Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD63.44
  • EUR65.82
  • OIL114.8
Поддержите нас English
  • 2374

Волна омикрона, в отличие от предыдущих штаммов коронавируса, сильно ударила по детям: оказалось, что риск госпитализации для них выше, чем при дельте. В российских регионах пришлось разворачивать дополнительные педиатрические койки. При этом даже сейчас, на спаде волны, доля детей среди всех госпитализированных остается рекордно высокой (и речь далеко не всегда идет о пневмониях). К сожалению, растет не только число госпитализаций среди детей, но и смертность.

Содержание
  • ЮАР: первые звоночки «детской» волны

  • Омикрон в других странах: переполненные педиатрические койки

  • Не только госпитализации, но и смерти

  • Круп

  • Бронхиолит

  • «Сборная солянка»

  • Судороги

Если и было в эпидемии что-то хорошее, так это то, что коронавирус поначалу мало поражал детей. Заболеваемость среди детей была ниже по сравнению с взрослыми, в больницы дети попадали редко, а случаи тяжёлого течения были и вовсе исключительными.

Одно исследование за другим показывало, что дети болеют меньше и легче, чем взрослые — об этом сообщали из Китая, Исландии, Италии, Австралии, США и других стран. Лонг-ковид среди детей встречался, согласно британским данным, чрезвычайно редко, и детям он угрожал в меньшей степени, чем взрослым.

Это не значит, что все до единого дети переносили болезнь исключительно легко и без осложнений: анализ американских данных показывает, что ковид для детей более опасен, чем грипп (пока речь о периоде до омикрона). Кроме того, вскоре после начала пандемии многие страны столкнулись с MIS-C — мультисистемным воспалительным синдромом, крайне опасным осложнением, возникающим у детей через 4−6 недель после перенесённой инфекции, в том числе в лёгкой и бессимптомной форме. Но и MIS-C, и лонг-ковид, и тяжёлое течение ковида среди детей были редкими.

Но с приходом и распространением омикрона ситуация поменялась.

ЮАР: первые звоночки «детской» волны

Уже первые данные из ЮАР, где обнаружили омикрон, вызывали опасения.

Так, в округе Тшване (Гаутенг), откуда началась вспышка омикрона, 10% всех госпитализаций приходилось на детей до 2 лет. Дети стали попадать в больницы так часто, что для них пришлось впервые разворачивать дополнительные койки — и число детских госпитализаций сильно выросло по сравнению с дельтой. По сообщениям местных врачей, в больницах стало больше детей со средним и тяжёлым течением, им чаще требовался кислород и поддерживающая терапия.

Южноафриканские отчёты показывали, что доля госпитализированных детей выросла в полтора раза по сравнению с дельтой, а в группе 0−4 частота госпитализаций оказалась выше, чем среди пожилых. Вскоре в ЮАР начала расти и детская смертность.

Первые исследования из ЮАР также указывали, что, хотя омикрон в целом мягче, чем дельта, к детям это не относится. Исследование Discovery Health, крупнейшей страховой компании ЮАР, с выборкой в 211 тыс. заболевших, показало повышенный на 20% риск госпитализаций для детей. Среди взрослых, в свою очередь, риск снизился на 29%.

Позднее вышла статья с анализом детских госпитализаций в округе Тшване за 6-недельный период. Она показала, что 18% от общего числа госпитализаций приходилось на детей — и заболеваемость, и госпитализации среди них оказались заметно выше по сравнению с прошлыми волнами эпидемии. 63% детей в больницах относились к группе до 4 лет, 35% — к группе до 1 года. И если взрослые госпитализации оказались ниже, чем в прошлые волны, то детские побили исторические рекорды. Среди тех детей, по которым была получена подробная клиническая информация, 5% попали на ИВЛ — 7 человек.

Другая статья южноафриканских учёных, основанная уже на данных со всей страны, подтвердила: дети стали попадать в больницы намного чаще, чем раньше, а самый высокий риск госпитализации оказался в двух возрастных группах: среди пожилых (старше 60) и среди совсем маленьких детей — до 5 лет. По сравнению с референсной группой (19-24) дети до 5 лет попадали в больницу в 9,3 раза чаще. По сравнению с пожилыми — в 3 раза чаще.

Вскоре омикрон добрался до остальных стран. И стало понятно: те сообщения, которые поступали из ЮАР, оказались правдой. Детские госпитализации выросли на порядок и стали бить рекорды по всему миру.

Омикрон в других странах: переполненные педиатрические койки

Достаточно одного взгляда на графики, чтобы оценить масштабы. По всем странам, которые публикуют статистику по детям, картина одна: вертикальный взлёт детских госпитализаций с приходом омикрона. Это не страновая особенность — это происходит повсюду.

Например, такова динамика детских госпитализации в Англии:

Госпитализации стали расти в середине декабря, взлёт происходит в последнюю декаду декабря — спустя неделю после того, как в Англии начинает доминировать омикрон. На протяжении всего января в больницы попадает по 800−900 детей в неделю — это в 2,5−3 раза больше по сравнению с максимума прошлых волн, в том числе и по сравнению с дельта-волной. Даже сейчас в Англии госпитализируют за неделю столько же детей, сколько год назад госпитализировали за месяц. И это по-прежнему в полтора-два раза выше всех доомикронных пиков. При этом 55−60% детей в больницах — младше 5 лет.

Ту же динамику демонстрирует и Италия:

Так, на протяжении 5 недель в Италии по 600−700 детей и подростков попадали в больницы с ковидом каждую неделю — как и в Англии, это в 2,5−3 раза больше по сравнению с максимумами прошлых волн эпидемии. За первую половину февраля госпитализировали в несколько раз больше детей, чем на пике дельта- и альфа-волн.

Примечательно, что в других возрастных группах госпитализации выросли, но не так значительно, как среди детей.

Например, показательные графики из Франции:

Если среди пожилых число госпитализаций в худшем случае достигло пиковых уровней за прошедшие полтора года, то среди детей рост госпитализаций многократный. Так, на пике волны омикрона госпитализировали в 5−8 раз больше детей до 9 лет и подростков, чем на пиках прошлых волн.

И это не госпитализации «на всякий случай», и не случайно обнаруженный ковид при госпитализации по другим причинам. Во Франции также в разы выросло число детей в реанимациях с ковидом:

Не лучше ситуация и в постсоветских республиках. Так, в Украине с распространением омикрона детские госпитализации вырастают до 400−450 человек в сутки:

А помимо госпитализаций, растёт нагрузка и на реанимации — дети в Украине, как и в других странах, теперь не только чаще болеют и чаще попадают в больницы с ковидом, но и заполняют реанимационные койки:

США: отчёт CDC

15 февраля американский Центр по контролю и профилактике заболеваний (CDС) опубликовал детальный отчёт по госпитализациям детей и подростков с ковидом за полгода — с июля 2021-го, когда начинала доминировать дельта, по январь 2022-го, когда доминировал омикрон. Это данные эпиднадзора за ковидными госпитализациями в 99 округах 14 американских штатов.

Отчёт показал, что при омикроне уровень госпитализаций вырос в 4 раза по сравнению с пиком дельты (7,1 на 100 тыс. человек против 1,8 на 100 тыс.), причём наиболее уязвимыми оказались, как и в других странах, дети до 4 лет — среди них рост пятикратный:

И при дельте, и при омикроне свыше 81% детей были госпитализированы с ковидом как основной причиной (то есть ковид не был случайной находкой при рутинном тестировании), а у 87% при поступлении были симптомы ковида.

«Полученные данные показывают, что «случайные» госпитализации не объясняют такой рост частоты госпитализаций», — пишут авторы отчёта.

Не только госпитализации, но и смерти

Увы, детская смертность от ковида также растёт.

Франция. За последние полтора месяца, с 5 января по 17 февраля, во Франции от ковида умерло больше детей в возрасте 0−9 лет, чем за весь предшествующий период с начала эпидемии (15 против 13):

Англия. За январь от ковида умерло больше детей, чем в любой другой месяц эпидемии:

В США январь также грозит стать самым смертоносным месяцем для детей с начала эпидемии. На настоящий момент рассмотрено около 60% свидетельств о смерти за январь — они показывают 75 детских смертей от ковида в январе. Текущая оценка — около 120−130 смертей в январе.

Прошлый максимум был в сентябре 2021 года, на пике дельта-волны, когда умерло чуть более 100 детей за один месяц.

На середину декабря в США было зарегистрировано 644 детские смерти от ковида и 176 смертей от пневмонии, предположительно связанной с ковидом — суммарно 820. На сегодня умерших от ковида и ковидной пневмонии детей в США — уже 1052, рост на 28% менее, чем за два месяца.

По России статистики смертности от ковида с распределением по возрастам нет, а большинство региональных оперштабов и минздравов не дают информации об умерших. Но среди тех регионов, где такие данные озвучиваются, сигналы нехорошие.

Так, в Петербурге только в январе от ковида умерли несколько детей.

В Псковской области, по словам губернатора, 28 января от омикрона умерли два ребенка.

В Новосибирской области в конце января ковид забрал трёхлетнюю девочку, в начале февраля — семилетнюю, а несколько дней назад — ещё трёхмесячного мальчика. С начала эпидемии оперштаб Новосибирской области сообщил о смерти пяти детей от ковида. Три среди них произошло за последний месяц.

Россия: забитые педиатрические койки, дети в коридорах, новые реанимации для детей с ковидом

Уже из этих сводок очевидно: в России ситуация не лучше.

Ещё в январе, в начале волны омикрона, было развёрнуто около 7,6 тысяч педиатрических коек. Уже в начале февраля их число увеличили до 11,4 тысяч, спустя неделю — уже до 16 тысяч. Для сравнения: если число детских коек выросло в 2,1 раза, то число взрослых — всего на треть, от 151 тысячи до 204 тысяч.

Причина очевидна: такой же взрывной рост детских госпитализаций, как и в других странах.

Если в прошлые волны дети составляли в среднем от 1 до 4% от всех госпитализированных с ковидом, то в эту волну на них приходится уже около 7% по всей стране. На пике волны, во вторую неделю февраля, в российских больницах лежали 12 тысяч детей с ковидом (и 166 тысяч взрослых). Это 40 госпитализированных детей на 100 тысяч — всего в 3,5 раза меньше по сравнению с взрослыми.

В Москве доля детей в больницах выросла до 10−12%, и это беспрецедентно высокий показатель: ни в одну из прошлых волн эпидемии такого не наблюдалась. Прежде дети составляли в среднем 1,3−2,1% от всех госпитализированных. Впервые Москва оказалась вынуждена приостановить плановые госпитализации среди детей и расширить педиатрический фонд до до 1300 коек. Число детских госпитализаций на 100 тысяч населения составило на пике 5,5 — всего в 1,7 раза меньше числа взрослых госпитализаций (9,3 на 100 тысяч). Для сравнения: в октябре 2021 разница была 10-кратная, в марте−октябре 2020 — 20-кратная. Если при дельте на пике госпитализировали по 25−30 детей в сутки, и это был грустный антирекорд, то уже при омикроне детские госпитализации достигают 132 человек в сутки — и это было даже не на пике волны. Омикрон приводит к росту детских госпитализаций на порядок.

Омикрон в Москве приводит к росту детских госпитализаций на порядок

То же самое происходит повсеместно — во всех регионах. В Карелии 6% госпитализированных — это дети, в Белгородской области — 7,8%, в Саратовской области — 9,3%, в Нижегородской области — 10%. В Татарстане в стационарах на пике лежало 504 ребёнка — 15% от всех госпитализированных, а их число выросло в 5 раз за месяц. Каждый восьмой пациент в больницах — это ребёнок. В Свердловской области и Туве — также по 15%, в Пермском крае — почти четверть, в Якутии и вовсе 30%: так, в волну омикрона каждый третий из госпитализированных с ковидом — это ребёнок. В Забайкалье также почти треть ковидного коечного фонда в эту волну была предназначена для детей.

На фоне такого роста многие регионы отменяют плановую медпомощь для детей и срочно разворачивают дополнительные педиатрические койки — причём в таких объёмах, каких не было за всю эпидемию. Местами резервы детского фонда закончились, так что регионы готовились задействовать взрослые койки для детских госпитализаций. Также были сообщения из регионов о переполненных детских отделениях и о том, что детей уже кладут в коридорах (региональные минздравы такие сообщения по традиции опровергают). Порой больницы вынуждены впервые за эпидемию разворачивать детские реанимации.

И это только то, что происходит в стационарах — с амбулаторным звеном всё ещё хуже, вплоть до невозможности дозвониться в скорую при судорогах, сильной рвоте и температуре 40.

Вот типичная для омикрона картина — на примере Новосибирской области. Взлёт детских госпитализаций более чем в 10 раз за считанные дни, и многократное превышение всех прошлых рекордов:

Даже сейчас, на спаде волны, доля детей среди всех госпитализированных остаётся рекордно высокой:

Но вот какой парадокс: число детских госпитализаций выросло в разы, при этом число пневмоний резко упало. Хорошо это видно на примере Марий Эл — единственного российского региона, который не только публикует статистику о числе детей в больницах, но и даёт информацию о том, сколько среди них пневмоний:

На первый взгляд может показаться парадоксальным, что педиатрический коечный фонд переполнен и приходится выискивать новые койки, вводить ограничения и сворачивать плановую медпомощь — а пневмоний у детей при этом практически нет. Так, на пике волны омикрона в Марий Эл на 70−80 госпитализированных детей приходилось менее 4 детей с пневмониями — от 1 до 5% в общей доле, тогда как в прошлые волны большинство детей попадали в больницу с пневмонией:

И сейчас — самое время поговорить о том, чем вообще омикрон угрожает детям, с чем они попадают в больницы — и нет ли здесь систематического смещения, связанного, например, со «случайным» ковидом.

Случайно выявленный ковид

Во время сильной вспышки неизбежен рост инцидентного ковида, когда вирус обнаруживают случайно, при рутинном тестировании, у тех, кого госпитализировали по другим причинам. И такие случаи важно отделять от госпитализаций непосредственно из-за ковида.

Омикрон, в силу своей распространённости, даёт куда бóльшую долю «случайного» ковида, чем прошлые варианты. Так, в Англии его доля выросла до 35% в волну омикрона против прежних 15−20%. В Дании на «случайный» ковид теперь приходится 40% госпитализаций против недавних 20−25%. Но хотя его доля сильно выросла, большинство людей попадает в больницы с ковидом как основной причиной.

Как ситуация обстоит с детьми? По-видимому, так же: доля «случайного» ковида выросла, но большинство госпитализаций — не случайные.

14 января нью-йоркский депздрав опубликовал детальный педиатрический отчёт, который особенно ценен анализом детских госпитализаций на пике волны омикрона. Из этого отчёта мы узнаём, в частности:

  • Что заболеваемость пропорционально росла во всех возрастных группах, но при этом госпитализации росли намного быстрее среди детей и подростков. Особенно — среди маленьких детей до 4 лет.
  • За месяц детские госпитализации выросли в Нью-Йорке в 16 раз, тогда как по всем возрастным группам — в 8 раз.
  • Хуже всего ситуация с детьми до 4: на них приходилось 56% всех детских госпитализаций.
  • У половины госпитализированных детей не было сопутствующих заболеваний и факторов риска.
  • Число госпитализаций по другим причинам со «случайным» ковидом выросло в 18 раз. Число детских госпитализаций с ковидом как основной причиной выросло в 15 раз.
  • На инцидентный ковид приходится 47% госпитализаций.

Среди тех детей, которые попали в больницу по иным причинам, наиболее часто встречались острые и неотложные состояния (60%) и обострение хронических состояний (11%). На травмы, хирургию, госпитализации по иным причинам приходится всего по 5−9%.

Как отмечают авторы отчёта, ковид мог оказать влияние на основную болезнь и стать усугубляющим фактором, который потребовал бы госпитализации — например, в силу манифестации или декомпенсации другого состояния. Но определить это на имеющихся данных невозможно.

По Москве картина схожая. Какие-либо отчёты, разборы или наборы открытых данных отсутствуют — но, по словам московских чиновников, в волну омикрона также выросла доля «случайного» ковида. До половины детских госпитализаций — это переводы из других медучреждений тех детей, у которых случайно обнаружили ковид.

Но даже с поправкой на это, и в Москве, и в других регионах России, и в других странах детские госпитализации находятся на рекордном уровне.

Так с чем дети попадают в больницы?

Причины госпитализаций: меньше пневмоний — больше крупа, бронхиолита и острых воспалений

На время вернёмся в ЮАР — и к тем исследованиям, которые выше уже упоминались.

Согласно раннему отчёту страховой компании Discovery Health, при амбулаторном течении дети чаще всего жаловались на боль в горле, заложенность носа, лихорадку и головную боль. В больницы дети чаще всего попадали с бронхиолитами и пневмониями, часто это также сочеталось с диареей, рвотой и обезвоживанием.

Другое исследование с анализом 138 госпитализированных детей в округе Тшване показывает, что чаще всего детей госпитализировали с судорогами и острым гастроэнтеритом (по 20%), затем — с бронхопневмониями и инфекциями верхних дыхательных путей (по 15%). При поступлении у 61% детей была лихорадка, у 57% — кашель, у 31% — одышка, у 25-26% — рвота и диарея. Каждый пятый ребёнок (20%) потребовал кислородной поддержки, каждый двадцатый госпитализированный (5%) попал на ИВЛ..

Любопытно, что в Тшване ковид признали основным диагнозом у 44% госпитализированных детей, ещё у 20% — сопутствующим, а у 36% ковид был случайной находкой. Почти у половины детей не было факторов риска и сопутствующих заболеваний.

Круп

С распространением омикрона резко растут госпитализации детей с крупом и острым ларинготрахеитом, которому сопутствует сильное сужение гортани. Главный отличительный признак крупа — очень характерный лающий кашель, свистящее и шумное дыхание и осипший голос. Порой этому сопутствует одышка, цианоз и прогрессирующая дыхательная недостаточность. Хотя обычно этот синдром протекает в лёгкой форме, круп способен давать тяжёлое течение и приводить к осложнениям, а в редких случаях и к летальному исходу (по доковидной статистике, в 1 случае из 30 000).

В конце января вышел небольшой препринт, который показал, что уже в декабре в США резко растёт частота крупа и приводит к массовым детским госпитализациям:

Почти у трети детей, госпитализированных с крупом, развилось тяжёлое течение болезни (у остальных — средней тяжести). Дети с тяжёлым крупом, пишут авторы, подвержены риску остановки сердца из-за быстро прогрессирующей обструкции верхних дыхательных путей. Им может потребоваться терапия, которую обычно проводят в отделениях реанимации, включая частое введение рацемического адреналина, смесей гелия/кислорода, и интубация. Медианный возраст больных детей — 2 года.

Спустя неделю вышло ещё одно ретроспективное исследование, теперь на основе данных детской больницы Сиэтла, где также обнаружили увеличение частоты крупа при омикроне:

И если до декабря большинство госпитализаций с крупом обеспечивал вирус парагриппа, то затем число выявленных случаев парагриппа снижается, а дети начинают попадать в больницу уже с омикроном. Если до омикрона среди госпитализированных с крупом ковид обнаруживали только в 2,8% случаев, то при омикроне — в 48,2%.

Это же подтверждают и свидетельства на местах.

О том, что случаев крупа у маленьких детей при омикроне стало куда больше, сообщают из американского штата Колорадо. В Вашингтоне врачи двух ведущих детских больниц отмечают, что круп стал одним из самых распространённых симптомов омикрона у госпитализированных детей. Те же сообщения из Техаса.. О том же говорят и в Чикаго — помимо крупа, здесь также отмечают, что часто дети поступают в больницу с обезвоживанием. Бывший руководитель FDA Скотт Готлиб также рассказывал о том, что с омикроном стало куда больше крупа и бронхиолитов — и, по-видимому, именно это во многом и обуславливает непропорционально высокую частоту госпитализаций среди маленьких детей. О распространённости крупа при омикроне сообщали и из Нью-Йорка.

Бронхиолит

Помимо этого, в больницы стали также часто поступать дети с бронхиолитами и бронхообструкцией: сообщения об этом поступали не только из ЮАР, но и из США, Канады, России и других стран.

Среди симптомов — кашель и свистящие хрипы из лёгких, затруднённое кряхтящее дыхание, одышка, раздувание крыльев носа, втяжение подреберий и межрёберных промежутков, цианоз. Ещё до эпидемии от 7 до 13% случаев бронхиолита требовали госпитализации и лечения в стационаре.

Омикрон хуже реплицируется в лёгких по сравнению с дельтой, не образует синцитии, реже приводит к пневмониям и чаще вызывает инфекции верхних дыхательных путей. Это во многом объясняет его пониженную патогенность для взрослых: во многих исследованиях показано, что омикрон на 30−70% реже приводит к госпитализации по сравнению с дельтой.

В то же время, с маленькими детьми история другая. Как показало раннее гонконгское исследование, в бронхах омикрон размножается в 70 раз быстрее по сравнению с дельтой и уханьским типом. И это, с одной стороны, может объяснить его повышенную инфекционность. А с другой — может указывать на повышенный риск тяжёлых осложнений верхних дыхательных путей среди маленьких детей: крупов и бронхиолитов. У маленьких детей дыхательные пути более узкие и менее развитые, отчего они куда легче воспаляются и блокируются слизью — и эта закупорка и сужение и вызывают у маленьких детей крупы и бронхиолиты.

Показательно, что ранее бронхиолиты за коронавирусом не наблюдались. С началом эпидемии коронавируса частота бронхиолитов резко упала во всех странах (см. итальянское исследование, французское или бельгийское), во многом из-за нефармацевтических мер и меньшей циркуляции RSV, основной причины бронхиолиотов. Например, график для одной из парижских педиатрических больниц:

Сам по себе ковид к бронхиолитам приводил крайне редко. Но с омикроном ситуация резко меняется.

«Сборная солянка»

Впрочем, крупами и бронхиолитами дело не ограничивается — это не единственные осложнения омикрона, которые приводят детей в больницы.

Александра Кларк, завотделением педиатрии Детской больницы Университета Лома Линда в США, рассказывает, что омикрон даёт смешанную картину:

«Мы видели довольно много детей с положительным тестом, но в хорошем состоянии. В то же время, немало и действительно больных детей — у кого-то из них есть факторы риска, у кого-то нет, и нет никаких причин, по которым именно у них ковид должен был протекать тяжелее. Были дети, в том числе в возрасте до 1 года, которых потребовалось интубировать. Были маленькие пациенты с тяжёлыми поражениями лёгких, и было несколько случаев с ЭКМО».

Состояния у госпитализированных детей с омикроном разнообразны — об этом рассказал Базак Шарон, главный детский инфекционист больницы Университета Миннесоты:

«Мы наблюдаем смешанные проявления у детей с омикроном. У кого-то симптомы ОРВИ, у кого-то ковидный бронхилиот. Мы видим младенцев с лихорадкой, видим подростков с пневмониями, видим детей всех возрастов со всем спектром острых воспалительных реакций (вплоть до MIS-C). Также встречаются дети, у которых коронавирус был обнаружен случайно, при плановых госпитализациях».

Также много сообщений об обезвоживании, рвоте и диареи — из ЮАР, США и России. Так, замдиректора ЦНИИЭ Роспотребнадзора Александр Горелов сообщал о том, что у каждого третьего ребёнка с омикроном наблюдается диарея.

Судороги

Обращает на себя внимание ещё один необычный и неприятный симптом — это судороги. И их высокая частота в ряде исследований.

Так, в южноафриканском исследовании судороги были одной из основных причин госпитализации и встречались у 20% госпитализированных детей. При этом часть этих детей были в возрасте, для которого нехарактерны фебрильные судороги (от 6 месяцев до 5 лет).

О судорожных припадках как симптоме омикрона сообщали также из Швеции — в конце января была опубликована статья педиатра Университетской больницы Оребро, профессора кафедры эпидемиологии и биостатистики Каролинского института, в которой он описал несколько случаев госпитализаций детей с сильными судорогами.

В первую неделю января в педиатрическое отделение больницы госпитализировали 12 детей с ковидом (случайной находкой он был только у двух), среди них четверо поступили с судорогами. В публикации описано 3 случая из 4, и в каждом из них у пациентов прежде не было судорожных припадков, и все дети были без сопутствующих патологий. Одному мальчику было 3 месяца, другому 21 месяц, третьему — 14 лет. Только у одного была лихорадка во время приступа, у второго — за несколько дней до. У подростка судороги длились 30-60 секунд, после чего он какое-то время вёл себя крайне агрессивно, у 3-месячного мальчика судороги повторялись на протяжении нескольких часов, а у 21-месячного был длительный приступ в течение 15-20 минут.

«Нельзя исключать, что это было случайное открытие, — пишет автор статьи. — Однако после этих четырёх случаев последовали и другие дети с ковидом и судорогами. Исследование подтверждает, что коронавирус провоцирует неврологические осложнения у детей, а возникновение такого кластера всего за одну неделю в одной шведской больнице может указывать на то, что судороги у детей характерны при омикроне».

О судорогах как одном из симптомах омикрона сообщали также из Беларуси. В России известно как минимум два случая с тяжёлым течением у детей с серьёзными судорогами: в одном случае у 4-месячного младенца возникли некупируемые судороги, гипоксия и дыхательная недостаточность (в итоге его подключили к ИВЛ, но исход благоприятный), в другом случае у 2-месячного малыша на фоне коронавируса развился инсульт с сильными судорогами.

Впрочем, достоверно определить частоту судорожных припадков при омикроне пока не представляется возможным — и не ясно, имеют ли эти случаи, в том числе описанные в статьях, общую закономерность.

Мультисистемный воспалительный синдром

Один из главных вопросов — это насколько часто омикрон может провоцировать MIS-C — опасное осложнение, при котором у ребёнка происходит воспаление и поражение внутренних органов. MIS-C способен приводить к полиорганной недостаточности, развитию ОРДС и неконтролируемой аутоиммунной реакции организма и обычно требует лечения в реанимации.

Для надёжной статистики по MIS-C пока рано: синдром возникает обычно через 4−6 недель после перенесённого ковида, в том числе лёгкого и бессимптомного. И хотя статистические данные CDC показывают снижение частоты MIS-C, они сильно запаздывают — статистика по MIS-C поступает с большой задержкой.

Вместе с тем, немало свидетельств — из США, Франции, Германии, Израиля — о том, что MIS-C никуда не делся, и число госпитализаций с мультисистемным воспалением растёт.

Франция. Национальное агентство общественного здравоохранения Франции выпустило в конце января отчёт по MIS-C, и там отмечен «очень заметный рост» числа случаев PIMS с декабря, и особенно в течение трёх первых недель января. «Амплитуда текущей волны госпитализаций с MIS-C может оказаться больше, чем у предыдущей волны, связанной с распространением только дельта-варианта», — пишут авторы. Более поздних данных пока нет.

Израиль. В конце января здесь также вышел отчёт, где было отмечено резкое увеличение частоты MIS-C, а только за один день произошло максимальное число госпитализаций с MIS-C. Израильский телеканал «Кан-11», ссылаясь на данные Минздрава, также сообщал о том, что участилось число случаев с MIS-C: только на конец января за одну неделю в больницы попало 10 детей с подозрением на мультисистемное воспаление (ещё за полторы недели до этого регистрировался всего один случай в неделю). Более поздних данных пока нет.

Германия. Университетская клиника в Йене регистрирует рост числа MIS-C. Если с начала эпидемии и до 2022 года было 10 госпитализаций с MIS-C, то за последние два месяца — уже 12: больше, чем за весь предшествующий период.

США. Врачи из разных штатов сообщают об увеличении числа случаев MIS-C. Детская больница Хелен ДеВос в Мичигане в январе рассказала о рекордном количестве госпитализаций с мультисистемным воспалением — по 4−5 в неделю. Рекордное число детских госпитализаций с MIS-C отметили в Нью-Джерси. В Оклахоме за эту волну MIS-C зарегистрировали у большего числа детей, чем в предыдущие волны; кроме того, главврач местной детской больницы рассказала о случаях госпитализаций детей с диагнозом «ковидный энцефалит» — с воспалением в мозгу, изменением психического состояния и судорогами. О росте случаев MIS-C сообщали и врачи Лонг-Айленда. В штате Нью-Йорк с 3 января по 14 февраля был зарегистрирован 71 случай MIS-C (10,5% от случаев за всё время) — с тенденцией к росту в последние недели.

Мягче для всех, кроме детей

Самое масштабное на сегодняшний день исследование опасности омикрона в сопоставлении с дельтой вышло в Англии в начале февраля, в числе авторов — Нил Фергюсон из Имперского колледжа Лондона и Томми Найберг из Кембриджского университета. Это исследование подтверждает то, что известно из прошлых публикаций: риск тяжёлого исхода при заражении омикроном значительно ниже по сравнению с дельтой: так, вероятность госпитализации на 59% ниже, вероятность летального исхода — на 69%. В группе 60−69 вероятность попасть в больницу понижена на 75% по сравнению с дельтой.

И это хорошая новость, однако есть в исследовании и ложка дёгтя. Это дети.

Так, если во всех возрастных группах вероятность тяжёлого течения при омикроне ниже, то среди детей до 10 лет это не так. У детей риск госпитализации при омикроне даже несколько выше, чем при дельте (но абсолютный риск попасть в больницу всё равно значительно ниже, чем среди пожилых).

В совокупности с высокой заразностью, отсутствием каких-либо сдерживающих мер и низким покрытием детей вакцинами это, по-видимому, во многом и определяет такой резкий рост детской заболеваемости и госпитализаций во всех до единой странах.

Вакцинация

Ещё одна из причин, по которым госпитализации среди детей показывают такой непропорциональный и быстрый рост, — это меньшая защита. Переболевших среди детей, как правило, меньше по сравнению с взрослыми, детей до 5 лет вакцинируют в считанных странах, а среди 6−18-летних доля привитых везде ниже, чем среди взрослых.

Исследования показывают, что вакцинация значительно снижает риск госпитализации среди детей. Так, в недавнем отчёте CDC показатель госпитализации среди непривитых подростков в возрасте 12−17 лет оказался в 6 раз выше, чем среди полностью вакцинированных — это уже при омикроне. То же демонстрирует и недавнее израильское исследование.

Другой отчёт от CDC показал, что две дозы вакцины Pfizer снижают на 91% риск развития мультисистемного воспалительного синдрома. В свежем датском отчёте также рекомендуется вакцинировать детей от 5 до 11 лет, поскольку прививки предотвращают MIS-C.

Что в России? мРНК-вакцин как не было, так и нет, а по «Спутнику» данные об эффективности среди детей отсутствуют. Учитывая эффективность «Спутника» для взрослых, есть основания полагать, что для детей он также снижает вероятность тяжёлого течения. Но насколько, до какой степени, и каково здесь соотношение пользы и риска — это неизвестно (для примера — детальный британский отчёт с оценками за и против вакцинации детей; здесь можно дискутировать, соглашаться с доводами или нет, но принципиален сам подход).

Впрочем, в России проблема не только с открытостью, но и с доступностью вакцины. Вплоть до конца января защитить детей было нечем: несмотря на то, что «Спутник М» для детей 12−17 лет зарегистрировали ещё ещё 24 ноября, и уже с ноября планировался выпуск в гражданский оборот, следующие два месяца вакцинации не было.

Первые партии стали поступать в регионы только в двадцатых числах января — в разгар волны омикрона. Партии микроскопические, распределения между детьми из групп риска практически нигде нет, и первые поставки во многих регионах уже израсходованы.

В Свердловскую область поступило 2,4 тыс. доз — уже в первые дни только в Екатеринбурге было 8 тыс. заявок на вакцинацию. Вакцина закончилась за неделю, на сегодня в очереди 15 тыс. человек, приём заявок закрыт, а новая партия «может поступить» в конце февраля.

Владимирская область получила 720 доз — на конец января в очереди было уже 5000 человек, вакцины не хватает. На Ямале, куда пришло 480 доз, на детскую вакцинацию записалось уже 3000 человек.

В Алтайском крае вакцину между детьми из групп риска не распределяли, первыми прививались дети медиков. В Екатеринбурге — ученики элитного лицея.

«Спутник М» везде в дефиците, а в регионах повсеместно ожидают новые поставки (когда те будут — неизвестно): в Башкириии, Татарстане, Орловской области, Курской области, Свердловской области и др.

Затянувшееся начало детской вакцинации, закрытость данных по «Спутнику», проведение клинических испытаний «Ковивака» на детях при отсутствии отчётов об испытаниях на взрослых, отсутствие работы с уязвимыми группами, отсутствие вменяемых ограничительных мер, декларации о фантастической мягкости омикрона и его неспособности привести в больницу — всё это усугубляет проблемы с доверием и усиливает эпидемический нигилизм населения. И это будет дорого нам стоить.

За это Россия уже заплатила более чем миллионом избыточных смертей — и продолжает платить повышенной смертностью.

Теперь, видимо, добавляется ещё и здоровье детей.

Коронавирус же, как известно, «чудо чудесное», и для детей он совсем не опасен. Особенно если это беззубый и ласковый омикрон.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari