Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.04
  • EUR90.01
  • OIL41.83
Новости

Эксперт центра «Сова»: политических активистов могут начать шантажировать детьми

Верховный суд рекомендовал лишать родительских прав людей, которые вовлекают детей в деятельность запрещенных общественных и религиозных объединений. Речь идет об организациях, чья работа была прекращена судом по закону «О противодействии экстремистской деятельности» или «О противодействии терроризму». Эксперт информационно-аналитического центра «Сова» Мария Кравченко рассказала The Insider о том, кто может попасть под действие нового постановления Верховного суда.

Эксперт центра «Сова» Мария Кравченко

Это постановление Верховный суд обсуждал еще в октябре, и оно было отправлено на доработку. Окончательный вариант документа еще не опубликован на сайте Верховного суда. Если там содержится безоговорочная формулировка, что за вовлечение несовершеннолетних в запрещенные организации родителей будут лишать родительских прав - а теоретически, в нее могут быть вписаны какие-то ограничения, вроде «опасности для жизни» -  мы считаем, что это прямой путь к злоупотреблениям и давлению на семьи. 

В нашей стране и религиозные, и общественные организации иногда запрещаются на весьма сомнительных основаниях. Даже как минимум одна террористическая организация, с нашей точки зрения, запрещена неправомерно - это радикальная исламская  партия«Хизб ут-Тахрир». Ее причастность к террористическим актам не доказана, более того, она никогда не призывала к какой-либо насильственной деятельности в России. Многие религиозные организации неправомерно запрещены у нас как экстремистские. Это «Свидетели Иеговы», которых в России более 100 тысяч, и их дети тоже живут религиозной жизнью вместе с родителями. Это мирные проповедники ислама «Таблиги Джамаат». Это мусульмане, которые читают книги Саида Нурси, при том что они никогда не были объединены, но их причислили к некоей единой организации, которую тоже запретили.

Есть и организации политического свойства, запрещенные неправомерно. Например, организации «Артподготовка» нет, это аморфное движение, которое не успело оформиться в единую организацию, и, конечно, не было нигде зарегистрировано. Но его запрещают, а дальше могут приходить к людям, которых по не вполне понятным признакам отнесли к этой запрещенной организации, заводить уголовные дела и пытаться доказывать, что они каким-то образом вовлекают детей — ходят с ними на митинги, например. Это можно применить к самым разным местным активистам: угрожать им обвинениями в причастности к этой непонятной «Артподготовке» и таким образом шантажировать их детьми, заставляя прекратить протестную деятельность.

Формально никакие дети в политических организациях не участвуют и не могут участвовать. Но дело не в формальных вопросах, а в том, что именно следствие будет расценивать в том или ином случае как вовлечение в деятельность организаций. Очень разные вещи могут быть так истолкованы. Бывает, что детей берут на религиозные собрания или читают при них религиозную литературу. Бывает, что при детях обсуждают политические вопросы. Как правоохранительные органы на местах захотят, так они и будут это расценивать. Ведь антиэкстремистское законодательство у нас уже традиционно трактуется очень широко, а применяется точечно и непоследовательно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari