Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.15
  • EUR85.92
  • OIL44.59
Общество

Наконец-то сделано в Китае. Как КНР остановила эпидемию коронавируса

The Insider

По официальным данным, эпидемия коронавируса в Китае практически остановилась — за прошедший день было зафиксировано всего 60 новых случаев и 2 смерти. Даже если эта статистика не полна, очевидно, что распространение эпидемии подавлено и ситуация в целом под контролем, что для страны с населением в полтора миллиарда человек — важное достижение. Китаист Данил Бочков объясняет — дело не только в суровых (хотя и запоздалых) карантинных мерах, но и в извлеченных уроках из эпидемии атипичной пневмонии 2002 года, а также масштабной реформе здравоохранения.

Официальные СМИ Китая пишут, что благодаря «тяжелейшим усилиям китайского народа забрезжил проблеск победы» над вирусом. Жесткая реакция властей, а также беспрецедентные для современной мировой системы здравоохранения карантинные меры принесли положительные результаты: закрытие многомиллионных городов и полная остановка предприятий, приостановка работы заведений сферы услуг в относительно короткие сроки смогли купировать бесконтрольное распространение пандемии. «Синьхуа», цитируя представителей СМИ и системы здравоохранения зарубежных стран, уже делает акцент на одобрительной реакции мирового сообщества и похвале столь «результативной и впечатляющей» деятельности правительства страны по проведению мер борьбы с эпидемией. Но насколько все же адекватными были чрезвычайные меры, а также действия местных властей, которые, несмотря на появление информации об угрозе эпидемии от местных врачей еще в декабре, никак не реагировали, а напротив, пытались замолчать ее?

В конце марта в центр эпидемии — Ухань — приехал Си Цзиньпин, который лично посетил один из выстроенных в сжатые сроки коронавирусных госпиталей Хошэньшань. В китайских соцсетях задаются вопросом, почему председатель КНР совершил визит лишь спустя 48 дней после начала эпидемии, и рассказывают, что в районе, куда должен был приехать председатель Си, полицейские по часу проверяли каждую квартиру. Многие жаловались, что полицейских направили дежурить у квартир, чтобы не позволять людям поднимать шум и показывать недовольство.

Как рассказывали о вирусе

Из официальных источников картина распространения заболевания складывается следующим образом. 31 декабря КНР оповестила Всемирную организацию здравоохранения о появлении нескольких случаев заболевания атипичной пневмонией в портовом городе Ухань (провинция Хубэй), население которого составляет порядка 11 млн человек. Одновременно власти страны исключили вероятность повторного появления SARS, который охватил страну в 2002–2003 годах и затем, распространившись по миру, унес жизни 770 человек. Уже 7 января официальные власти заявили, что вирус является новым заболеванием, и дали ему название SARS-Cov-2. 11 января стало известно о первой жертве нового вируса, которой стал 61-летний мужчина, делавший покупки на оптовом рынке морепродуктов Хуанань. 20 января появилась информация о третьем летальном исходе, одновременно вирусологи КНР подтвердили факт передачи вируса от человека к человеку.

Меры по профилактике распространения заболевания были приняты достаточно быстро, если исходить из того, что отправной точкой является 7 января — объявление властей о новом заболевании. Однако, как стало известно позднее, врачи забили тревогу еще в конце декабря. Доктор Ли Вэньлян 30 декабря опубликовал видео о появлении нового вируса, по своей симптоматике напоминающего тяжелый острый респираторный синдром SARS, после чего был задержан и под давлением подписал документ, в котором соглашался с тем, что распространял ложную информацию и подрывал общественный порядок. Врач сам заболел COVID-19, от которого позднее скончался. Ситуация вызвала волну негодования в обществе и во многом повторяла сценарий эпидемии SARS 2002–2003 годов, когда информация о новом вирусе также была закрытой. Только спустя 41 день после гибели врача власти страны принесли извинения семье и полностью его оправдали.

Оптовый рынок закрыли 1 января. После подтверждения 17 смертельных случаев 22 января в Ухане был введен карантин, воздушное и ж/д сообщение было приостановлено. В этот же день еще два города провинции Хубэй — Чиби и Сяньтао — также попали под карантин. 23 января ВОЗ отказалась признавать новый тип коронавирусной инфекции ЧС в области здравоохранения глобального масштаба, отметив, что передачи вируса между людьми за пределами КНР выявлено не было. 24 января на карантине было уже 13 городов с общим населением в 41 млн человек, что стало самым беспрецедентным по масштабам карантинным мероприятием в истории человечества. Китай принял беспрецедентные меры по профилактике распространения заболевания, хотя ВОЗ лишь 30 января признала новый вирус ЧС глобального масштаба. Карантин в апогее затрагивал 60 млн человек только в провинции Хубэй.

За несколько дней карантин ввели в 13 городах с общим населением в 41 млн человек

Реакция могла бы быть еще быстрее, если бы ранние случаи заболевания в конце декабря, о которых сообщал доктор Ли, не замалчивались, пока люди продолжали вести привычный образ жизни. Как говорится в докладе совместной миссии ВОЗ-КНР по COVID-19, КНР предприняла «самые амбициозные, гибкие и агрессивные» действия в истории для контроля распространения заболевания. За 12 дней «в чистом поле» были построены две новые больницы для размещения порядка 2600 пациентов. В докладе отмечается, что одним из залогов успеха было использование новейших технологий (включая переход на медицинские онлайн-платформы и дистанционное обучение) и сознательность граждан, которые с пониманием относились к радикальным действиями властей. Жесткий подход, как мы теперь видим, подтвердил свою эффективность.

Как вели себя местные и центральные власти

27 января премьер Госсовета КНР Ли Кэцян стал первым официальным лицом высокого уровня, посетившим охваченный эпидемией Ухань, но народное негодование относительно недостатка медикаментов и невнимательного отношения медперсонала продолжалось. Вероятно, для поддержания доверия народных масс 11 февраля были показательно уволены двое высокопоставленных чиновников провинции Хубэй, ответственных за здравоохранение. Ранее еще 330 сотрудников были наказаны, а 7 — уволены «за невыполнение должностных обязанностей».

Из-за жесткой иерархии властной структуры в Китае все распоряжения центрального правительства безусловно исполняются, а за имплементацией решений ведется пристальный контроль. Но китайская система государственной бюрократии намного более сложная, чем может показаться на первый взгляд: местные чиновники обладают достаточно широкой автономией по административным, социально-экономическим, образовательным, культурным, научным, финансовым и другим вопросам, включая городское планирование и общественную безопасность. К компетенции местных властей относится и вопрос управления системой здравоохранения. Это создает путаницу в системе управления, когда выясняется, что решением того или иного вопроса занимается сразу несколько ведомств регионального уровня, а иногда с подключением еще и ряда министерств уровня общенационального.

С одной стороны, в ситуации эпидемии жесткая иерархия — это плюс, с другой — местные власти просто боялись публиковать реальную статистику заболевших, опасаясь негативной реакции центра, что привело к запоздалой реакции. Также в КНР существует конкуренция среди местных руководителей провинций с целью скорейшего продвижения по партийной линии и вхождения в ЦК КПК. Руководители стремятся улаживать проблемы на своем местном уровне, чтобы не портить репутацию. В случае ЧС замалчивание правдивых данных и сокрытие статистики часто происходит именно на региональном уровне без ведома центральных властей. Так случилось во время эпидемии SARS в 2002–2003 годов, и это удалось частично предотвратить сейчас, в связи с рядом нововведений последних лет.

Местные власти просто боялись публиковать реальную статистику заболевших, опасаясь негативной реакции центра

Принятые меры могут восприниматься как крайние и чрезмерно жесткие, но это можно объяснить вынесенными из эпидемии 2003 года уроками, когда весь процесс борьбы с вирусом SARS затянулся больше чем на год. Вирус SARS появился в Китае в ноябре 2002 года, пик заболеваемости пришелся на март-апрель 2003-го. Первое официальное объявление о появлении нового заболевания департамент здравоохранения провинции Гуандун сделал 11 февраля 2003 года. На следующий день агентство «Синьхуа» заявило, что заболевание «взято под контроль», и о новых случаях не сообщалось. Пока китайцы массово рассылали друг другу смски со слухами о загадочной болезни, никаких заявлений официальных властей больше не было, равно как и реакции центрального правительства. В середине марта 2003 года началась работа первой сессии Всекитайского собрания народных представителей 10 созыва, люди стали съезжаться со всей страны, в том числе из зараженных регионов.

Верховный народный суд КНР ввел тюремное заключение за нарушение карантина. А на местном уровне жители начали действовать самостоятельно: во многих деревнях, окружающих Пекин, были возведены самодельные баррикады и выставлены часовые, чтобы не пускать посторонних, особенно из охваченной SARS столицы. Заявления и действия чиновников были несогласованными и противоречивыми. 3 апреля министр здравоохранения КНР Чжан Вэнькан, несмотря на свидетельства обратного, сообщил, что болезнь остановлена, и призвал всех путешественников придерживаться прежних планов и приезжать в Китай. Заявление было сделано несмотря на рекомендации ВОЗ от 27 марта отложить все несрочные поездки в связи с эпидемией нового вируса атипичной пневмонии. Лишь 21 апреля официальные лица КНР, столкнувшись с неопровержимыми доказательствами новой эпидемии, публично извинились за «неудачу руководства» и начали сообщать о случаях болезни. Тогда же были уволены Чжан Вэнькан и мэр Пекина Мэн Сюэнуном за недостаточные усилия в борьбе с SARS. Оказалось, что данные о числе заболевших были занижены: например, стало известно, что в Пекине было 339 подтвержденных случаев заражения и 402 на подозрении, тогда как десятью днями ранее Чжан Вэнькан сообщал лишь о 22 пациентах.

Жители деревень вокруг Пекина строили баррикады и выставляли часовых, чтобы не пускать посторонних

Замминистра здравоохранения КНР Гао Цян отмечал, что Минздрав страны не был готов к борьбе с неизвестным заболеванием, а «точные цифры своевременно не сообщались высшим органам власти». Таким образом, если сравнить реакцию на эпидемию SARS в 2002–2003 годов и на нынешний COVID-19, становится очевидно, что Китай смог извлечь уроки из своих ошибок и сейчас более оперативно отреагировал на появление нового вируса. Если тогда все меры заняли порядка полугода, то в этот раз отреагировать на ситуацию удалось менее чем за месяц. Если проследить историю развития и распространения SARS, можно заметить, что только 12 марта 2003 года ВОЗ опубликовала предупреждение о появлении нового заболевания, в то время как первые случаи были в зафиксированы в провинции Гуандун еще в ноябре 2002-го. Китай обратился в ВОЗ только 14 февраля (спустя 3 месяца после появления первых вспышек) и сообщил о 305 случаях заболевания и пяти смертях. Публикация новых случаев заражения и летальных исходов была нерегулярной. Передача в ВОЗ обновленной информации во второй раз произошла только 26 марта. В случае с COVID действия по определению нового заболевания и направлению информации в ВОЗ заняли меньше недели, в то время как при эпидемии SARS на тот же процесс ушло больше нескольких месяцев. Действия органов власти на всех уровнях были более слаженными, своевременная публикация связанных с болезнью клинических данных и тесное взаимодействие с ВОЗ помогли многим странам мира лучше подготовиться к распространению инфекции. Например, зная данные о более чем 40 000 случаев в Китае ученые смогли определить, что 80% пациентов, инфицированных COVID-19, не нуждаются в медицинском вмешательстве.

Реформа системы здравоохранения

Во многом более эффективная реакция властей на нынешнюю эпидемию связана с проведенными в 2009–2020 годах кардинальными реформами системы здравоохранения. После начала реализации политики реформ и открытости в 1979 году произошла волна приватизации, система общественного здравоохранения была подорвана. Больницы перешли на рыночный механизм работы, к 1990 году государственное финансирование упало до 10% от общего дохода больниц, остальная прибыль приходилась на платные услуги. К началу эпидемии SARS в китайских СМИ гуляла фраза «попасть к врачу сложно, попасть к врачу дорого» (看病难 看病贵). В апреле 2009 года в стране стартовала амбициозная реформа, целью которой было обеспечить к 2020 году всех граждан равным доступом к базовому медицинскому обслуживанию.

После 1979 года 90% дохода больниц приходилось на платные услуги

Реформа проводилась поэтапно. На первом этапе в 2009–2012 годах чиновников переориентировали на развитие здравоохранения и выделили на это $125 млрд, в частности 60 млрд юаней на создание в слаборазвитых сельских и западных районах более 33 000 новых медицинских клиник. Второй этап 2012–2015 годов начался с публикации 12-го пятилетнего плана развития и привел к тому, что 95% населения получили доступ к базовой медицинской помощи (в 2005 году аналогичный показатель был меньше 50%). Городскую и сельскую систему медстрахования интегрировали. С 2008 по 2017 год государственные расходы на здравоохранение выросли в четыре раза — с 359 млрд юаней до 1,52 трлн юаней.

До реформы врачам разрешалось делать 15-процентную наценку на лекарства и процедуры, что неизбежно приводило к намеренному увеличению выписываемых рецептов и надуманным диагнозам. В 2015-м доход врачей «отвязали» от прибыли больницы, они стали получать фиксированный оклад и бонусы, которые рассчитывались на основе выслуги лет, количества оказанных услуг и их качества.

В 2016 году Си Цзиньпин заявил, что нужно делать акцент на профилактике заболеваний и назвал успешную реализацию реформы здравоохранения одной из основ достижения «китайской мечты». С 2010 по 2016 год возможность попасть на прием к врачу в течение 15 дней увеличилась с 16,2% до 22,7%. По плану Госсовета, к 2020 году на 10 тыс жителей Китая должно приходиться 2–3 врача общей практики, к 2030-му — 5.

В 2018 году было создано единое Национальное бюро медицинской безопасности. Если раньше управление было запутанным и негибким, больницы подчинялись нескольким ведомствам сразу, решения принимались долго и согласовывались на уровне вышестоящего руководства, теперь руководители больниц стали более автономными. Несмотря на положительную динамику, существуют трудности в своевременном диагностировании и должном лечении сахарного диабета, гипертонии, стенокардии и туберкулеза. Но хотя ряд вопросов сохраняется, в целом система здравоохранения стала более гибкой и управляемой, что помогло ей более эффективно отреагировать на нынешнюю эпидемию.

Экономические инструменты государственной помощи COVID-19

Жизнь в Китае постепенно возвращается в нормальное русло, к 30 марта 98,6% базовых промышленных предприятий восстановили работу. Еще в 20-х числах восстановила производство Shenzhou International Group, которая шьет товары для UNIQLO, Adidas и Nike. Открываются кафе и рестораны.

Большинство мер поддержки были приняты в середине февраля-марте, что совпало с периодом постепенного восстановления производства. Народный банк Китая для поддержания ликвидности снизил ставки кредитования и заявил, что продолжит помогать банкам в сложных условиях. 26 февраля регулятор выделил $43 млрд для помощи малому бизнесу, из которых $26,3 млрд 13 марта уже закачали в банковскую систему. Банки предоставили кредиты под сниженный процент на $17 млрд малым сельскохозяйственным предприятиям. Также китайский ЦБ во второй раз за год снизил норму обязательных резервов для банков, чтобы банки могли высвободить дополнительные $56 млрд. А малым и средним предприятиям дали отсрочку по платежам. В условиях поддержания китайским ЦБ достаточной ликвидности компании и предприятия КНР смогут получить доступ к кредитам по сниженным процентным ставкам, что безусловно смягчит процесс возобновления производства и выхода на прежний уровень выпуска, а также поможет нивелировать снижение доходов, вызванное спадом производства.

По оценкам МВФ, глобальная рецессия, вызванная COVID-19, может быть хуже кризиса 2008–2009 годов. За первые два месяца 2020 года промышленное производство в КНР упало на 13,5%. Но глава МВФ Кристалина Георгиева считает, что китайская экономика сможет быстро восстановиться, хоть многие компании розничной торговли и продажи потребительских товаров и не смогут удержаться на плаву. FT отмечает, что для сохранения прошлогоднего роста ВВП в 6% будут необходимы слаженные действия властей и скоординированная фискально-монетарная политика.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari