Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.74
  • EUR83.24
  • OIL69.98
English
  • 7949
Общество

Кремль VS Google. Как и почему мировые IT-гиганты идут на сделки с властями

Иван Ильин

Перед выборами в Госдуму Apple и Google удалили приложения Алексея Навального из своих магазинов, а Telegram заблокировал бот «Умного голосования». Действия IT-компаний оправдывали, в частности, риском для сотрудников, но мало кто обращал внимание, что большой бизнес никогда и не был апостолом свободы слова, вполне рутинно сотрудничая с режимами любого уровня тоталитаризма.

В августе 2021 года Роскомнадзор потребовал от App Store и Google Play удалить из магазинов приложение «Навальный», связанное с экстремистской в глазах Кремля ФБК. Власть считает рекомендации голосовать против правящей «Единой России» иностранным вмешательством в выборы, так как магазины контролируют американские Apple и Google. Заявления РКН были громкие, но компании молчали и приложение не удаляли.

Интрига разрешилась 16-17 сентября: как убедились раздосадованные сторонники Алексея Навального, IT-корпорации, прежде всего, работают на интересы своих собственников и рост выручки, а не только ради аудитории, поэтому сотрудничают с властями любого симпатичного для себя рынка, включая российский.

16 сентября первый замглавы международного комитета Совфеда, генерал ФСБ Владимир Джабаров обратился к представителям IT-корпораций и предостерёг:

«Структуры и персоналии, связанные с Apple и Google, должны осознавать, что их заведомо противоправные действия и преступное бездействие после получения соответствующих предостережений со стороны официальных российских лиц неизбежно будут иметь для них правовые последствия, вплоть до уголовных».

В ответ магазины удалили приложение «Навальный». В некоторых СМИ назвали удаление беспрецедентным. Адвокат «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян, по его словам, вообще: «никогда не слышал, про возбуждение уголовных дел в отношении сотрудников корпораций. Не слышал и чтобы Apple и Google сами блокировали приложения в мире». На практике же, случалось и первое, и второе.


Россия: эвакуация офисов и сотрудничество магазинов приложений

После крымского кризиса и обновлений законодательства о персональных данных, в декабре 2014 — начале 2015 Google закрыл разработку в России. На корпорацию работало не менее 100 человек разных специальностей в Москве и 50 в Санкт-Петербурге. Из Санкт-Петербурга американцы вывезли всех разработчиков, в Москве сохранилось российское юрлицо, по всей видимости, с сотрудниками. Bloomberg, со ссылкой на Google, называл москвичей «специальной командой поддержки пользователей и клиентов в России».

Неделю назад, еще до драмы с приложением «Навальный», российский судебный пристав пришла к стойке администратора бизнес-центра по адресу Москва, улица Балчуг, 7 (он совпадает с адресом регистрации ООО «Гугл») и попыталась выяснить, где офис Google, с кого получить административные штрафы? Google не оплатил более десяти и должен около 30 млн рублей, в том числе по протоколам Роскомнадзора, за публикации «с призывами», отказ локализовать персональные данные россиян в РФ и т.д.

Внештатный адвокат, но с доверенностью на работу с документацией российского ООО, по громкой связи разочаровал гостью: «У нас руководитель находится в США с учетом пандемии». Речь про американца Снэддона Дэвида Мунро, он возглавляет ООО последние полтора года. Юрист уточнил: «Google LLC <Другая компания, управляет, в том числе магазином приложений - The Insider> находится в США, по данным федеральной налоговой службы никаких представительств, филиалов нет».

То есть, российская власть еще неделю назад не давала повода заподозрить себя в излишней свирепости, а брать «в заложники», кажется, было некого. Подходящие кандидатуры могут задерживаться за границей бесконечно долго на фоне пандемии. Впрочем, 16 сентября генерал Владимир Джабаров объяснил, что проблему с назначением ответственного власти решат:

«Попытки прикрыться какими-то юридическими особенностями регистрации дочерних компаний на территории Российской Федерации будут не только игнорированы, но и рассматриваться как отягощающие обстоятельства. Вы не можете получать многомиллиардные прибыли в России, нарушая закон, и перекладывать ответственность на какие-то фиктивные организации. Лица, способствующие уходу от ответственности материнских компаний на территории Российской Федерации, будут наказаны».

Apple непублично, но прямо назвала поводом для блокировки нарушения законов России. Директор ФБК Иван Жданов опубликовал объяснения корпорации 17 сентября. Угрозы арестов она не упоминала:

«Приложение будет удалено из российского магазина приложений, поскольку оно содержит незаконный в России контент, что нарушает принципы App Store». «Приложения должны следовать всем требованиям закона в любом месте, где вы их распространяете […], а не только общим [для всего магазина] принципам. И, конечно же, будут отклонены приложения побуждающие, продвигающие или поощряющие преступное, или откровенно безрассудное поведение».

Официальные объяснения Google не публиковались, однако выполнять требования американцы научились достаточно давно. В 2016 году в СМИ обсуждалась угроза уголовного преследования топ-сотрудников Google. Опасения тогда не сбылись. Годом ранее, в 2015-м российский ФАС признал американское и ирландское, но не российское, юрлица Google виновными в нарушении законов о конкуренции, и корпорация долго судилась с российскими властями — пыталась опротестовать решение.

По сведениям собеседников «Коммерсанта», чтобы исключить возможность давления на Google, американцы сменили главу российского ООО Юлию Соколову на Карло д`Азаро Бьондо, сицилийца, специалиста по взаимоотношениям с госорганами и гостя сколковской конференции «Технологическая революция. Повестка России». В 2016-м Джейми Касап, евангелист образования Google, извинился перед организатором другой московской международной конференции по новым образовательным технологиям:

«Сотрудники Google не могут ездить в Россию без письменного разрешения юрдепартамента. Видимо, это связано с некоторыми правовыми действиями со стороны правительства России против Google, которые вызывают озабоченность компании».

В ответ директор по связям с общественностью Google в России Алла Забровская немедленно опровергла любые намеки на игры корпорации в кошки-мышки с российскими силовиками. По ее словам, рядовые и руководящие сотрудники как приезжали, так и приезжают в командировки в Россию. Только вот Джейми Касап не приехал.

Год спустя, помимо выплаты назначенного ФАС штрафа, Google согласилась устранить нарушения при дистрибуции магазина приложений Google Play. Таким образом, как минимум уже четыре года владельцы магазина учитывают отношение российских властей именно к Play. Пусть и не по политическим мотивам.

Сами магазины Apple и Google выполняют запросы, в том числе и российского Роскомнадзора, с первой половины 2015 года. Например, с тех пор читателям недоступны в магазинах экстремистские и запрещенные в РФ, но не в США, книги Саида бин Али бин Вахф аль-Кахтани и Mein Kampf Адольфа Гитлера. Их удаление было первой победой над магазинами, о которой сообщал РКН. Но подобные блокировки никакого интереса не вызывают — о них просто не помнят.

А зимой 2016-17 года магазины Apple и Google удалили приложение LinkedIn. Роскомнадзор потребовал от соцсети хранить персональные данные россиян внутри страны, не получил согласия и обратился к магазинам. В результате вот уже более 5 лет принадлежащая Microsoft соцсеть недоступна россиянам через AppStore и Play.


Китай: лучше договориться

На днях The New York Times сослалась на осведомленный источник и заявила, что российская власть успела выбрать в российском отделении Google конкретных людей, которые попадут под уголовное преследование, если Google Play не прервет распространение приложения «Навальный». Эту новость NYT будет сложно прочесть в Китае - Apple давно удалил приложения NYT из китайской версии App Store. По приказу Пекина 23 декабря 2016 года из локального магазина пропали сразу две версии NYT — и переводная с локализацией, и чисто англоязычная.

В июле 2017 года представитель Apple подтвердил, что компания удаляет из китайского App Store VPN-сервисы, запрещенные местными властями. «Мы рассматриваем свободный доступ к интернету в Китае как неотъемлемый элемент гражданских свобод и надеялись, что Apple оценит его выше, чем вопросы получения прибыли», — сетовал представитель сервиса VyprVPN.

Тогда же Apple выполнила другое требование Китая и передала данные из iCloud 130 млн местных владельцев техники Apple и ключи на хранение в организацию Guizhou-Cloud Big Data Industry (позднее Пекин избавился от декоративной прокладки в пользу государственного China Telecom). Аналогичный или похожий трансфер осуществили Amazon, Airbnb, Microsoft. В стране непопулярны некитайские мессенджеры, но даже мало кому нужный Skype в Китае обслуживает не Microsoft, а местная компания Tom-online. Переписка там цензурируется, и американские владельцы не возражают.

Интересно, что представления китайской власти о прекрасном вышли далеко за границы самой Поднебесной. Осенью 2019 года Apple витиевато, но все равно понятно, объяснила создателям контента для кинотеатра Apple TV+, что им следует «избегать выставления Китая в плохом свете».

Скандал с Uber

Среди стран, которые считают свое законодательство об интернете интернациональным, помимо Китая можно вспомнить, например, Францию и Канаду. Обе страны требуют от Google применять национальное законодательство о фильтрации результатов поиска во всем мировом поисковом индексе.

Канада — одна из стран, где власти арестовывали топ-менеджера иностранной IT-компании (Россия тут явно отстала). В 2018 году канадцы по запросу США арестовали финансового директора китайской Huawei Мэн Ваньчжоу, дочь основателя и президента компании Жэнь Чжэнфэя. Впрочем, обвинения в нарушении антииранских санкций и шпионаже выглядят более тяжкими, чем борьба правительств с недозволенным контентом и вредными приложениями.

Франция арестовывала топ-менеджеров раньше коллег из Северной Америки: в 2015 году в Париже задержали Пьер-Димитрия Гор-Коти и Тибо Самфаля, главу Uber в Европе и главу Uber France соответственно. Аресты прошли после погромов на улицах Парижа и сопровождались аплодисментами лицензированных французских таксистов. Полицейский отдел расследования преступлений в транспорте вел допросы.

С 2014 года Франция обвиняла Uber в нелегальной работе и сокрытии финансовых документов. В апреле 2015-го власти соседних Нидерландов назначили Uber «уголовным подозреваемым», голландцы ловили на улицах Амстердама не представителей топ-менеджмента, а десятки водителей сервиса UberPOP, все они получили штраф.

Позже Европейский суд поддержал Францию и постановил, что региональные управляющие Uber несут уголовную ответственность за деятельность UberPOP. Компания называла себя «приложением» и «организатором информационного взаимодействия», а европейские власти вынудили Uber считать себя «транспортной компанией» и зайти под соответствующее европейское регулирование для пассажирских перевозчиков. Похожие процессы прошли в Великобритании и других странах.


It's all about money

В отличие от упомянутых выше транснациональных компаний, вплоть до мая 2019 года Uber был частной, а не публичной компанией. Право Uber на риск, на конфликт с иностранными властями регулировалось договоренностями узкого круга совладельцев, но с момента выхода компании на IPO оно пропадает.

После публичного размещения бизнес обязан вести дела прозрачно и несет ответственность перед своими многочисленными совладельцами, купившими хотя бы одну акцию. Сценарий: «мы пошли на политический принцип и потеряли долю российского рынка» привел бы в недоумение американскую Комиссию по ценным бумагам и биржам. Ведь потенциальные потери в деньгах очевидны. В частности, российские компании и видеоблогеры входят в пятерку главных мировых покупателей рекламного инвентаря на YouTube. Выручка Google в России от рекламных и маркетинговых услуг составила 85,5 млрд рублей за 2020 год, следует из бухгалтерской отчетности компании.

Теоретически Россия рассматривала возможность санкций дополнительных к арестам или альтернативных штрафам. Это замедление трафика YouTube (через новые системы ТСПУ, они испытываются на притормаживающем теперь Twitter), отключение Apple Pay и Google Pay. Не стоит забывать, что гладкую работу Google в России обеспечивают дата-центры Ростелекома, забитые кэширующими серверами американской компании, и арендованные линии связи.

По американскому законодательству публичным компаниям запрещается идти на преступления или неоправданный риск за границей. Отчасти потому, что эти самые преступления приводят к скандалам, разрывам партнерств, падению выручки, котировок… Американцы-совладельцы страдают, Комиссия встает в боевую стойку.

И начинается «вторая серия». Так, в мае 2019 года суд Южного округа Нью-Йорка утвердил мировое соглашение МТС, Министерства юстиции США и Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC). За взятки в Узбекистане владельцы оператора заплатили американским властям штраф в $850 млн. Конкурирующий Vimpelcom/Veon, материнский холдинг российского «Вымпелкома» (Билайн), согласился на штраф и возврат доходов от незаконных узбекских сделок на общую сумму в $795 млн. Примечательна полная экстерриториальность права: экс-гендиректора Vimpelcom, Джо Лундера, по делу о коррупции в Узбекистане арестовывала Норвегия.

Рекорд остался за совладельцем «Мегафона» — $965 млн. На узбекский рынок «Мегафон», к счастью для себя, так и не вышел, хотя небольшие взятки дочери экс-президента Узбекистана Гульнаре Каримовой платил. Неудачный запуск позволил пересмотреть штраф в сторону уменьшения, а теоретически он мог бы составить $1,4 млрд.

Логика проста. Американские власти, до поры до времени, игнорируют традиции делового этикета и национальное законодательство зарубежных стран. Это хорошо видно на примере агрессивного до IPO и весьма тактичного сегодня Uber. На агрессию закрывают глаза ровно до тех пор, пока у бизнеса не начинаются проблемы, созданные на деньги и за деньги рядовых владельцев акций.

Политические векторы не всегда совпадают с бизнес-практикой, но списывать американские сложности на политику все-таки можно. В 2015-м Барак Обама заявил, что Европа ставит палки в колеса американским IT-компаниям просто потому, что местные предприниматели не могут конкурировать с американцами. Им приходится подстраиваться под региональные реалии, далеко не всегда самые прогрессивные. Так «в Германии, где в свое время большую роль сыграла служба «Штази», — проблема защищенности ощущается очень остро», — подчеркивал Обама.

6 сентября 2021 года Wall Street Journal опубликовала колонку миллиардера Джорджа Сороса. Предприниматель, в частности, заявил, что американские деньги действительно поддерживают авторитаризм и предостерёг:

«BlackRock <мажоритарный акционер Google, Apple и многих других IT-гигантов - The Insider> ставит под угрозу интересы национальной безопасности США и других демократических стран, потому что деньги, вложенные в Китай, помогут поддержать режим президента Си, который является репрессивным внутри страны и агрессивен за рубежом».

В сухом остатке. Apple и Google, в случае с приложением ФБК «Навальный», так или иначе, тихо сделали то, что менее сентиментальные китайцы обещают американцам заранее и громко.

Вот как в 2014-м со страниц FT к американским покупателям акций обращался бывший чиновник китайского министерства внешнеэкономических связей и внешней торговли Ма Юнь, более известный после американского IPO как миллиардер «Джек Ма», глава-основатель Alibaba:

«Мы создаем для акционеров добавочную стоимость, а они не хотят, чтобы мы встали в оппозицию правительству и обанкротились. Что бы власти ни велели, мы это сделаем».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari