Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.81
  • EUR89.89
  • OIL48.29
  • 1148

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, регулирующий работу мессенджеров. Всех их владельцев обяжут идентифицировать своих пользователей по номеру телефона. Закон предусматривает штрафы для владельцев сервисов, которые откажутся предоставлять данные о своих пользователях, а сами мессенджеры могут заблокировать. О том, насколько реализуемы условия этого закона и смогут ли пользователи их обойти, The Insider рассказал президент Biolink.Tech Евгений Черешнев.

Это не совсем правильно и честно по отношению к бизнесу, потому что номер телефона является, по сути, идентификатором, который выделяется конкретными коммерческими компаниями. Конкретно в России это МТС, Мегафон, Билайн, МГТС, то есть те компании, чей бизнес заключается в предоставлении связи за деньги.

При этом есть другого рода компании, которые тоже предоставляют услуги телекоммуникаций, просто они иногда это делают бесплатно, а иногда за деньги. Это как раз коммерческие софтверные мессенджеры, например, Telegram.

Все они развиваются независимо, в естественной конкуренции, и каждый производитель сам решает, как он идентифицирует пользователя. В ряде случаев это может быть не телефонный номер, а учетная запись, как это сделано в том же Facebook. То есть учетная запись к телефону не имеет никакого отношения, точно так же, как сам Facebook не имеет никакого отношения к компаниям МТС или «Мегафон».

Соответственно, когда закон предписывает обязательную идентификацию навязанным образом, это нарушает, в первую очередь, правила честной конкуренции. С чего вдруг частный бизнес должен интегрировать в свои решения учетную запись другого бизнеса. При этом получается, что он дает ему доступ в свою абонентскую базу и инфраструктуру.

Выходит, что если телефонный номер используется как учетная запись, владелец номера, в данном случае - компания-оператор, получает доступ к части персональных данных этого абонента, которые являются частной собственностью конкретного бизнеса, например, Telegram или WhatsApp, или Facebook-мессенджера и так далее. И это не совсем понятно. В самой тонкой формулировке это называется: "С чего вдруг?"

Закон уже принят и его надо как-то выполнять. Но я, если честно, не совсем понимаю, как он будет выполняться. Скорее всего, все мессенджеры сейчас просто проигнорируют этот закон. Российский рынок не является доминирующим по монетизации для большинства коммерческих сервисов. Грубо говоря, наш рынок с точки зрения емкости проигрывает и американскому, и европейскому, и китайскому. Наши люди - достаточно специфическая аудитория.

Когда мессенджер берет и интегрирует в свою схему чье-то чужое решение, он подписывается под тем, что технически должен это реализовать, поддерживать, защищать, там вопросы кибербезопасности встанут, вопросы хранения. То есть это стоимость, это дополнительный кост. Соответственно, если бизнес поймет, что ему дешевле закрыть сервис в России, если такая необходимость возникнет, чем его поддерживать, он это сделает не задумываясь, потому что бизнес зарабатывает деньги.

Я не знаю, на что рассчитывали люди, которые прорабатывали этот закон, потому что все это немножко странно. На самом деле этот закон будет обходиться в большинстве случаев, потому что найдется возможность сделать не мессенджер, а новый формат самого метода коммуникации, который будет называться как-то по-другому, и фактически закон на него распространяться не будет.

Думаю, что к этому все и придет, потому что, еще раз: бизнес, который зарабатывает деньги, работает в собственных интересах, он не будет отдавать данные о своих пользователях третьим сторонам, ведь эти данные - единственное его конкурентное преимущество относительно других сервисов. Поэтому этот закон на самом деле с точки зрения конкуренции неверный, неправильный и не совсем корректный.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari