Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD79.33
  • EUR92.63
  • OIL37.74

С 15 мая страны Балтии открывают внутренние границы. Для Литвы это еще один важный этап постепенного выхода из карантина, объявленного 16 марта и продленного до 31 мая. В правительстве страны уверены, что все идет успешно, но сообщают об этом с опаской. По данным на 6 мая, количество подтвержденных случаев заражения в стране составило 1428 человек, умерло 48. Но, несмотря на столь невысокие цифры, литовские эпидемиологи призывают не расслабляться и выходить из карантина с осторожностью.  

Жители стран Балтии шутят, что «для итальянцев два метра дистанции – мучение, а для нас - близковато». В большей степени это относится к эстонцам, но и в Литве, где при 2,7 млн населения его плотность составляет 43 человека на квадратный километр (в Эстонии — 29), эта шутка не кажется столь уже безосновательной. В крупных городах плотность выше, да и городская жизнь предполагает более высокий уровень социализации. Поэтому на главный вопрос, как постепенно выйти из карантина, чтобы бизнес не успел умереть, и при этом не спровоцировать еще большую волну, литовские ученые боятся давать определенный ответ. Эпидемиологи предлагают следовать «принципу минного поля»: сделал шаг, убедился, что все в порядке — сделал еще шаг.

Карантин в Литве был введен, когда число заболевших было еще небольшим (всего 33 человека) — и сразу полноценный, без полумер. Закрылись все торговые центры, фитнес- и спорт-клубы, салоны красоты и спа-комплексы, культурные и образовательные учреждения. Ресторанам разрешили работать только на вынос. Остались открытыми только продуктовые магазины, аптеки и ветеринарные клиники. В них были установлены защитные экраны у касс, сотрудников снабдили средствами защиты, а пол у прилавков украсили яркие полоски — чтобы было проще соблюдать дистанцию в два метра. Через некоторое время вступило в силу обязательное для всех правило носить маску в общественных местах и не гулять больше чем по двое. Все, кто не смог перенести работу в онлайн, ушли в вынужденный отпуск.

В Литве экономический кризис, вызванный коронавирусом, уже начинают сравнивать с потрясениями 2008–2009 годов. Департамент статистики посчитал: с учетом уже имеющихся данных, принятых карантинных мер и приостановки работы в ряде сфер бизнеса, ВВП страны потеряет 1,5% в нынешних ценах. По данным опроса предпринимателей, проведенного ведомством, 38% респондентов сообщили, что из-за карантина им пришлось ограничить деятельность их компаний. Больше всего пострадала торговля (52%) и сектор услуг (42%), чуть меньше — промышленность (24%) и строительство (36%). При этом в марте выросла торговля через интернет (9,5 %), производство напитков (6,5%) и производство химической продукции (5,9%) — в основном за счет дезинфекторов.

Угроза спада вынуждает государство напрямую поддерживать бизнес. Например, индивидуальным предпринимателям, чей бизнес попал под запрет во время карантина, выдали единоразовое пособие в размере 257 евро (почти вдвое меньше минимальной зарплаты), пообещали покрыть половину расходов малого и среднего бизнеса на аренду, если владелец помещения снизит цену хотя бы на 30%. В это же время в сотрудничестве с эпидемиологами правительство прокладывает путь к полноценному восстановлению экономической жизни.

Жесткий карантин в Литве продлился ровно месяц — с 16 марта по 16 апреля. По данным Национального центра общественного здоровья (НЦОЗ), заболеваемость COVID-19 достигла пика на второй-третьей неделе карантина, а дальше стала постепенно снижаться. «12–13 апреля, во время Пасхи <католической — The Insider>, мы ждали вспышки, думали, что люди начнут разъезжать по стране, встречаться с родственниками и друзьями, общаться. Но этот экзамен мы выдержали — заболеваемость, к счастью, не выросла, — рассказывает старший специалист НЦОЗ, эпидемиолог Дайва Размувене. — Правда, возникло несколько локальных очагов заболевания — в одном доме престарелых в городе Укмерге и в хосписе в Клайпеде. Мы их быстро локализовали, но это сказалось на общем числе заболевших. Так что с третьей недели карантина мы, в принципе, вышли на плато. Средний показатель с момента объявления карантина до настоящего момента — 33 зараженных в день».

Принимая решения о смягчении карантина, литовские эпидемиологи берут в расчет следующий показатель: число положительных результатов на 100 взятых анализов за один день. До введения карантина он, по словам Дайвы Размувене, составлял 10 и больше процентов. В момент первого облегчения карантина — 16 апреля — этот показатель упал ниже 1%. С тех пор показатель держится на том же уровне, независимо от того, сколько тестов на коронавирус делается ежедневно. А их делается все больше и больше: по данным Центра, 30 апреля лаборатории провели свыше 120 тысяч тестов на COVID-19. «Но думать, что вирус среди нас больше не живет, будет ошибкой. Ученые и из Вильнюсского и Каунасского университетов очень осторожно дают прогнозы, поскольку инфекция новая, и до сих пор остается множество вопросов и про формирование иммунитета, и про свойства самого вируса. Но если продолжать и дальше пользоваться мерами предосторожности, принятыми во время карантина, и если такая ситуация продлится и дальше, то летом мы сможем радоваться жизни, — высказывает робкую надежду Размувене. — Но надо обязательно придерживаться карантинных правил».

Литва постепенно делает все более доступным тестирование на коронавирус. На первых майских выходных Минздрав пригласил 7000 литовцев, даже не имеющих симптомов, провериться на коронавирус - бесплатно и обязательно по предварительной записи. Ведомство пообещало, что в дальнейшем такие проверки в крупных городах страны станут регулярными, чтобы с их помощью оценить степень распространения коронавируса. «Сейчас мы делаем ПЦР-диагностику — берем флору со слизистой. Этот метод показывает, есть у человека вирус или нет. При этом пациент может болеть, а может переносить заражение коронавирусом в бессимптомной форме. Также мы делаем серологический тест — анализ крови, чтобы обнаружить в ней последствия вируса - антитела. Иммуноглобулин М (ImM) формируется в первые семь дней вируса. В последующие две-три недели формируется иммуноглобулин G (ImG), который показывает, что человек переболел», — объясняет Дайва Размувене. Но поскольку эти серологические экспресс-тесты и в Литве и и других странах пока не прошли полноценное исследование, а потому официально не признаны, их делают вместе с ПЦР-диагностикой. Это, по словам Размувене, помогает определить специфичность теста на антитела, то есть то, насколько ему можно доверять: действительно ли эти обнаруженные антитела сформировались в ответ именно на новый тип коронавируса, а не на другие вирусы этого вида, которыми до этого переболел пациент.

Если будет доказано, что серологическому методу в случае с коронавирусом можно доверять, то впоследствии тесты на антитела будут делаться отдельно. «ВОЗ уже предупреждала, что с этими анализами надо быть очень осторожными, поскольку пока нет уверенности в том, что им можно доверять. Если он, например, только в 30% случаев дает правильный ответ, то велик шанс того, что человек, сделавший такой анализ дома, решит, что у него уже есть антитела, и наступит ложное самоуспокоение. И, значит, он будет смелее нарушать карантинные меры и сможет заразить других людей», — предупреждает эпидемиолог.

В НЦОЗ Литвы не исключают возможность второй волны заражения. Более того, напоминают, что теоретически любой новый вирус имеет несколько волн. При этом вторая волна может быть и сильнее первой, а может пройти почти незаметно. Но в случае с коронавирусом пока остается слишком много неизвестных. Поэтому иного способа смягчения карантина, кроме как постепенно открывать разные предприятия, строго следить за выполнением ими карантинных мер и ежедневно отслеживать и анализировать рост заболеваемости, литовские ученые и медики пока не видят.

16 апреля, когда в первый раз стартовало смягчение карантина, разрешили открыться магазинам и мастерским, которые имеют прямой вход с улицы. При этом магазин должен жестко регулировать поток людей. Внутрь можно пускать клиентов из расчета один человек на 10 кв. м, а у кассы должна быть нанесена разметка через каждые два метра — для соблюдения дистанции. Сами клиенты тоже обязаны ее держать, в том числе ожидая снаружи возможности войти в магазин. Клиентов можно пускать внутрь только в масках, а сотрудники обязаны носить не только маски, но и перчатки. Кроме того, положено мерить температуру — каждому сотруднику перед работой обязательно, а каждому входящему клиенту — по возможности. Время общения между покупателем и клиентом — не больше 20 минут.

«Мы все это соблюдаем, внутрь пускаю только по одному человеку, — говорит Регина, продавец ларька по продаже прессы и снэков сети Narvesen у вильнюсской ратуши. — Мы даже сняли с продажи хот-доги, торгуем только упакованной едой. Но границы закрыты, туристов нет, наши доходы резко упали».

«Мы проверяли и не зафиксировали ни одного серьезного нарушения карантинных мер. Были мелкие недочеты, которые можно исправить. Например, не вывесили на двери объявление, что людям старшего возраста не рекомендуется посещать этот магазин. Но штрафовать никого не пришлось, — говорит Дайва Размувене. — И этот первый этап не сказался на росте заболеваний в Литве. Число инфицированных не выросло».

С 27 апреля вступил в силу второй этап смягчения мер карантина. Правительство разрешило возобновить работу более широкому спектру предприятий. Открылись торговые центры, а кафе и ресторанам разрешили выставить столики на улице — но на социальной дистанции. «Несколько столиков на улице, когда простаивают два зала внутри, конечно, маловато, — жалуется сотрудница ресторана в центре Вильнюса Мария. — Но зато к нам приходят постоянные клиенты. Мы, конечно, сами в масках и перчатках. А клиентам за столиком можно сидеть без маски — они очень довольны».

Парикмахерским и салонам красоты разрешили принимать желающих постричься и сделать маникюр. При этом по-прежнему запрещено брить и оказывать другие услуги, при которых работник непосредственно касается кожи лица клиента.

Парикмахер Юрга Богданене говорит, что подобный запрет выглядит странно, ведь у парикмахера контакт с клиентом все равно очень близкий: «Я же не могу стоять за два метра от посетителя. Если мне разрешено подстригать бороду, то почему я не могу человека побрить?» Юрга говорит, что, как и другие парикмахеры, она получила от Минздрава конкретные инструкции, какими средствами дезинфекции как и что обрабатывать. На входе в ее салон стоит дезинфектор для посетителей, а рядом с рабочим местом — целый набор специальных химических средств. «Мне не страшно — я вся в дезинфекторе, — отшучивается Юрга, вооруженная перчатками, маской и защитным экраном. Масок и перчаток она закупила с учетом того, что придется делиться и с пациентами, которые записались на стрижки на три недели вперед.

Прием, как и во всех других салонах, только по записи. Работать приходится по 10–11 часов в сутки. При этом Юрга рассчитывает график так, чтобы после каждого пациента 10–15 минут все обработать — инструменты, приборы, мебель. В салон запускает по одному. Впрочем, по ее словам, люди и сами остаются ждать на улице, если видят, что еще есть клиент. В целом, по ее словам, и посетители, и ее коллеги ведут себя сознательно, хотя были и те, кто просил постричь тайком. Юрга не сомневается, что такую возможность многие находили. По ее мнению, от того, насколько ответственно парикмахеры отнесутся к соблюдению карантинных мер, зависит то, как как быстро разрешат работать косметологам.

Несмотря на все сложности, Юрга рада — и не только потому, что снова есть возможность работать и зарабатывать. «Я увидела, насколько нужна моя профессия. Когда люди приходят стричься — это для них такой психологический рубеж. Значит, уже самое плохое позади и начинается возвращение к нормальной жизни. Они обязательно делают фото «до» и «после» и одно со мной — на память, поскольку я в своем „скафандре“, — рассказывает Юрга. — Интересно, что в целом женщины оказались терпеливее, а мужчины мне регулярно писали и узнавали, когда же, наконец, начнется запись. Они мне присылали фото, как их криво-косо обстригли жены. Один из первых моих клиентов сказал, что ему надо срочно постричься, потому что надо ехать копать картошку. Но и с женщинами случаются казусы. Мне позвонила пожилая дама: „Юрга, что делать? Я фиолетовая“. Оказалось, она сама попыталсь покрасить волосы, а вышел не тот цвет».

С 4 мая в Литве смягчаются и другие правила карантина. Например, разрешено покидать территорию страны. Но из Беларуси, где заболеваемость резко растет, можно будет вернуться только через Польшу или Латвию. Иностранцев, кроме дипломатов, военных и перевозчиков, Литва по-прежнему не пускает. Впрочем, ожидается, что с середины мая возобновится авиасообщение на некоторых направлениях, которые предстоит одобрить правительству. Во всяком случае, Lufthansa уже сообщила, что готова вернуть полеты во Франкфурт-на-Майне, а Air Baltic — в Ригу. Кроме того, открываются поликлиники — но тоже на условии соблюдения всего комплекса мер предосторожности.

6 мая кабинет министров в третий раз продлил карантин - после 11 мая еще на три недели. «Мы будем открывать общественное пространство и возможности для развлечения, но от самого карантина не откажемся», — заявил министр здравоохранения Литвы Аурелиус Верига. И этот подход имеет не только организационную, но и психологическую составляющую: пока карантин, даже ослабленный, объявлен официально, даже немногочисленные литовские «COVID-диссиденты» продолжают носить маски и обходить стороной прохожих на улице.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari