Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.27
  • EUR89.48
  • OIL41.61
Общество

Яблоки как биотопливо, «зеленые» похороны и батарея на крыше. Как Швеция задает всему миру экологические стандарты

The Insider

Пока в России гражданам приходится бороться против строительства новых мусорных полигонов, Швеция переходит на экологически безвредные похороны и использует в качестве биотоплива гнилые фрукты. Скандинавская страна стабильно держится в топе самых экологичных государств мира: в основном за счет сознательности граждан, для которых экологичность — не модное веяние, а образ жизни, прививаемый с детства. Журналист и писатель Ирина Меркина, много лет прожившая в Швеции, рассказывает, какие экопривычки священны для жителей страны — даже в ущерб удобной жизни.

Шведскую авиационную отрасль лихорадит уже два года — с тех пор как в апреле 2018-го правительство ввело так называемый «налог на вылет». Его цель — компенсировать вред, который авиация наносит атмосфере. В зависимости от протяженности рейса, каждый вылетающий из шведского аэропорта должен заплатить от 60 до 400 шведских крон (примерно 6–40 евро). Вроде бы приемлемая сумма, но представьте, что вы летите всей семьей отдыхать в Таиланд или навестить родных в Калифорнии. А внутри страны приходится платить дважды — за дорогу туда и обратно.

В результате число полетов внутренней авиации в стране сократилось почти на 9%, ряд местных авиаперевозчиков обанкротился, крупнейший аэропорт Стокгольм-Арланда лишился 11 прямых трансконтинентальных линий, а некоторые региональные аэропорты находятся под угрозой закрытия. Недавно компания Ryanair выставила шведским властям ультиматум: она уйдет из аэропорта Стокгольм-Скавста, если налог будет повышен.

Именно это собирается сделать шведское правительство — увеличить налог на вылет на 19%, хотя эксперты и руководители авиационной сферы доказывают, что такая мера принесет климату больше вреда, чем пользы. Оказавшиеся на грани банкротства компании не смогут разрабатывать экологичные виды топлива, по которым Швеция до сих пор занимала одно из первых мест в мире. К тому же люди все равно путешествуют — не воздушным путем, так другими, и неизвестно, от чего больше вреда: от одного самолета, в котором летят сто человек, или от 50 машин, на которых эти люди поедут.

Но все эти аргументы вряд ли помешают росту налога, как не помешали они его введению два года назад. Любые шаги, направленные на защиту окружающей среды, получают  поддержку шведского общества, независимо от их эффективности и пользы. Что ни делается для климата, все к лучшему — таков негласный консенсус в стране, и мнение экспертов и ученых здесь почти не учитывается.

К примеру, налог на вылет заранее одобрили около 70% шведов. Мало того — возникли массовые кампании «Остаемся на земле» и «Год без полетов»: люди отказывались пользоваться самолетами. Известные личности через СМИ и соцсети объявляли бойкот воздушным перевозкам и «развлекательным путешествиям». Те, кому приходилось летать в силу необходимости, публично оправдывались перед единомышленниками. Это может показаться комичным, если не понимать, что экология для шведов — своего рода религия; шуткам и сомнениям здесь нет места.

Экология для шведов — своего рода религия, шуткам и сомнениям здесь нет места

Повышение налога на вылет — инициатива партии «зеленых», которые внесли этот пункт в свою программу перед очередными выборами. Трудно представить, как обещание увеличить налоги может работать на рейтинг партии, но «зеленые» знали своего избирателя. Сейчас министр экологии Изабелла Лёвин планирует запретить использование в сельском хозяйстве глифосата — одного из самых распространенных в мире гербицидов. В Швеции он применяется наиболее безопасным способом, а его запрет, по оценке Совета по сельскому хозяйству, приведет к потерям в 425–790 млн шведских крон. Это станет еще одним ударом по шведскому земледелию, которое и без того нельзя назвать прибыльным.

«Правительство хочет запретить средство защиты растений не потому, что оно оказалось опасным, а потому что идет на поводу у скандальных активистов, которые понятия не имеют о сельском хозяйстве», — сетует журналистка газеты «Смоландспостен» Эстер Хедин. К сожалению, именно эти активисты часто задают тон в вопросах климата, а потому от глифосата фермерам, скорее всего, придется отказаться.

Но шведская политика в сфере экологии — это не только запреты и популизм. Недаром эта страна считается одной из самых чистых в мире. И главный фактор здесь — высокая сознательность населения. Так что, если вы увидите человека, подбирающего на обочине окурки, это, скорее всего, не бомж, а ответственный гражданин.

О том, как шведы обращаются с отходами, писали уже не раз. И все же надо пожить в Швеции, желательно в провинции, чтобы понять, какое это священнодействие — сортировка мусора, отмывание консервных банок и коробочек из-под йогурта, прежде чем они отправятся в правильные пакеты и ящики. Стоит посмотреть, как жители Стокгольмского архипелага — одного из самых дорогих районов Швеции — грузят на свои яхты и катера мешки с бытовыми отходами, чтобы отвезти их на материк, на мусорную станцию.

Сортировать мусор шведов учат с раннего детства, и это такая же жизненно важная привычка, как мытье рук и чистка зубов. Реальный случай: шведская девушка переехала в другую европейскую страну и обнаружила, что в ее многоквартирном доме нет «коричневого ящика», куда обычно выбрасывают пищевые отходы. В панике она написала в экспатское сообщество с просьбой откликнуться тех, у кого есть такой ящик или яма с компостом, чтобы она могла привозить этим добрым людям свой пищевой мусор. И это не поза — шведы действительно так воспитаны, что отказаться от сортировки мусора для них труднее, чем перестать здороваться.

Плата за вывоз мусора составляет немалую долю в коммунальных счетах. Владельцы частных домов арендуют у местных советов мусорные баки (обычно два — один для пищевых отходов, один для общего мусора). Эти баки регулярно опустошает окрашенная в яркие цвета мусорная машина, полностью автоматизированная: водитель, сидя в кабине, лишь нажимает кнопочки, а ловкие рычаги подхватывают бак и вываливают его содержимое в нужный отсек. Кроме этого, в отведенных местах стоят отдельные контейнеры для бумаги, стекла (цветного и белого), пластика, металла. А еще есть большие, работающие по сложному расписанию станции, куда привозят срезанные в садах ветки, скошенную траву, неисправные электроприборы, использованные батарейки, крупногабаритные вещи.

Впрочем, сортировкой мусора занимаются многие страны. В Швейцарии, например, относятся к этому еще более ревностно — там есть даже мусорная полиция. Но Швеция, безусловно, впереди планеты всей по переработке отходов. Достаточно сказать, что своего мусора для всех нужд не хватает, и его закупают в Норвегии. Норвежские переработчики негодуют, но ничего поделать не могут: шведы платят больше.

Обычно мусор используется для отопления и биотоплива. Почти везде автобусы ездят исключительно на биогазе. Компания по утилизации мусора Vafab Miljö в провинции Вестманланд каждое лето открывает пункты приема подгнивших и червивых фруктов, падалицы и других отходов садового хозяйства для производства биогаза. Оказывается, на одном килограмме гнилых яблок можно доехать до соседнего города. На строительных выставках демонстрируют дома, где мусор выбрасывается в буквальном смысле слова в печь — в систему сжигания и отопления, так что дом отапливается целиком за счет своих мусорных ресурсов. Кое-где люди уже живут в таких зданиях, хотя скептики говорят, что эта система слишком дорогая и совсем не безвредная с точки зрения экологии.

Оказывается, на килограмме гнилых яблок можно доехать до соседнего города

Всего 0,7% домашних отходов в Швеции утилизуется путем захоронений на полигонах. По Евросоюзу этот показатель составляет 34%. По доле возобновляемой энергии (почти 55%) Швеция тоже обгоняет другие страны ЕС. В основном это гидроэнергия и биотопливо, но в последние годы набирают популярность солнечные батареи — как среди поставщиков электричества, так и в частном секторе. Несмотря на довольно высокую стоимость, домовладельцы охотно устанавливают эти батареи на крышах и участках. Это позволяет не только перейти на самоокупаемость электроэнергии, но и продавать ее излишки электрическим компаниям. Верно, что зимой и осенью в Швеции месяцами не бывает солнца, зато летом, в белые ночи, оно светит почти 20 часов в сутки. В ясную погоду, конечно. 

У всех на слуху стокгольмский район Хаммарбю — бывшая промышленная зона, превращенная в высокоэкологичный жилой массив с нулевым выбросом углерода. По тому же принципу (и тоже на месте промышленной зоны) построен район Вэстра Хамнен в Мальмё — там используют систему аккумулирования тепловой энергии. Нагретая летним солнцем вода отапливает здания в холодное время, а потом охлаждает в жару.

Район Хаммарбю

Менее известны природные парки Рюннигевикен и Осет в городе Эребру, разбитые вместо городской свалки. В конце XIX — начале XX века свалку ликвидировали и завезли сюда почву вместе с семенами растений и насекомыми. Сегодня это райский уголок с фантастическими лесными, луговыми и болотными ландшафтами и огромным количеством птиц, гнездящихся по берегам озера Хьялмарен. 

Экологическая сознательность в Швеции порой выходит за рамки земной жизни. Согласно опросу, проведенному по заказу похоронного агентства Fonus, 7 из 10 шведских граждан готовы выбрать вид захоронения, который не повредит окружающей среде. Этот способ перехода в мир иной существует: для него используются саваны из органического хлопка, экологически чистые гробы, развеивание пепла вместо хранения его в урне, местного производства цветы и продукты для поминок, погребальный транспорт на биотопливе. Запросов на «зеленые» похороны в Швеции становится все больше, хотя клиентам они обходятся значительно дороже — но и тут шведы готовы платить.

Несмотря на знаменитый шведский индивидуализм, здесь очень популярен так называемый «ко-окнинг» — совместные поездки соседей или сослуживцев: ведь одна машина принесет природе меньше вреда, чем две. Свой вклад в охрану природы вносит и королевская семья. Так, шведский монарх призвал своих подданных следовать его примеру и не принимать ванну, чтобы экономить воду.

Неудивительно, что Грета Тунберг появилась в стране, где социальную ответственность дети впитывают с молоком матери. Свою роль тут играет и протестантская этика («Делай что должно и будь что будет, но сначала все-таки делай), и шведская история с географией. Географию особенно важно учитывать, поскольку большая часть страны представляет собой леса и горы, среди которых раскиданы редкие города и многочисленные деревушки, фермы и отдельные дома. Большинство шведов живут среди природы, и, конечно, мысль о ее сохранении для них вполне естественна.

Грета Тунберг на первой «Школьной забастовке за климат»

С историей тоже все довольно ясно. Уже двести с лишним лет Швеция не воюет, что часто давалось ей с большим трудом. Во время Второй мировой войны шведы приложили невероятные усилия, чтобы сохранить нейтралитет, и не всегда вели себя красиво, особенно с точки зрения оккупированных соседей — Дании и Норвегии. Тщательно скрываемые комплексы, вынесенные из прошлого, сегодня заставляют шведов быть нравственным маяком для всего мира. Не раз и не два они пытались учить народы миролюбию и гуманизму методом «делай как мы», но особого успеха не добились. Народы не хотят учиться на примере Швеции, они предпочитают учиться на своих ошибках.

Можно понять, почему шведы порой впадают в отчаяние, наблюдая, как все катится не туда. Грета и есть живой сгусток такого отчаяния и пламенной веры в свою спасательную миссию. Как ни относись к ее деятельности, за ее спиной стоит страна, которая, хоть и бежит впереди паровоза в деле защиты окружающей среды, но все же показывает нам направление.

Впрочем, порой Швеция убегает так далеко, что мировому паровозу за ней не угнаться. Держитесь крепче: оказывается, не все экологическое полезно для планеты. Ученые из Технического университета Чалмерса в Гётеборге установили, что органические продукты, столь популярные в западном мире, наносят природе больше вреда, чем выращенные с искусственными удобрениями. Их урожай заведомо ниже, поэтому приходится использовать больше земли и вырубать леса, что приводит к дополнительным выбросам углекислого газа. Например, органическая пшеница вызывает на 70% больше выбросов, чем обычная. То же самое с животноводством, где используют органические корма, и с биотопливом. Что делать? Производить безопасные удобрения из воздушного азота и возобновляемой электроэнергии, отвечают шведы. Они ведь умеют не только обозначать проблемы (прогуливать школу, проводить митинги, выступать в ООН), но и находить решения. Этому нам всем стоит у них поучиться.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari