Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.70
  • EUR97.10
  • OIL82.12
Поддержите нас English
  • 7746
Общество

«Да кто будет жесты эти проверять?» Почему сигнал о помощи восьмилетней девочки в эфире Первого канала остался без ответа

Семья Боржовых из города Мурома стала известна благодаря передаче «Мужское/женское» на Первом канале: в показанном 21 июня выпуске «Сутяжники» две девочки 4 и 8 лет хвалили своих родителей, рассказывали о прекрасной обстановке в семье, но старшая при этом показала за спиной у сестры международный жест жертв домашнего насилия. Это вызвало большой общественный резонанс и привело к проверке СК. Оба родителя (уже не живущие вместе) обвиняют друг друга в рукоприкладстве, но несмотря на всю шумиху никаких изменений в судьбе девочки не произошло. Корреспондент The Insider съездила в Муром, пообщалась с участниками конфликта, их родственниками и соседями и пришла к неутешительному выводу — реагировать на возможное насилие в семье в России по-прежнему не получается.

Содержание
  • Крик о помощи в эфире

  • Версия Кристины: «На детей своих грязь лить не позволю никому»

  • Версия Карена: «Кристину все побаиваются»

  • Версии семьи и соседей: «Уверена, что в семье нет насилия»

  • Что это за жест и почему в России он не слишком эффективен

  • Версия психолога

Крик о помощи в эфире

Он поднял на меня руку, ребенка ударил по голове, она заплакала…
— Я ребенку травму не наносил!
— А кто?
— Мать и нанесла травму!

Примерно так выглядела попытка диалога между бывшей продавщицей из Мурома Кристиной Боржовой, системным администратором из Москвы Кареном Туняном и журналистами передачи «Мужское/женское». На первый взгляд, обычная история: молодые люди расстались, выясняют отношения, делят ребенка (у Кристины их двое — 8-летняя Вероника и 4-летняя Милана, дочерью Карена является только младшая).

На эфире Кристина обвинила бывшего в насилии над ней и детьми — якобы он распускал руки и даже применял газовый баллончик. Карен заявил, что бывшая вымогала у него деньги, запрещает видеться с дочкой, а если кто в семье и избивает детей, то сама Кристина.

Вероника, рассказывая журналистам об обстановке дома, уверяла, что всё прекрасно — семья дружная, и они с сестрой «очень очень сильно» любят маму. Произнося эти слова, девочка подняла руку за спиной сестры, так чтобы не видела мать, и отчетливо показала жест, который используют во всём мире жертвы домашнего насилия. Раскрытая ладонь, к ней прижат большой палец, четыре других быстро сгибаются.

Зрители сигнал распознали — на адрес передачи пошли письма от неравнодушных людей. Сотрудники Первого канала написали в Следственный комитет и попросили разобраться в ситуации. Историю подхватили другие СМИ, начали обсуждать блогеры — скандал быстро набрал обороты.

Параллельно в сети появились заявления детского омбудсмена Владимирской области Юлии Раснянской о том, что семья Боржовых находится у нее на контроле с 2020 года. Что конкретно происходит в семье и в чем этот контроль выражается, чиновница не уточнила.

После письма телевизионщиков органы опеки и Следственный комитет начали проверку семьи. Впрочем, это ни к чему не привело: девочки по-прежнему живут с матерью и ее новым бойфрендом, а Карен так и не видится с дочерью.

Версия Кристины: «На детей своих грязь лить не позволю никому»

Сама Кристина после случившегося общаться ни с кем не желает. Правда, в социальных сетях появляются комментарии с пустых аккаунтов, написанные, судя по всему, ею.

«Мошенники, которых нужно привлекать к уголовной ответственности! — писал кто-то с аккаунта Nika Nika под постом с выпуском передачи в группе “Подслушано Муром — Навашино”. — Обманным путем заманили нас на программу!»

Кристина Боржова, передача «Мужское/женское»
Кристина Боржова, передача «Мужское/женское»

Nika Nika утверждает, что журналисты пообещали ей решить вопрос лишения Карена родительских прав, так как он «издевается над ней с детьми»: два года не платит алименты и вообще «нанес ей сотрясение головного мозга, ударив кулаком по голове» и даже был за это «осужден». «Я для программы собирала весь полный пакет документов, в эфире ничего не показали, хотя у меня сохранились все скриншоты и переписки с репортерами, которых они к нам посылали домой!» — возмущается Nika Nika, но документы эти всё равно нигде не показывает.

По словам Nika Nika, сигнал жертвы домашнего насилия девочке показала репортер по имени Мария. Она якобы сказала Веронике, что та может использовать его, если начнет запинаться или устанет. «Мы даже не имели представления, что оно значит, эти бессовестные журналисты всё подстроили, чтобы раздуть рейтинги. Нет там ни совести, ни справедливости — одни только деньги у них на уме!» — пишет Nika Nika.

Журналистов Первого канала обвиняли еще и в оставлении ребенка в опасности, но те настаивали, что сразу написали обращение в Следственный комитет России. На предложения The Insider об интервью на канале не отреагировали.

Кристина также не захотела беседовать. Точнее, она несколько раз обещала ответить, но каждый раз исчезала. Узнав, что Карен откликнулся почти сразу, Кристина взорвалась. «Меня шантажировать не нужно! Я лично никому не верю. Если Карену заняться нечем, кроме как шататься по журналистам, то мне есть чем! Я занимаюсь воспитанием двух детей», — написала она.

Кристина повторила, что уже потратила на журналистов «море времени, сил и нервов, наивно поверив, что те огласят всю правду», но ее «постигло полное разочарование».

Версия Карена: «Кристину все побаиваются»

Карен Тунян, в отличие от Кристины, на разговор согласился охотно. Он рад дополнительной огласке, так как, по его словам, не собирается отказываться от своей маленькой дочери.

Карен говорит, что проблемы в отношениях с Кристиной у него начались практически сразу:

«Она человек, мягко говоря, непростой. Не приемлет критики, считает, что есть только ее мнение и неправильное, а слово ”обязательство” воспринимает только в том ключе, что обязаны ей. Вела себя она часто достаточно грубо, несдержанно, на детей оказывала как физическое, так и психологическое воздействие. Я считаю, у нее проблемы психического характера».

Прожили они с Кристиной недолго. За месяц до рождения Миланы Карен привез Кристину в Москву, но, родив, после очередного конфликта женщина уехала жить обратно к матери. «Пока были вместе — Вероника была с нами. Ко мне она относилась хорошо, Кристину же побаивалась. В отношении Вероники насилие было пару раз на моих глазах. О других эпизодах я узнал от матери и отчима Кристины — они предоставили аудио и видеозаписи», — рассказывает Карен.

По его словам, родной отец Вероники живет в Московской области, выплачивает алименты, но с дочерью не общается — Кристина препятствует. После рождения младшей дочери Кристина стала ежемесячно просить минимум по 50 тысяч, жалуется Карен. Когда он стал спрашивать, на что уходят деньги, она резко перестала с ним общаться, заявив, что нашла нового мужчину.

Карен говорит, что, пытаясь добиться от Кристины встреч с дочкой, даже обращался в правоохранительные органы, но там его проигнорировали.

«Там царит беззаконие! Плюс к этому с Кристиной никто не хочет связываться из-за ее нрава, — утверждает Тунян. — Вот и жители Мурома вам ничего не скажут, скорее всего. Кристину все побаиваются!»

Карен Тунян, передача «Мужское/женское»
Карен Тунян, передача «Мужское/женское»

На вопрос, почему Кристину опасаются в ее родном городе, Карен отвечает, что Боржова устраивала скандалы в детском саду и в городской больнице, в результате чего одна из воспитательниц садика уволилась, а девушка-медик «чуть было не подала заявление». В суде Карен якобы слышал, что его бывшая возлюбленная избила какую-то женщину в Муроме. Впрочем, Карен не называет пострадавших и не дает их контактов — повторяет, что люди не будут ничего обсуждать, так как не хотят связываться с Кристиной.

По словам Карена, его догадки о психическом заболевании Боржовой подтверждаются в письме уполномоченного по правам ребенка во Владимирской области, но предъявить его он не готов.

Засвидетельствовать достоверность слов Карена в Муроме не удалось. «Да никто вообще у нас не увольнялся... И не планировал, — говорит сотрудница городской подстанции скорой помощи, услышав историю о девушке-медике. — А суть-то в чём? Вы хотите защитить эту девушку? Или вам нужны какие-то негативные материалы на эту Боржову?» В детском садике попросили или оформить визит официально, или убраться подобру-поздорову, потому что «СМИ уже дел наделали».

«Решение пойти на Первый канал было моим, — переходит к главному Карен. — Связано оно было с беззаконием местных властей в Муроме. Я написал письмо на передачу, и мне предложили сняться. Я, конечно же, согласился. Телевизионщики вели себя максимально корректно, никакой предвзятости ни к одной из сторон конфликта не было».

Жест, ставший причиной скандала, по его словам, Вероника знала задолго до съемок — увидела в TikTok, а его смысл ей потом объяснила бабушка, мама Кристины.

Сейчас Карен активно занимается судебными вопросами — он уже обжаловал решение суда первой инстанции, оставившего Милану с матерью, и обратился в Генпрокуратуру с просьбой возбудить против Кристины дело за то, что она препятствует ему видеться с дочерью.

Версии семьи и соседей: «Уверена, что в семье нет насилия»

С матерью, Галиной Геннадьевной, отношения у Кристины Боржовой натянутые. Особенно после того, как девушка обвинила своего приемного отца, мужа Галины, в сексуализированном насилии. Позже Галина опровергла эту историю, заявив представителям СМИ, что судебное разбирательство было закрыто, так как подтверждений словам дочери не нашлось. По ее мнению, Кристина просто враждебно настроена к родственникам и хочет их посильнее уколоть.

С матерью отношения у Кристины Боржовой натянутые после того, как девушка обвинила своего приемного отца в сексуализированном насилии

Делиться подробностями Галина Геннадьевна отказалась: «Не вижу смысла. На каждый роток не накинешь платок. Вам, кроме рейтингов, ничего не нужно». Не согласились разговаривать и отец Вероники Андрей, и новый возлюбленный Кристины Кирилл Лабутин.

Даже подруги Кристины общаться с журналистами не хотят. «Мы вместе учились, и что там у нее происходит сейчас, я не в курсе — только и сказала бывшая одноклассница Кристины Елена. — В 10–11 классах она часто прогуливала, со всеми конфликтовала».

Соседка Кристины (их дети ходят в один детский сад) на вопросы отвечает с удовольствием: «Обычный ребенок у нее, как все дети. Красивая, ухожена, никогда никаких следов побоев не было и не видела. Ходят всегда красотки все вместе, гуляют, обычные счастливые дети. Я уверена, что в семье нет насилия!» — говорит Марина (она попросила не указывать ее настоящее имя).

На вопрос про жест в эфире Марина отвечает, что в свой 31 год не знает о таких международных жестах: «Сыну 9 лет, и он тоже не в курсе, как и большинство моих знакомых. Знала ли этот жест ее дочка, я не знаю! Но она любит смотреть TikTok и могла увидеть этот жест. В любом случае ребенок в восемь лет, думаю, не осознает до конца, что значит этот сигнал и какие последствия могут быть. Она могла просто и похулиганить даже», — говорит соседка.

Она не исключает, что жест могли попросить показать журналисты. Марина вообще не очень уважает Первый канал, уверена, что там «редко говорят правду — что в новостях, что в передачах»:

«Накинулись на Кристину как собаки! Столько детей, живущих в реально неблагополучных семьях, где родители алкоголики, наркоманы! У них не отнимают детей, всегда шанс дают, на месяц детей в реабилитационный центр отправляют. А тут прям отнять детей захотели! У нормальной матери, не пьющей, любящей», — начинает в конце беседы возмущаться соседка.

Что это за жест и почему в России он не слишком эффективен

Жест, показанный Вероникой, был придуман недавно, в 2020 году. 14 апреля он был представлен Канадским женским фондом — организацией, которая с 1991 года занимается проблемами гендерного равенства, феминизма и деколонизации. Во время пандемии случаев домашнего насилия стало больше, и его жертвам нужен был сигнал тревоги, который они могли бы подать незаметно для абьюзера. Когда жест признала женская организация Women's Funding Network, он быстро распространился по всему миру.

После истории на Первом канале жестом заинтересовались даже российские депутаты. Вице-спикер Госдумы Борис Чернышов предложил рассказывать всем детям об этом сигнале и придать ему федеральный статус.

По мнению психологов, жест помощи в российских реалиях работать не будет, так как это часть целой системы борьбы с насилием, которой нет ни в головах у россиян, ни в Уголовном кодексе, и простой обыватель из провинциального города не сможет опознать жест, поданный ему жертвой, а даже если сумеет, то ничего не предпримет, так как в современном обществе России бить детей — нормально, а лезть в чужие дела — нет. Это обосновано и исторически, говорят специалисты, — не выносить сор из избы считается правильным, и из поколения в поколения передается идея «меня били, я нормальным вырос, своего ребенка тоже бить буду». Домашнее насилие нормализовано в обществе. А вот «органов» боятся — назавтра к Боржовой пришли с проверкой, послезавтра к ним придут.

Жест помощи в российских реалиях работать не будет

Но даже звонок от неравнодушного свидетеля домашнего насилия в российских реалиях с большой долей вероятности окончится ничем. К примеру, на убийство Веры Пехтелевой, которое длилось много часов, представители правопорядка не приехали. Приедут ли они из-за сообщения о каком-то жесте? А если приедут, будут ли разбираться, если видимых признаков проблем не обнаружится?

Версия психолога

Скандальный телеэфир забылся, интерес у общественности к семье Кристины быстро остыл. Опека проверила Боржовых, но ничего подозрительного не обнаружила да и оставила детей с матерью и ее новым сожителем. «Я вам скажу, в чем эта проверка состояла, — говорит еще одна жительница Мурома. — Пришли, посмотрели холодильник — еда есть. Дети вшами не заросли. Родители трезвые? Трезвые. Ну и нормально всё, значит. Вот и оставили их в покое. Да кто будет жесты эти проверять? Кому это нужно?»

Психолог, с которым поговорил The Insider, считает, что все участники конфликта врут и защищают только себя, и видит повод для проверки даже в тех кадрах, что показали в передаче. Кристина, по ее оценке, может страдать от нарциссического расстройства личности, а Карен «явно хочет больше отомстить бывшей, чем защитить ребенка».

Лучшее, что сейчас могут сделать стороны конфликта, — остановить его и дать детям успокоиться, считает психолог, а органы опеки должны работать не для галочки, а долго и аккуратно узнавать у детей правду о том, что происходило.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari