - и с применением оружия, как это случилось после президентских выборов 2008 года. Тогда во время разгона митингов оппозиции 1 марта  погибли 10 человек, а свыше 200 были ранены. 

События 2008 года стали самым большим стрессом для правящего режима. Помимо массовых акций протеста, в которых приняли участие десятки тысяч человек, на стороне протестующих выступили некоторые представители системы: крупные олигархи, депутаты, чиновники, связанные с первым президентом Тер-Петросяном. Однако именно фигура первого президента помогла тандему Кочарян-Саргсян удержаться у власти – существенная часть общества, будучи крайне недовольна властями, тем не менее, считала Тер-Петросяна еще большим злом.

События 1 марта сыграли в политической судьбе Саргсяна двоякую роль. Ему удалось не дать вернуться в большую политику своему предшественнику и многолетнему напарнику Роберту Кочаряну и не стать “армянским Медведевым”.  В общественное мнение внедрялась мысль, что главным виновником кровопролития был именно Кочарян, руководивший силовыми органами.

Однако именно события 1 марта сыграли роковую роль для экс-президента в последних событиях. Придя к власти на крови, Саргсян не хотел прибегать к жестким методам подавления акций протеста, чтобы и премьерство его не началось с кровопролития. В решающий момент противостояния он решил напомнить лидеру протестов о событиях 1 марта (Пашинян был их активным участником в рядах оппозиции). Это напоминание было расценено людьми как угроза повторить, и вызвало взрыв народного негодования и массовый выход на улицу.

За годы президентства Саргсяна произошла существенная либерализация политической системы - под давлением Запада СМИ стали более свободными, а митинги проводились в уведомительном, а не разрешительном порядке. С политическими противниками он предпочитал разбираться путем многоходовых комбинаций и сделок, а не применяя силовой ресурс - в отличие от своего предшественника, склонного к жестким путями решения внутриполитических конфликтов.

При этом у Кочаряна отношения с Путиным сложились гораздо удачнее, чем у Саргсяна, которого, несмотря на сложившийся у него в Армении  имидж российского ставленника, в Москве считали чересчур “прозападным”.

Желание “играть в демократа” в условиях сохранения авторитарного и коррумпированного режима привело лишь к тому, что страх перед властью исчезал, но при этом не шло и речи об уважении к ней. В условиях появления большого числа независимых от властей интернет-СМИ и распространения соцсетей общество много и свободно обсуждало  существующие проблемы, но для их решения ничего не делалось, что также не повышало рейтинг властей. К этому добавилось и ухудшение экономической ситуации в стране. 

Саргсян также стал первым руководителем Армении, при котором армянская сторона потеряла территории в Нагорном Карабахе во время апрельской “четырехдневной войны” 2016 года. Потеря показала, что коррупция есть и в такой стратегически важной сфере, как безопасность страны.

С акциями оппозиции власть легко справлялась, даже с такой крупной, как “Электрик Ереван” -  против подорожания цен на электричество в 2015-м. Однако после апрельской войны радикальная группа “Сасна црер” захватила полицейскую часть в Ереване, после чего начались протесты. Тревожным сигналом для властей стало то, что существенная часть общества поддержала действия группы, которые в любой другой стране были бы расценены как теракт.

Именно после этого президент Саргсян анонсировал реформы и перемены, олицетворением которых должен был стать новый премьер-министр Карен Карапетян. Он убрал из правительства министров-олигархов и начал реформы.

Наряду с этим Саргсян инициировал конституционную реформу по переходу республики от президентской формы правления к парламентской. Большинство расценило это как попытку Саргсяна через занятие поста премьер-министра пойти на свой “третий срок”.

Фигура нового премьера плюс традиционные уже методы - подкуп избирателей, админресурс, привлечение местных авторитетов - помогли правящей партии одержать уверенную победу на парламентских выборах 2017 года. Она внушила экс-президенту мысль, что протестный потенциал исчерпан и можно спокойно продолжить управление страной – отныне из кресла премьер-министра.

Общество быстро поняло, что изменения носят “косметический характер”, их цель - лишь обеспечить третий срок Саргсяна, это вызвало негодование. Люди проводили аналогии с соседним Азербайджаном, с которым Армения находится в состоянии конфликта, где власть давно уже стала не только пожизненной, но и наследственной. Многие протестующие отмечают, что если бы Саргсян не стал премьером, а продолжил  управление страной из кресла лидера правящей партии, акции протеста не  были бы столь массовыми.

Особо стоит остановиться на фигуре Пашиняна – яркого оппозиционного лидера нового поколения, хорошего оратора и известного популиста. Являясь известным оппозиционным журналистом, он был участником почти всех крупных акций протеста в Армении, и одно время был видным участником команды экс-президента Тер-Петросяна.

Пашинян, сделав акцент на работе с молодежью, сумел вывести ее на улицу, а потом к ней присоединились и остальные. Он также впервые вывел акции протеста из центра Еревана в спальные районы, добился  столь массовых акций протеста в регионах. Своими призывами к мирным методам борьбы он лишал власти формального повода к жесткому подавлению. Однако скоро разгон без кровопролития стал невозможен, учитывая количество людей на улицах.

С кандидатурой Пашиняна на посту руководителя страны многие не согласны

Саргсян покинул пост, однако протестную волну это не остановило. Они потребовали от РПА уйти, а также назначить на пост премьера Пашиняна. Видя очевидное поражение действующих властей, о своем присоединении к акциям протеста объявили другие ведущие оппозиционные и псевдоопозиционные силы, а партия АРФ Дашнакцутюн вышла из правящей коалиции. Они призвали передать пост главы правительства кандидату, пользующемуся народным доверием.

Однако, если в вопросе отставки Саргсяна армянское обществе было солидарно, то с кандидатурой Пашиняна на посту руководителя страны многие не согласны. Тем не менее, его сторонников на улицах достаточно, чтобы диктовать свою волю властям и выдвигать им ультиматумы. При этом если ранее Пашинян заявлял о полном уходе республиканцев из власти, то в последнем интервью уже не исключил нахождение некоторых представителей РПА в составе временного правительства.

Сейчас все стороны едины во мнении - нужны скорейшие досрочные выборы. Вопрос лишь в том, кто станет главой правительства до проведения выборов. РПА с и.о. Кареном Карапетяном пытается тянуть время, чтобы сохранить контроль над исполнительной властью. Тут она сможет, используя уже испытанные методы, обеспечить сохранение власти.

В свою очередь, Пашинян хочет поскорее конвертировать поддержку улицы в реальный политический капитал и возможность законно взять под контроль органы госвласти. Ведь общественная поддержка - вещь преходящая, и вряд ли люди будут неделями продолжать выходить на улицы. Да и нынешняя внутриполитическая напряженность негативно сказывается на безопасности страны и Нагорного Карабаха, и тем более на экономике.

Судя по панике в рядах правящей партии, желании других влиятельных политических сил наладить сотрудничество с Пашиняном, он вполне в состоянии довести процесс до конца и стать при поддержке даже самой РПА временным премьер-министром после голосования в парламенте.

Для Пашиняна  также очень важно добиться признания со стороны внешних сил, имеющих интересы в Армении, в частности России. Именно поэтому  он, имея  имидж прозападного политика, всячески подчеркивает недопустимость сравнения событий в Армении с Украиной, отмечая, что в движении нет геополитического контекста, и регулярно шлет месседжи Кремлю, что российским интересам, в частности членству Армении в ЕАЭС, ОДКБ и военной базе в Гюмри, ничто не угрожает.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari