Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD92.75
  • EUR100.44
  • OIL81.19
Поддержите нас English
  • 3857
Общество

Экология и отвага. Зачем климатические активисты обливают краской картины и имеет ли это эффект

17 октября полиция в Берлине задержала активистов климатического движения «Последнее поколение» (Letzte Generation), которые облили оранжевой краской «Часы мира» — одну из главных достопримечательностей столицы Германии. Ранее такой же краской они обливали Бранденбургские ворота во время Берлинского марафона, картофельным пюре — картину Моне в Потсдаме, проводили многие другие акции. Их единомышленники из движения Climaxo 13 октября облили краской картину Пикассо в Лиссабоне. Помимо поливания краской, экоактивисты регулярно приклеивают себя к трассам или, например, блокируют аэропорты. Полиция провела серию обысков у «Последнего поколения», сайт движения заблокирован, но организацию с горизонтальной структурой, состоящую из множества автономных групп, разрушить очень трудно. Многие задаются вопросом: какой смысл в экологическом движении, если его деятельность вызывает у многих раздражение и неприязнь. Однако сами активисты уверены: привлечь внимание общества к проблеме менее радикальными способами нельзя.

Содержание
  • Чего они хотят?

  • Как порча картин поможет экологии?

Чего они хотят?

Проблемы с властями не пугают активистов: «Государство принимает против нас все более репрессивные меры, но и поддержка в обществе у „Последнего поколения” тоже растет. Мы будем продолжать наш протест до тех пор, пока правительство не примет более эффективные и полноценные меры по защите климата», — бодрится активистка Майя из пресс-службы «Последнего поколения» в разговоре с The Insider

«Последнее поколение» — самое заметное из движений этого толка: обычно они обливают краской известные картины в музеях или перекрывают дороги и блокируют другие объекты, приковывая себя наручниками.

Во время Берлинского марафона активисты разлили на дороге краску и попытались приклеить себя к дорожному полотну
Во время Берлинского марафона активисты разлили на дороге краску и попытались приклеить себя к дорожному полотну

Так, 13 июля участники «Последнего поколения» парализовали работу двух аэропортов — Гамбурга и Дюссельдорфа. Прорвавшись через ограждения, активисты перекрыли взлетно-посадочные полосы, что привело к отмене десятков рейсов. Прибывающие рейсы пришлось перенаправлять в другие аэропорты.

«Последнее поколение» обвиняет правительство Германии в том, что у того нет внятной стратегии по преодолению климатического кризиса, и призывает немедленно принять меры для сокращения вредных выбросов от транспорта. В частности, активисты требуют отменить налоговые льготы на авиационный керосин. Министр транспорта Фолькер Виссинг в ответ заявил, что движение «не защищает климат, а занимается преступной деятельностью». В знак протеста группы активистов в час пик перекрыли дороги в Берлине и других городах. При этом участники акции надели маски, изображающие высокопоставленных немецких политиков, включая Виссинга и канцлера Германии Олафа Шольца. В руках у «политиков» были транспаранты с надписью «Мы нарушаем закон».

Участники «Последнего поколения» надели маски канцлера ФРГ, министра экономики и министра транспорта, чтобы привлечь внимание к нарушению закона о защите климата правительством Шольца
Участники «Последнего поколения» надели маски канцлера ФРГ, министра экономики и министра транспорта, чтобы привлечь внимание к нарушению закона о защите климата правительством Шольца
twitter.com/AufstandLastGen

Протестующие намекали на то, что правительство так и не представило стратегию для исполнения Закона о защите климата, по которому Германия должна достичь климатической нейтральности к 2045 году. Согласно документу, выбросы парниковых газов к 2030 году должны сократиться на 65%, а к 2040-му — на 88% по сравнению с уровнем 1990 года.

В сентябре активисты с помощью огнетушителей распылили оранжевую краску на колонны Бранденбургских ворот (ущерб тогда оценили в 35 тысяч евро), после чего начали новую серию блокировок. По состоянию на середину сентября обвинения, связанные с перекрытием дорог, были предъявлены 2458 членам «Последнего поколения». Новые акции по блокировке движения в Берлине намечены на конец октября.

17 сентября экоактивисты облили краской Бранденбургские ворота в рамках анонсированной бессрочной акции протеста
17 сентября экоактивисты облили краской Бранденбургские ворота в рамках анонсированной бессрочной акции протеста
twitter.com/AufstandLastGen

У активистов также заработал новый сайт, где они заявляют о своем твердом намерении продолжить борьбу, невзирая на риски:

«Мы последнее поколение, которое еще может предотвратить крах общества. Столкнувшись с этой реальностью, мы безбоязненно принимаем высокие штрафы, уголовные обвинения и лишение свободы».

Помимо пафосных заявлений, у движения в Германии есть максимально конкретные требования: ограничить скорость движения по автобанам до 100 км в час, чтобы сократить выбросы, ввести дешевый проездной на поезд, чтобы люди чаще пользовались железными дорогами, а не автомобилями, и создать общественный совет по обсуждению перехода Германии к нулевым выбросам.

Как порча картин поможет экологии?

Протесты, связанные с изменением климата, начались еще в нулевых, а в 10-х годах приобрели массовый характер. В последние же годы стало все больше радикальных инициатив, авторы которых считают, что сонное общество можно встряхнуть только нарушением общественного порядка. В 2018 году в Великобритании появилось климатическое движение Extinction Rebellion, перекрывавшее дороги. В январе 2023-го Extinction Rebellion заявили, что прекращают прямые акции и сосредоточатся на росте движения, увеличении числа сторонников, поскольку считают, что нужно накопить политическую силу для дальнейших действий. Но идею акций, причиняющих обществу дискомфорт ради привлечения внимания к серьезной проблеме, уже подхватили другие группы: Just Stop Oil, Insulate Britain, «Последнее поколение». Активисты требуют от европейских правительств объявить climate emergency, чрезвычайную ситуацию, и принять срочные меры для сокращения вредных выбросов в атмосферу. Эти организации построены по сетевому принципу: любой может открыть ячейку от имени организации, если разделяет набор принципов и готов выдвигать определенные требования.

У организаций нет проблем с привлечением внимания — о них пишут все СМИ мира. Главная их проблема скорее в том, что эти акции вызывают в обществе раздражение и неприятие, кроме того, в массе своей люди не понимают, как обливание картин краской помогает бороться с глобальным потеплением. Активисты объясняют, что, мол, серьезного вреда имуществу они не приносят, картины, которые они обливают, находятся под защитным стеклом, зато такого рода провокации заставляют вспомнить о серьезной проблеме, а это само по себе важно. «Мы добились того, что тема защиты климата широко освещается в СМИ, политики вынуждены взаимодействовать с этой темой, им становится все труднее оправдывать решения, наносящие вред климату, — утверждает пресс-секретарь „Последнего поколения“ Майя. — Мы надеемся, что правительство откликнется на наши требования и создаст общественный совет, а также примет важные меры по защите климата».

У активистов есть и другой аргумент: мол, даже если радикальные акции сами по себе не нравятся большинству, они привлекают внимание, люди начинают интересоваться изменением климата и вступают в умеренные движения (это иногда еще называют фланговым эффектом). В подтверждение этой гипотезы они приводят некоторые данные: например, в 2022 году центр Social Change Lab провел в Великобритании исследование — одних и тех же людей (в общей сложности 1415 человек) опросили до и сразу после недельной кампании группы Just Stop Oil по блокировке автомагистрали М25 — кольцевой автодороги, охватывающей Большой Лондон. Как выяснилось, после этой акции, прошедшей в ноябре 2022 года, опрошенные стали больше поддерживать умеренную группу Friends of the Earth: о своей поддержке заявили 52,9% опрошенных, что на 2,6 процентных пункта выше, чем было до акции (50,3%). Авторы исследования утверждают, что впервые смогли эмпирически пронаблюдать радикальный фланговый эффект. Правда, сами же исследователи признают: примерно в то же время проходила Конференция по изменению климата, которую активно освещала пресса, что также оказывало влияние на общественное мнение.

Активисты приклеили себя к стенду, на котором висит картина Моне, в музее Барберини в Потсдаме. Октябрь 2022 года
Активисты приклеили себя к стенду, на котором висит картина Моне, в музее Барберини в Потсдаме. Октябрь 2022 года
Deutschlandfunkkultur.de

Другое исследование на схожую тему было опубликовано в 2020 году в США. Профессор Корнеллского университета Дилан Багден решил проверить теорию, согласно которой деятельность климатических активистов имеет обратный эффект и приводит к снижению поддержки климатической повестки среди обывателей, особенно среди консервативных сторонников Республиканской партии. Социолог изучал влияние трех видов протестов: мирных маршей, гражданского неповиновения и насильственных акций. Результаты исследования показали, что протесты, за исключением насильственных акций, эффективно способствуют поддержке действий по защите климата среди демократов и не определившихся, а на республиканцев не оказывают ни положительного, ни негативного эффекта. Правда, согласно исследованию, мирные марши пользуются большей поддержкой у населения, чем радикальные акции (хотя последние замечают больше).

Акции «Последнего поколения» очень часто попадают на передовицы газет
Акции «Последнего поколения» очень часто попадают на передовицы газет

Российско-армянский климатический активист Аршак Макичян, живущий в Берлине и поддерживающий связи с активистами «Последнего поколения», считает радикализацию экологического протеста закономерным явлением:

«В Германии и в целом в Европе много обсуждается необходимость радикализации экологического протеста. У этих молодых людей есть причины активно действовать, потому что наше будущее действительно под угрозой. У нас осталось всего несколько лет, чтобы значительно снизить выбросы, а политики отказались от многих своих обещаний, сделанных после огромных протестов, которые организовали активисты Fridays For Future и других движений в 2019–2020 году. Поэтому радикализация движения естественна. Климатические изменения ощущаются и в Европе, и особенно в странах Глобального Юга, в Африке. И когда у людей нет воды, это намного хуже, чем если кто-то опоздал на мероприятие, потому что активисты перекрыли дорогу. Нужно создавать давление на общественность, которая ничего не хочет знать, на политиков, требовать реальных изменений».

Аргументация активистов находит понимание далеко не у всех. Типичное возражение: еще непонятно какой эффект сильнее — люди заинтересуются темой климата из-за радикальных активистов или отторжение такой формы протеста отобьет желание ассоциироваться с экоактивистами и люди будут менее охотно присоединяться к движению по борьбе с изменением климата. Пока исследований на эту тему недостаточно, и, скорее всего, эффект, будь он положительным или отрицательным, не очень значительный.

Другой спорный вопрос — юридический: где пролегает граница между правом людей на протест и нарушением закона, с которым государство обязано бороться? Юристка «ОВД-Инфо» Мелания Маслова поясняет, что в международном праве ответ на этот вопрос уже есть:

«У международных органов, таких как ЕСПЧ, есть устоявшаяся практика по делам о свободе собраний и свободе выражения мнения.
Во-первых, большое значение имеет то, причинили ли протестующие физический ущерб объектам, которые они затронули во время протеста. Картины, на которые активисты выливали, например, суп, не были повреждены благодаря защитному стеклу, поэтому реакция властей должна быть сдержанной. Что касается перекрытых дорог, здесь важно, какие последствия понесли за собой такие блокировки. Например, в деле „Кудревичюс против Литвы“ ЕСПЧ признал, что двухдневное перекрытие протестующими трех крупных автотрасс, которое привело к большим заторам и ущербу в несколько десятков тысяч евро, было достаточно серьезным правонарушением. Поэтому суд постановил, что назначение протестующим наказания в виде 60 суток ареста не является нарушением Европейской конвенции по правам человека.
Во-вторых, международные органы обращают внимание на то, был ли протест насильственным, причиняли ли активисты вред здоровью людей, атаковали ли сотрудников полиции. Как мы видим из миссии вышеуказанных климатических активистов, их кампания исходит из обратного принципа — ненасильственного гражданского сопротивления.
Надо также понимать, что многие действия, которые на первый взгляд кажутся противоправными, не являются таковыми с точки зрения международного права, если с их помощью активисты, художники и журналисты критикуют политику государства и привлекают внимание к важной проблеме».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari